ФЭНДОМ


Генезис кристалла
Генезис обложка2
Автор Witerius
Дата выпуска 16.05.2013г
Количество страниц пока что 140
Персонажи на обложке Ник
Статус онгоинг
Выпуски


Информационная доска:  

09.02.2014 — выложил 21 главу

28.09.2013 — выложил 3-ю главу Амнезия Бога

1.07.2013 — Закончил написание Изнанки.

Аннотация Править

Очередная альтернативная реальность. Мир, чем-то схожий с нашим и в то же время, такой другой. Шестого марта две тысячи тринадцатого года произошло событие, изменившее этот мир кардинально — Пепельная среда.

В создаваемой иллюзии мирной жизни в области не застигнутой катастрофой развиваются события, охватившие собой реальный и виртуальный миры, грозящие обернуться новым пожаром надвигающейся катастрофы.

Пролог Править

Я помню этот день как сейчас — день, когда мой привычный мир рухнул в одночасье. Восьмого марта две тысячи тринадцатого года я, Николай Черный, или просто Ник, двадцати лет от роду, студент Нью-Йоркского университета, третий курс обучения, по специальности «Программирование, нейросети и искусственный интеллект», сокращенно ПНиИИ, был отправлен с группой студентов на конференцию, посвященную разработкам в сфере искусственного интеллекта. Все шло хорошо и в середине дня мы, полные незабываемых впечатлений от прошедшей конференции, направились в подземный торговый центр UnderWorld. Там-то мне и пришло письмо со ссылкой на видео, называвшееся «Пепельная среда».

Видимо, его снимал какой-то турист. Такое может присниться только в самом кошмарном из снов. В кадре оказалась миловидная девушка-консультант бутика с сувенирами, с которой оператор флиртовал на ломанном русском. Она показывала ему какую-то безделушку, а его товарищи весело обсуждали странного вида маску, висевшую на стене рядом. Как вдруг стали раздаться пронзительные крики. Не успев выбежать наружу, чтобы узнать причину, державший видеокамеру стал свидетелем гибели одного из своих друзей — тот, будто бы вздувшись, посерел и опал на пол кучкой пепла.

Это было так нереально. Одежда осталась целой и невредимой. Шатаясь, оператор подошел к нему и уронил видеокамеру. В объектив попал фрагмент того, как парень снова и снова теребил то, что осталось от его товарища. Далее, ещё двое стоявших перед ним так же вздулись и осыпались рядом двумя горстками. И в этот миг девушка-консультант не выдержала и завизжала, бросившись убегать, но споткнулась об видеокамеру и упала, ударившись об пол головой. Её это не остановило и, практически на четвереньках, она выскочила и побежала, куда глаза глядят. По всему торговому центру (а это, по всей видимости, был именно он) разносились крики и вопли, звуки бегающих людей и падающих и разбивающихся предметов. Обещанный Апокалипсис пришел со значительным запозданием.

Вначале увиденное показалось мне шуткой или каким-то фрагментом из фильма, что я ещё не видел, но в описании четко говорилось о том, что это видео из России за шестое марта. Поискав, я обнаружил подобные и из других стран СНГ и не только с видеокамер сотовых, но и с видеорегистраторов и камер видеонаблюдения.

Об этом событии долгое время умалчивали в СМИ, но из-за просочившихся в сеть видеороликов, каким-то образом обошедших информационную завесу, что установило правительство всех стран, они были вынуждены сделать официальное заявление. Нам «скормили» версию, что упавший в Челябинске пятнадцатого февраля две тысячи тринадцатого года метеорит принес с собой опасный вирус, названный впоследствии «пепельницей», из-за которого и произошел этот кошмар. На данный момент зона пораженная вирусом оцеплена войсками и никого даже близко не подпускают к ней. За семь лет вокруг неё возвели высоченные стены. Мир изменился кардинально, создав на своей поверхности новую область — Зону Отчуждения. В неё вошла большая часть тех стран, что являлась СНГ, часть Китая и Монголии. В странах не пострадавших от «пепельницы» жизнь быстро вернулась в привычное русло, только для выявления фактов заражения вирусом ввели каждонедельные медицинские проверки. Поползли слухи о каком-то, так называемом, кристаллоидном синдроме — другой форме проявления этого вируса. Некоторые утверждали, что знают каких-то людей, у которых обнаружилось частичное покрытие кристаллами кожи, после чего их больше никто не видел. Люди ко всему привыкают и через семь лет прошедших с «пепельной среды», многие даже и вспоминать перестали о существовании аномальной зоны. Я же продолжал активно собирать информацию обо всем, что касалось данного явления, рискуя привлечь к себе внимание правительства.

Глава 1 Править

27 мая 2020г. Я проснулся от назойливого писка будильника. Опять уснул за столом, просидев в очередной раз допоздна за написанием программного кода по исправлению очередного бага, что был найден недавно в игре «Сумеречный мир». Хорошо, что я, являясь одним из разработчиков этой игры, а заодно и одним из совладельцев компании, имею определенные преимущества перед рядовыми сотрудниками, потому что иначе мне уже названивали и угрожали увольнением, так как на часах, что отображались у меня в правом нижнем углу, значились цифры «11:30». Горазд же я спать. Видимо, постоянно переносил будильник на полчаса вперед и продолжал нагло дрыхнуть дальше.

Насколько я помню, «фикс», как назывался программный текст для исправления багов, был мной закончен — я только не успел его протестировать и установить. Ладно, этим мы ещё успеем заняться — на крайний случай, попрошу Майкла, чтобы занялся этим за место меня. Кстати, хорошая идея, так и сделаю!

Мой большой рабочий стол, сделанный из цельного дуба в форме буквы «г», с кое-где потертым покрытием, был практически пустым. Давно прошло время громоздких системных блоков с мониторами, соединенными кучей вечно спутывающихся проводов. Лишь небольшая черная коробочка прямоугольной формы, длиной тридцать сантиметров, шириной пять и толщиной всего три, на которой светилось всего пара кнопок, да вход для колонок, висевших в углах комнаты, и вход для зарядного устройства. Называлось это устройство В.Р.Линк.- связующий виртуальную реальность. Фактически — это мощный компьютер, имеющий устойчивую связь с биоимплантом хозяина. Он исполняет все надлежащие операции, а биоимплант служит передатчиком и приемником. Недостатком оставалось то, что радиус действия был всего метров десять, поэтому эту штуку приходилось таскать всегда с собой в специальной напоясной сумке, а также необходимость в вай-фай гарнитуре для совершения голосовых и видео-звонков.

Впервые эта технология появилась года четыре назад. Её разработал Кай Адамс — ученый из стенвардского университета. Я с ним познакомился ещё на той памятной конференции по искусственному интеллекту в две тысячи тринадцатом. Когда он однажды апрельским утром позвонил мне и сообщил об этом, я прилетел к нему как метеор. Мы много времени потратили на обсуждение возможного применения технологий. К сожалению, он не был поклонником компьютерных игр, предпочитая более практичные цели, но согласился взять меня к себе в проект для разработки программного обеспечения.

Кай нашел спонсоров, основавших компанию ФьючеИндастриал. Я и до сих пор сотрудничаю с этой компанией, владея частью акций и являясь внештатным сотрудником. Но моим основным детищем стала компания TW (Twilight world), команда которой разработала в две тысячи семнадцатом первую ВРММО игру «Сумеречный мир». Правда, для её формирования, мне пришлось обратиться к парню из отделения экономики, с которым мне посчастливилось познакомиться во время одного соревнования по играм в две тысячи двенадцатом. Он очень любил игры, и чуть было не отхватил у меня первое место в файтинге «Стальной кулак». Потом я узнал о его гениальных разработках для ведения бизнеса, поэтому первым к кому я решил обратиться стал именно он, Алэрико Домингуэльз. Он здраво поразмыслил над перспективами и согласился помочь и даже профинансировать уставной капитал компании с условием, что он станет одним из её совладельцев. Я, не раздумывая, согласился, впоследствии пожалев об этом. Кто же знал, что он сын мафиози? Его отец, Хулио Домингуэльз, являлся очень известным оружейным бароном. Кроме этого, под его контролем находились и различные бары, клубы и публичные дома, но это мелочь по сравнению с тем, что они могли сделать с неугодными для них людьми. Но деваться уже было некуда. Оставалось лишь максимально поддерживать дружеские отношения с Алэри.

Я опрокинулся на спинку своего любимого кресла на колесиках и сцепил руки в замок на затылке, размышляя о том, чем сегодня заняться. Была среда — самый разгар рабочей недели. Для начала напишу Майклу — своему младшему помощнику, и скину ему фикс. Пускай сам с ним возится. Потом, надо бы перекусить и съездить в офис.

Да, кстати, о биоимплантах. Это такой малюсенький чип, что вживляют в мозг, позволяющий взаимодействовать со многими устройствами. На данный момент многие его возможности ещё не задействованы, но он имеет широкий спектр перспективных направлений применения. Два года назад вышел закон, по которому такой чип должны были иметь все граждане США. С одной стороны, это несло много положительных моментов, но теперь все находились под тотальным наблюдением правительства. Они знали абсолютно все, что ты делаешь, какие чувства испытываешь, что ешь, куда ходишь… абсолютно все. Ничего невозможно скрыть от их всевидящей системы наблюдения. Поэтому я был вынужден взломать свой чип, и навести там свои порядки, как и у некоторых своих друзей и знакомых, к которым относилась также семья Алэри.

Я сел нормально и, подняв левую руку, навел указательным пальцем на иконку в левом нижнем углу. До этого еле заметная, сейчас она вспыхнула и выдала целый каскад вкладок. Пошарившись по ним, я открыл программу отправки сообщений. Найдя в списке группу «сотрудники» и развернув её, я пролистал список вниз. А вот и Майк. Быстро отписавшись ему и прикрепив файл фикса, я нажал отправить.

Дело сделано, теперь завтракать. Хотя, это уже ближе к обеду будет, чем к завтраку. Опять на тренировку времени нет — допрыгаюсь до того, что форму потеряю. В детстве меня отец отправил на джиу-джитсу, чтобы я мог постоять за себя в школе. Девятый дан я, конечно, не получил, мне до него ещё далеко, но вторым даном черного пояса обладаю.

Я слез с кресла и решил хотя бы размяться. Сбросив с себя одежду, я стал плавно разминать каждую группу мышц. На эту разминку у меня уходит минут пятнадцать. Накачкой мышц я не увлекаюсь, только периодически выполняю комплекс движений из джиу-джитсу. Благодаря этому, мое тело, несмотря на свою худощавость, оставалось достаточно крепким. Я был среднего роста, с короткими уже успевшими отрасти прямыми волосами рыжего цвета, неряшливо торчащими во все стороны, и с серыми глазами. Острые черты лица выделялись выпирающими скулами и впалыми щеками. Да, моя бабушка была бы в ужасе от того, как её внук недоедает, даже несмотря на то, что питаюсь я отменно — видимо, такова конституция моего тела и поправиться мне не суждено.

Завершив разминку шпагатом, я отправился в ванную, предварительно поставив вариться спагетти и нарезав жариться подлива. Моя двухкомнатная квартирка находилась в Гринвич Виллидж. Мне нравился этот район и, несмотря на повышавшиеся цены на жильё, я не собирался никуда переезжать. В принципе, имея хороший гоночный байк, я мог за минут пятнадцать-двадцать долететь до Мидтауна, где располагался офис TW, не страдая от извечных пробок Нью-Йорка.

Быстро ополоснувшись в душе, я заскочил на кухню, помешал на сковородке начавшую прилипать подливу, потыкал вилкой в спагетти, разлепив их друг от друга, и пошел одеваться.

Надев белую рубашку с двумя расстегнутыми верхними пуговицами, поверх черных джинсов, я схватил стильный легкий черный пиджак, положив его на стул в прихожей. Одев его, для полного образа моего аватара из «Сумеречного мира» не будет хватать только длинного хвоста рыжих волос. К сожалению (или к счастью?), с появлением технологий биоимплантов, полного погружения и дополненной реальности, правительство ввело законодательные ограничения. Запрещалось накладывать на себя личины других людей, будь то реальный мир или виртуальный. Кроме этого, запрещено было иметь более одного аккаунта в каждой игре. Это вначале вызвало большую волну негатива и критики, но закон так и не отменили. Люди постепенно успокоились и смирились с этим.

Перекусив, я взял врилик, как мы называли В.Р.Линк, шлем и покинул свое скромное обиталище на последнем этаже трехэтажного дома.

Внизу меня поджидал мой красавец — гоночный мотоцикл Джузуки EM1000S. Черный сверкающий корпус, стильный дизайн, мощный электродвигатель, способный разогнаться до трехсот километров час. Одев черный шлем, я уселся на своего коня и отправился в путь.

Примерно в шесть вечера, когда я сидел у себя в кабинете и разбирал стопку документов, мне позвонил Алэри, который сегодня отсутствовал по непонятным причинам, и попросил подойти к парадному входу. Там стоял черный лимузин, из которого вышел бритый налысо амбал, одетый в черный костюм, и предложил сесть в машину.

Усевшись на заднее сиденье, в полумраке затонированного стекла я разглядел двух человек — Алэри, молодого смуглого парня с зализанными назад черными волосами, которому, как и мне, сейчас двадцать семь, и Дона Хулио, статного мужчину лет пятидесяти пяти, с начавшими седеть волосами. Сын весь в отца. Даже прическа такая же. Только взгляды на мир и на ведение дел у них сильно разнятся.

О, Дон Хулио! Здравствуйте! Как поживаете? [1] — я натянул на лицо радостную улыбку и на чистом испанском поприветствовал их. Узнав, кем является мой друг Алэри, я решил, что лучше быть готовым ко всему и на всякий случай изучил четыре года назад его родной язык. Это стало ещё одним плюсом при знакомстве с его папашей — тот сразу же чуть ли не признал меня членом семьи.

Ники, мальчик мой, рад тебя видеть. Ты все такой же энергичный, как и при первой нашей встрече, это замечательно. Жаль, я уже не так молод, как ты. Годы берут свое и здоровье мое уже ни к черту. Не против, если мы заглянем в один замечательный итальянский ресторанчик? Есть разговор.

Я всегда «за», — жизнерадостно объявил я.

Алэри подсел ко мне, кинув мне запрос на совместное использование виртуального экрана:

Я вчера придумал одну интересную идейку. Хочу, чтобы ты рассмотрел её, пока мы едем, а потом более подробно подумал над этим.

Это оказался проект квеста под названием «Судный день». Второй вариант названия предлагался как «Апокалипсис». Так как основная идея игры крутилась вокруг ангелов и демонов, обитавших в сумеречном мире, но также живущих и по соседству с нами в человеческих личинах, часто создавались квесты, опиравшиеся на библейские сказания, легенды и мифы различных народов. Я мельком пробежался по тому плану, что он мне набросал. В общем, идея стоящая. Можно будет подать нашим разработчикам для воплощения её в реальность. Об этом я и уведомил своего партнера по бизнесу.

Замечательно, — он был воодушевлен и взволнован. — А, вот мы и приехали!

И действительно, мы остановились у одного пятиэтажного здания в районе Маленькой Италии, где располагался один из самых известных ресторанов Bella Italia [2]. Кстати, в этом же районе и проживала семья Домингуэльз. Маленькая Италия с самого своего основания имела дурную славу обители итальянской и испанской мафий. Хотя, в последнее время, их стали подсиживать китайцы, расширяя Чайнатаун и поглощая им этот район.

Дверь лимузина открыл все тот же амбал.

Да, кстати, можешь не волноваться о своем драгоценном байке – его доставят к твоему дому наши люди, — похлопав по плечу, успокоил меня Дон Хулио. — По окончанию ужина, мой водитель отвезет тебя домой.

Этот ресторанчик также принадлежал Дону Хулио. Нас встретил один из официантов, одетый в красный жилет и белый фартук, и проводил на второй этаж в вип-комнату. В этом ресторане все было выполнено в стиле шестидесятых годов: красиво, элегантно, но непривычно. Сразу вспоминались фильмы о гангстерах и мафиози, об их разборках. Нас усадили за круглый, украшенный резными узорами, деревянный столик. Стулья оказались очень удобными. Я заказал себе флорентийский бифштекс, лазанью (слоеная запеканка с тестом) и красного вина. Дон Хулио выбрал тортеллини — что-то похожее на русские пельмени, а Алэри обошелся лазаньей и салатом из помидор с оливками. Ведя неторопливую беседу «за жизнь», мы посидели так некоторое время, а потом перешли к основному вопросу на повестке дня.

Итак, Ники, как ты догадался, у меня есть к тебе дело, — я сглотнул. Надеялся, что этот день никогда не наступит. Ан нет, пришел. Интересно, чего же от меня хочет старый мафиози? — Месяц назад пропала дочка моего брата Антонио – Исабель. Мы потратили огромное количество усилий, чтобы узнать о ней хоть что-то… но… она как сквозь землю пропала… — Дон Хулио посерел. Никогда не видел его таким. Мне даже жаль стало этого человека.

Самое главное – похитители не требовали никакого вознаграждения! Наша последняя надежда - это связь с «кристаллоидным синдромом» и «карантином».

В последнее время стали ходить слухи, будто, если у тебя обнаружили проявления этого синдрома, то за тобой придут люди в черном и заберут в карантин. Никогда бы не подумал, что вживую столкнусь с чем-то подобным.

Ты же занимался разработкой программного обеспечения, что применяется сейчас и в пентагоне. Мы не пожалеем никаких средств для того, чтобы ты смог проникнуть на сайт пентагона и узнать об этом все, что только возможно, — что отец, что сын смотрели на меня очень решительно.

Хорошо, — я кивнул им. — Я согласен помочь вам.

Домингуэльзы облегченно вздохнули.

Задача сложная, но я подумаю над её решением. Одно я точно знаю – мне потребуется помещение, где можно будет разместить один сервер, наподобие тех, что мы используем для «сумеречного мира» и подключение к высокоскоростному интернету. Ясное дело, что это все надо будет провернуть через подставных лиц.

Все будет сделано! — радостно закивал Алэри. — Не знаю, правда, сколько на это уйдет времени, но постараюсь выполнить в самые кратчайшие сроки!

Кто бы мог подумать, что мне так повезет? Я уже несколько лет безуспешно пытался взломать сервер пентагона. Они применили мои же разработки, но какой-то умник внес в них изменения и мой план с грохотом провалился. У меня появилась идея о том, как я смог бы осуществить это дело, но нужная аппаратура слишком дорога, и я не мог купить её, не засветившись. Можно воспользоваться серверами TW, но это слишком рискованно. Нет, это все равно, что показать — что вот он я, берите меня готовенького.

Попрощавшись с Доном Хулио, я сел в черный представительский амперо [3] последней модели на электродвигателе. Моим водителем оказался менее солидный бугай, но и он внушал определенное уважение. Перед тем, как уехать, ко мне подошел Алэри и предложил сегодня поучаствовать в прохождении донжона, а дела, что я не закончил, перепоручить Канеру — подающему надежду смышленому пареньку из его отдела. Немного подумав, я согласился. Фактически, самое главное я сегодня успел сделать, оставалось лишь подготовить пару отчетов для совета директоров, но с этим мог и секретарь справиться. Вернее, это и была задача секретаря — мне нужно было лишь общий план набросать. Ну что ж, посмотрим, что за смышленый парнишка.

Пока меня довозили до дома, я просмотрел список дел и составил план задач, которые должны были выполнить мои подчиненные, и кому что надо было делегировать. Раскидав файлы по почтовым адресам, я потянулся. Уже полдевятого. Через четверть часа я оказался у подъезда своего дома.

ВРММО «Сумеречный мир» — это мистический РПГ с примесью киберпанка о противостоянии ангелов и демонов. Здесь можно выбрать участие за одну из двух рас. Вселенная, называемая Террам, представляет собой высокотехнологическую человеческую цивилизацию, в которой о существовании и тех и других даже не подозревают, так как они проживают в параллельном мире — сумеречной зоне. Кроме этого, сумеречная зона делится на три больших уровня и великое множество мелких подуровней.

Нижний уровень — это Преисподняя, родина демонов. Жуткое место, где обитали такие создания, при виде которых кровь в жилах стыла. Основные локации представляли собой подземелья и залитые лавой, сожжённые дотла безжизненные пустоши.

Срединный уровень — Минказис. Это самый большой из всех миров, в нем расположены немыслимо разнообразные локации и обитают самые невероятные создания.

Верхним уровнем является Анказис — родина ангелов. В нем расположено несколько парящих в небесах городов с невероятнейшими по красоте сооружениями, но, в отличие от других уровней, здесь очень мало мест для сражений.

Зайдя в свою комнату, я положил врлинк на стол, подключил его к электросети, скинул с себя одежду и улегся на кровать под покрывало.

— Соединение: Сумеречный мир!

В глазах потемнело, а после появился белый круг, в который я влетел. Пронесясь через длинный коридор, я почувствовал падение и, вздрогнув, очнулся у себя в комнате, но в мире Террам. Просторная четырехкомнатная квартира на девятьсот двадцать первом этаже в центре города Алканур. На данный момент, в этом мире нет ни одной страны — каждый город сам себе государство. В следующем дополнении планировалось ввести политический аспект, чтобы люди могли сами позаботиться о политических строях, разделении территорий, власти и прочем. Также, здесь не существует материков — карта мира представляет собой великое множество архипелагов и островов, соединенных сетью телепортов.

Соскочив с кровати, я направился к выходу. Я владел телепортацией, но не мог использовать её в безопасных зонах, как и все другие виды заклятий. Причиной этого являлось само понятие безопасной зоны — защита от любого нападения, вмешательства и прочего. Безопасных зон очень мало — лишь те, где сам игрок устанавливал специальное охраняющее заклятие, купленное в магазине. Остальные зоны, в том числе и города — это места, где могут в любой момент появиться создания из параллельных миров. При их прорыве вся ближайшая территория выпадает из реального мира — именно по этой причине, несмотря на частые прорывы всяких тварей, простые люди (они же НИПы — не игровые персонажи) и не подозревают о существовании всяких паранормальных явлений.

Покинув свою уютную квартирку, обустроенную в стиле хай-тек, я тут же телепортировался в зону, указанную мной на карте. Узкий проулок между небоскребами. Да, кстати, как я уже говорил, я сейчас выглядел практически точь в точь как в реале, только ещё добавилась длинная прядь волос, собранных в хвост.

Я покинул переулок и направился к сверкавшей неоновым цветом вывеске магазина. К слову, весь мир Террам был создан в стиле киберпанк — повсюду огромные небоскребы от ста до тысячи этажей, соединенных между собой платформами. Неоновые стенды, голограммы, роботы и киборги, летающие машины и прочие атрибуты этого жанра — вот что может получиться, когда встречаются фанат фэнтези (то бишь я) и фанат киберпанка (он же Алэри), и решают создать свою игру.

Сейчас я находился на платформах двухсотого этажа. Повсюду сновала разношерстная толпа людей и роботов. Над нами проносились с невероятной скоростью аэрокары. Звучала тихая музыка данной локации, навевавшая какое-то уныние. Блин, как же мне не нравятся эти звуковые сопровождения! Я залез в меню, где у меня, как у разработчика игры, присутствовала дополнительная панель — с неё я мог воспользоваться своими админскими правами. Для отключения музыки мне не требовалось использовать её — такая функция имелась и в обычном пользовательском меню. Немного покопавшись, я отыскал пункт аудио и отключил для себя музыку вообще. Надо будет поработать со скриптом — настройки почему-то постоянно сбиваются.

Стеклянная дверь, когда я подошел к ней, немного запыхтела и разъехалась в стороны, впуская посетителя. Ничем не примечательный магазинчик оружия. Но только не для обитателя сумеречного мира. Я перевел взгляд на иное зрение и вместо тщедушного старичка в потертом сером рабочем комбинезоне, передо мной предстал обросший черной шерстью, горбатый уродец с приплюснутой мордой, с клыков которого стекала слюна. Типичный зантун — обитатель срединного мира.

- Да, да… как обычно, пошел наших мочить? – пробурчал зантун. И ведь не зная, что это НИП, ни за что не отличишь от игрока.

— Как всегда — патроны, снадобья, амулеты. Список у тебя есть, только на этот раз в двойном размере.

— Да, да… как обычно, пошел наших мочить? — и ведь не зная, что это НИП, ни за что не отличишь от игрока.

— Ну да, а то ты не знаешь, для чего нам все это.

— Знаю, охотников на ангелов на вас нет, — снова сплюнул он, поставив на прилавок большое количество коробок. — Все здесь. Беру только энергией!

— Сдалась бы тебе энергия, давай я лучше кредитами расплачусь?

— На кой черт бы они мне? Вы ж единственные, кто поставляет мне энергию в этом смрадном мирке! А кредиты я могу и от людишек получить!

— Ладно-ладно, не кипятись! — примирительно возвел руки я, выбирая в меню вид оплаты «энергия», пересылая ему необходимую валюту. После проведения операции, коробки растворились, перекочевав в мою безразмерную сумку. «Кредиты» — это электронная валюта мира людей, тогда как «энергия» является всеобщим эквивалентом стоимости в сумеречном мире. Она имеет свою специфику и большую ценность по сравнению с кредитами. В левом верхнем углу экрана у нас числятся три полоски: красная — полоска жизни, синяя — полоска маны, и белая — полоска энергии. Она имела значение, как валюты, так и дополнительного показателя жизни. Даже если у тебя будет сто процентов жизни, а показатель энергии достигнет нуля, ты погибнешь. В сумеречном мире энергию можно пополнять из различных источников, разбросанных по локациям, а также из убитых существ. Ею можно обмениваться на какие-нибудь ценности. Также, она слегка уменьшается при применении магии, но не так сильно, как мана. В мире же людей энергия немного понижается, даже если ты ничего не делаешь, поэтому для тех, кто поселился здесь, просто жизненно необходим обмен чего-то на энергию. Или охота на кого-то, кто обладает ей. Сейчас мой уровень энергии составлял две трети и, пребывая в мире людей, она у меня также будет уменьшаться.

— Ну, тогда я пошел, — развернувшись, я помахал своему старому знакомому рукой. В ответ я услышал нелицеприятную брань и пожелание всяческих неприятных последствий для своего организма. Не слишком ли разработчики этого персонажа с его лексиконом переборщили?

Открыв меню, я выбрал контакт Алэри и нажал созвон.

— Ники, что так долго? — на этот раз он говорил на английском. — Я уж думал, что ты улегся спать и решил пропустить вечеринку! Мы все уже тебя ждем!

- Как же! Готов поспорить, вы только сейчас подключились! Так. Кидай мне свои координаты, и я буду у вас.

— Вот хитрый лис! Ладно, лови.

У меня высветилось пришедшее сообщение. Открыв его, я увидел набор цифр, которые показывали в трехмерной системе координат расположение группы зачистки донжона. Оу, да они не так далеко от меня — всего-то на трехсотом этаже в пятнадцати километрах на северо-восток. Нажав на точку расположения, я открыл подменю и выбрал пункт «телепортироваться».

Я оказался посреди просторного холла в каком-то бизнес центре. Вокруг сновали представительно одетые персоны, в упор не замечавшие того, что только что перед ними появился человек. Заклятие отвода глаз работало идеально.

Оглянувшись, я заметил разношерстно одетую группу из шести человек, что неуместно смотрелась посреди этого холла. Начну с Алэри: белая майка без рукавов и серые штаны хаки. Поверх накинуты левый наплечник, наручи и поножи, нагрудник, а в руках кинжалы. Рядом стоял Кевин — высокий крепкий блондин с черной громадной секирой и в тяжелых доспехах. На кресле рядом расположился Дэрик — русый парень с голубыми глазами, шпагой и одетый как аристократ из семнадцатого века. На кресле напротив кокетливо помахивала мне ручкой Мэри — жгучая брюнетка с черными глазами, пышным бюстом и сексапильном кожаном обтягивающем костюме. Её оружием также являлась шпага. Рядом с ней сидела скромница Кэрин по прозвищу «Красная шапочка» — красноволосая девушка, облаченная в готическое черное платье с нашитыми красными лентами, и с накинутым поверх плеч красным плащом с капюшоном. Её оружие — это громадная красная коса. Последним же членом этой группы являлся хмурый Алекс — черноволосый парень с серыми глазами, сражавшийся изогнутым длинным мечом и облаченный в простые черные штаны и рубашку, поверх которой надет нагрудник с двумя наплечниками. Как и я — все они из расы ангелов, а также, каждому из них примерно по двадцать пять, двадцать семь лет.

— Ну что ж, да начнется веселье! — провозгласил Алэри, размахивая кинжалами, и направился в сторону входа. Пройдя определенную границу, мир вокруг застыл, посерел и люди исчезли, оставив взамен великое множество зубастых тварей от мала до велика, что готовы были броситься на нас.

Глава 2 Править

С начала зачистки донжона прошло около двух часов. Большая часть пути пройдена. Всего в зачистке участвовало пятьдесят шесть человек — восемь групп, семь игроков в каждой. Так как донжон представлял собой восемь соединенных между собой строений, то каждая группа взяла по одному из корпусов. По идее, мы должны встретиться на верхнем этаже для совместной атаки на босса. Только, как обычно бывает, самые быстрые ждут тех, кто приходит последним. Поэтому для стимулирования игроков была придумана система вознаграждения — первые, кто достигал последнего этажа, могли открыть потайную комнату с бонусами. Ясное дело, что мы нацелились на получение этих бонусов.

Насколько мне известно, в этот раз должно выпасть одно очень редкое оружие, к разработке которого я лично приложил свою руку. Кислотный меч. Для моего восемьдесят первого уровня это просто подарок! Жаль будет упустить его, придя после какой-нибудь другой команды.

В начале боя я достал свой прямой меч равновесия — элегантное оружие, полтора метра длиной, одна сторона лезвия черная, другая белая. Также активировал целую кучу амулетов увеличения сопротивляемости, повышения силы, уровня маны и жизни. Кроме этого, активировал щит и наложил на меч заклятие увеличения его убойной мощи. Оставалось лишь периодически выпивать зелья маны для поддержания работоспособности всех заклятий.

К слову о системе игры. С повышением уровня можно распределять очки между силой, отвечающей за мощь атаки, количеством жизни и её скоростью восстановления; ловкостью, что определяет общую скорость, точность атак и способность уворачиваться; и интеллектом, что отвечает за способность к магии, количество маны и её скорости восполнения. Что касается способностей, то их может быть невероятное множество и уровень их прокачки зависит только от количества их использования. То есть, это отдельно развиваемый показатель. Всегда считал, что это более разумная система, нежели как в большинстве игр зависимость от повышения общего уровня и ограничения количества слотов умений.

Я делал больше упор на заклятия поддержки и усиления, плюс навыки владения холодным и огнестрельным оружием, рукопашным боем, защиту и акробатику. Из боевых заклятий у меня числились лишь «стрелы света», «цепная молния», «судный день» да «щит света». Последние два были невероятно энергоёмкими и столь же разрушительными. «Судный день» открывал над обширной территорией врата света, из которых начинали сыпаться на землю лучи света, сжигающие все на своем пути. От них незащищены даже союзники, поэтому я очень редко пользуюсь им. А «щит света» имеет два свойства: находящийся в нем защищен абсолютно от всего, а второе, все, что попадает у него на пути, моментально сгорает. Минусом же этого щита остается неимоверное энергопотребление. Даже с моим нынешним уровнем маны я смогу продержать его всего минуту. Да ещё и энергию он много поглощает. Поэтому, часто им не разбежишься пользоваться.

Самые мощные амулеты действовали лишь два часа, поэтому мне сейчас пришлось активировать новые.

В этом донжоне нашими врагами были в основном какие-то бесформенные твари с прозрачными телами и зубастыми пастями в несколько рядов. Назывались они нешалоги — очень шустрые создания, способные передвигаться по стенам и потолку, а также далеко прыгать. Первоначально мы все сражались холодным оружием, после чего Кевин убрал свою секиру и достал тяжелый четырехствольный плазменный пулемет, а Алекс дробовик. Я решил оставить меч, но добавил в левую руку автоматический узи.

— Перезарядка, — скомандовал я, когда закончился очередной магазин патронов. Пустой магазин упал на пол и рассыпался на полигоны, а новый возник в воздухе. Я насадил на него свой узи, после чего направил на одну кинувшуюся на меня с потолка тварь. Отстрелив ей оба глаза, я рубанул ей по горлу мечом. Ещё одна готова. Рядом Кэрин косила врагов направо и налево своей косой, превратившись в вестника смерти. К ней близко подходить было нельзя — разрубит пополам и не заметит! Мэри старалась не отставать, точно разя своей шпагой нешалогов. Бок обок с ней шел Дэрик. Они действовали в паре, подменяя друг друга, один атакует, второй отражает нападения, потом менялись местами. Дэрик также решил достать свой убойный магнум дж935 со стволом в сорок сантиметров длиной и с пятнадцати миллиметровыми разрывными снарядами — благо, что из-за системы перезарядки недостаток этого мощного ствола с обоймой в шесть патронов практически не ощущался. Алэри продолжал орудовать своими двумя кинжалами, с холодным сосредоточением разрезая монстров на мелкие ломтики.

Мы поднялись на очередную лестницу, и вышли в совершенно пустой коридор. Оглядываясь вокруг, мы не обнаружили никаких признаков монстров. Интересно. Мы прошли половину этажа и проверили каждую комнату, но в них также все было пусто.

— Не находите это странным? — обратился ко всем Кевин, выбив очередную дверь и не встретив желающих нападать из темных проемов мобов.

— Нахожу, — согласился я.

— А я нет, глядите, — указал на заляпанный кровью пол перед конференц-залом Алэри. Мы приоткрыли дверь и обнаружили там горы человеческих и нешалоговых трупов, а также обожравшихся черных оборотней. Помещение конференц-зала рассчитано где-то на тысячу человек, так что, разгуляться там было где.

— Забрасываем туда несколько десятков гранат? — поинтересовался я.

— А может ты «судный день» там призовешь? Как раз за счет такого количества этих мобов сможешь пополнить запас своей энергии, — отошла назад Мэри, которая от увиденного слегка позеленела.

— Да, думаю, это будет лучшим вариантом, — похлопал меня по плечу Алекс, направляясь следом за ней.

— Ну, ладно, тогда я пошел, — распахнув дверь, я на ходу стал проводить в воздухе символ «S» для быстрого вызова, закрепленного за ним заклятия «судный день». Гордо прошествовав вперед, я привлек к себе внимание собравшихся здесь, по меньшей мере, двух сотен оборотней.

Надо мной начали сгущаться темные тучи, закрывая собой потолок. Оборотни вальяжно потянулись в мою сторону, лениво облизываясь. Кто это к ним на закуску пожаловал?

Я дошел до середины спускавшихся под небольшим углом рядов кресел, когда заклинание обрело полную силу и меня окутало золотым светом, а первый луч, несущий с собой смерть, упал на близлежащее кресло, сжигая его. За этим лучом последовал второй, третий и уже целый ливень бил по поверхности помещения, сжигая как мебель, так и всех оборотней и кучи трупов. Раздался дикий визг, стоны, рычание. Кто-то пытался уворачиваться, прыгать, атаковать меня, но все тщетно — от «судного дня» нет спасения никому и ничему!

Я удерживал заклятие на протяжении нескольких минут, наблюдая за понижавшимся уровнем маны и энергии. Когда последний оборотень был сожжен, я опустил руку и заклятие развеялось. В помещении не осталось абсолютно ничего — только почерневший пол, да парившие над ним огоньки энергии и мешочки с лутом (выпавший из противников полезный инвентарь). Благо, что с уничтожением босса, это подпространство схлопнется и все вернется в исходное состояние. Применив телекинез, я притянул все это добро к себе. Уровень энергии практически достиг верхушки. Это радует.

Покинув помещение конференц-зала, я махнул рукой, попутно выпивая зелье восстановления маны, и наша группа направилась дальше. На следующем этаже, как и положено, нас дожидались новые толпы нешалогов.

— Теперь моя очередь, — заявила Мэри, произведя пас в форме буквы «F». От неё отделилась волна пламени, что прошлась через часть коридора и охватила пламенем всех тварей на пути. Но это тоже очень энергозатратное заклятие.

Мы ринулись вперед. Удар крест накрест своим мечом, стреляю вверх в тварь, что засела на потолке. Кэрин прыгнула на одного громадного четырехметрового нешалога, срубила ему одну лапень, я подоспел и, поднырнув, вонзил ему меч в живот. Тварь заревела и хотела раздавить меня своей второй лапищей, но Кэрин лишила её этого удовольствия вместе с оставшейся конечностью. Ещё один удар и я добил моба.

Не зеваем. Отскакиваем в стороны. Полупрозрачная плеть бьет в то место, где мы только что стояли. Кевин обливает плазмой длинную тварюгу со множеством щупалец. Я посылаю в неё молнию, попутно зацепив парочку притаившихся рядом. Дэрик отстреливает челюсти ещё двум и протыкает шпагой того, что нацелился на Мэри. На Алэри напал какой-то высокий скелетообразный монстр с мечом, от которого он не мог отбиться. Ему подсобила Кэрин, сзади рубанувшая костяшку косой. Тот благодарно кивнул и направился к следующей цели.

Я пристроился рядом с Мэри, попарно отражая атаки ещё одной группы скелетов. Удар по корпусу, разворот, стреляю в какого-то нешалога на потолке, рубящий удар в грудь, блокирую атаку, отталкиваю противника, сменяюсь с Мэри, она добивает. Посылаю стрелы света в ближайшую парочку скелетов, позволяю Мэри совершить комбинацию из четырех ударов, после чего подменяю её и добиваю. В этот момент Мэри запускает в толпу несколько файерболов.

Я хватаю телекинезом одного скелета и швыряю в толпу мобов. Меняюсь с Алэри местами, сблокировал атаку очередного монстра, позволяя Кэрин подпрыгнуть и сверху срубить голову противнику. Дэрик прорывается вперед, применяя свой навык «сносящая молниеносная атака». Пятеро мобов разлетелись в стороны. За Дэриком выскочил следом Алекс, убравший свой дробовик и орудовавший кривым мечом, объятым пламенем.

Таким образом, мы прошли ещё пару этажей. И вот, вход в комнату босса, что представляла собой круглое помещение, окруженное коридором, соединявшим все восемь корпусов на вершине. А перед ним неприметная дверца. Закрытая.

— Мы первые!

— Йа-а-ху-у-у!

— Да-а-а!

— Мы сделали это!

Радостно закричав, мы запрыгали, а потом все дружно встали в круг и хлопнули правыми ладонями в центре.

— А теперь, откроем же тайную комнату! — с этими словами мы направились к дверце. Небольшая комнатка с инвентарем для уборки. А в центре стоял ящик, открыв который мы получили очень хороший улов, переместившийся в общий инвентарь группы. По окончании битвы с боссом мы разделим полученные вещи и кредиты, но сейчас я все же возьму кислотный меч.

Сменив в слоте правой руки меч равновесия на найденный трофей, я закрыл меню и произнес:

— Вооружение: кислотный меч!

Горевший ядовито-зеленым цветом изогнутый меч появился у меня в руке. О, да! Давно ждал, когда же смогу воспользоваться этим чудом! Показатель наносимого урона увеличивался в зависимости от уровня игрока. Кроме этого, дополнительный урон от кислоты и накладывавшийся негативный эффект кислотного ожога стоили усилий для получения этого оружия!

— Оу, какая жалось! Мы не первые! — раздался незнакомый голос со стороны выхода. Мы все дружно оглянулись и обомлели — это не была группа игроков, участвовавших в зачистке! Переведя взгляд на ангельское зрение, я обомлел — демоны!

— Ч-что вы тут делаете?! — спросил Кевин.

— Мы? Дайка подумать, — почесал пижонскую бородку одетый в опрятный черный смокинг парень лет двадцати пяти. — Как и вы — занимаемся прохождением донжона. Ах, да, кроме вас были ещё группы неудачников, что решили противостоять нам, но, увы, им не хватило силенок.

Вся группа, одетая как гангстеры, дружно заржала. Из-за угла появились ещё игроки. И это тоже были демоны. Одетые как группа панков в потертых джинсовках и косухах, с ирокезами и повязками на лицах они размахивали цепями и молотами. За ними появилась другая группа, но уже в тяжелых доспехах.

— Я вообще удивляюсь, как вы умудрились прийти сюда, да ещё и первыми, когда мои ребята должны были позаботиться обо всех группах зачистки. Эй, Мич, ты не знаешь, почему эти ангелы здесь оказались раньше нас? — он обратился к одному из своих. Тот нервно стал возиться с меню и чего-то выяснять, после чего рапортовал:

— К сожалению, группа шесть застряла на семьдесят девятом этаже с моргоморфами. — Да, помню этих тварей. Неприятные и склизкие ребята с кучей щупалец и липучих ловушек. Мы сами чуть не увязли в них, если бы не магия Мэри, спалившая там все к чертям, мы, может, и сами там застряли. Нас спасло от этой группы демонов лишь быстрая генерация мобов.

— Ясно, а что с остальными? — недовольно посмотрел главарь на своего подчиненного.

— Группа два молчит и не отвечает. Группа пять и семь слили бой полностью. Группа восемь была вынуждена отступить из-за больших потерь.

— Жалкие слабаки! На кой черт я их взял?! Есть куда лучшие бойцы! Ну, да ладно. Сейчас разберемся с этими, а потом с оставшимися. Выходите, — это он уже нам. Мы переглянулись. Я кивнул Мэри, та направилась к выходу и, взмахнув, вызвала волну пламени, что смела демонов с ног. Но для них, в отличие от мобов, этого было недостаточно. Жаль, что «судный день» я в данном случае применить не смогу.

Выскочив из двери, мы кинули десяток гранат и открыли огонь по трем группам, добавив ещё и весь имевшийся у нас ассортимент заклятий. Те не стали дожидаться пока их вынесут и кинулись в атаку, также открыв огонь по нам. Взрывы немного их отвлекли, что позволило мне с Кэрин ворваться в толпу тяжеловооруженных, а Дэрику с Мэри в строй панков. Алэри, Кевин и Алекс взяли группу главаря, как самых опасных.

Мы с Кэрин пробежались по стене. Я лупанул по тяжеловооруженным цепной молнией и с прыжка вонзил своим мечом одному прямо в грудь. Кэрин прыгнула на того, что стоял рядом, разрубив способностью «коса смерти» пополам. Они превратились в красных духов — полупрозрачных бесформенных созданий, что беспорядочно парили вокруг. Осталось пять. Сблокировал удар секирой какого-то громилы, что нацелился на девушку, дав той возможность размахнуться и ударить по противнику, свалив того на пол. Пинаю в живот другого, что приблизился ко мне, и с разворота делаю двойной удар наискось. Парень в доспехе и длинным мечом сблокировал оба удара, но оказался бессильным перед рубящим напором Кэрин. Заняв её место, я добил упавшего громилу. Ещё трое.

С помощью телекинеза я откинул одного, отразил слаженную атаку двух, отошел назад, пропуская Красную шапочку со своей косой. Её атака оказалась тоже не эффективной, и девушка уступила место мне. Стреляю из узи в того, что слева, а атаку правого принимаю на меч, после чего отпрыгиваю в сторону, чуть не нашпигованный ледяными стрелами отброшенного телекинезом. В этот момент Кэрин срубает оставшиеся хитпоинты того, с кем я только что скрестил меч, а я добиваю того, в которого стрелял, попутно посылая молнию в чуть не нашпиговавшего меня льдом мага. Кэрин его добивает.

С панками уже было покончено. И как эти ребята умудрились завалить наших? Что касается главаря, то в его группе на ногах стояли ещё трое и все маги. Жаркий бой с кучей стрел тьмы, файерболов, молний, стрел льда и прочего мелькавшего с огромной скоростью. Кажется, Алекса вынесли — его синий дух парил рядом с красными. Печально, но поправимо. У нас были амулеты воскрешения.

Я направил целый каскад лучей света в спины демонов. Те отмахнулись лишь, послав в меня какую-то черную гадость с пылавшей пастью. Гончая преисподней! Оох, тебя-то мне только и не хватало! Очень опасный противник. Невероятно опасный. Такие же кинулись на Кэрин, Дэрика и Мэри.

Ну, что ж, «щит света» — пришло твое время. Я сделал пас рукой в виде «U» и меня охватила золотая сфера, гудевшая жутким звуком. Прыгнувшая на меня гончая рассыпалась прахом. Я ринулся на оставшихся трех. Те, не будь дураками, отпрянули в стороны. Ну, куда же вы? Идите к папочке!

Пока я гонялся за гончими, что убегали от меня как черти от ладана, остальные кинулись на подмогу Алэри и Кевину. Главарь поняв, что он в меньшинстве, выругался и позорно сбежал с помощью телепорта. Два оставшихся мага хотели присоединиться к нему, но не успели, сраженные Кэрин и Мэри.

Я успел добить только одну гончую, оставшиеся две исчезли вместе с главарём, что их вызвал. Незамедлительно отключаю щит, что и так выпил кучу энергии. У меня теперь показатель числился на одной трети. Это плохо.

Алэри применил амулет воскрешения и в свете искр возник Алекс. Поправив уровень жизни и маны с помощью зелий, мы связались с оставшимися в живых группами. Их пришлось немного подождать. В итоге, по прошествии десяти минут, когда исчез последний блуждавший дух демона, собралось четыре группы.

— Маловато будет для рейда на босса, — с сомнением огласил я очевидное.

— А что поделать? — фыркнул Джон, глава второй группы, парень в светлых доспехах с длинным мечом.

— Они застали нас врасплох, — пожаловалась девушка в легких доспехах. — Еле выстояли. Мы ещё и не всех сразили — часть слиняла с помощью телепортов. Многих своих пришлось воскрешать.

— Интересно, чего это они решили такую облаву на нас устроить? — поинтересовался Дин, глава четвертой группы.

— Сам же слышал, что в этом ивенте будет хороший бонус на верхнем уровне, вот и решили заполучить, во что бы то ни стало! Они ж опоздали буквально на секунду с регистрацией своего рейда, вот и бесились от злости и решили отомстить! — подал мысль Алэри.

— Вполне возможно, — согласились остальные.

— Кстати, что там с группой Вильямса?

— Как ни странно, но они вообще не отвечают, — пожал плечами Дин.

— Ладно, что с ними случилось, выясним потом.

— Окей.

— Ну, что, все восстановились? Накладываем заклятия поддержки, и пошли!

Под всеобщие возгласы одобрения, мы направились к двери.

Перед нами предстало затемненное обширное пространство, стилизованное под планетарий. Здесь повсюду парили голограммы планет, скоплений звезд, солнечных систем и туманностей. И среди этого пространства стояло шестиногое полупрозрачное создание с четырьмя руками, державшими мечи.

— О, боже…

— Может, повернем назад?

— Да вы что, издеваетесь? Какого мы тогда сюда приперлись?

— Да ладно, видали и пострашнее!

— В общем, не дрейфить! Справимся!

— Рассредоточиться по группам. Будем атаковать его с четырех сторон. Джон, Дин — ваши группы танкуют, мы гасим его магией с боков.

— Окей!

— Нет проблем.

Монстр, называвшийся «Четырехрукий Базете» осклабился и ринулся со всех ног на нас. «Танки» приняли его атаки всех четырех мечей появившимися материальными щитами. Те же, кто должен был нападать на босса, расправили крылья, благо обширное пространство комнаты это позволяло, и взмыли вверх, кружа над Базете и с налета атакуя его сверху. Но этот гад оказался не так прост. Он стал периодически прыгать, создавая ударную волну, резко перемещаться скачками по комнате, взбираться на потолок, при этом продолжая нещадно размахивать всеми четырьмя мечами. Танкам пришлось изменить стратегию, присоединившись к полету.

Система полетов была сделана трех видов: первый, это с помощью джойстика управлять своим полетом как это делают пилоты вертолета; второй, это с помощью воображения представлять, что у тебя есть мышцы на спине, отвечающие за крылья, и ты ими шевелишь; а третий, это просто представлять, что ты двигаешься по воздуху в нужном направлении. Для многих последний вариант оказался самым тяжелым, но именно им я и пользовался.

Налетев на босса сзади, я побежал у него по спине, проводя мечом по телу. Базете это дело не понравилось, поэтому он взбрыкнулся и попытался ударить меня назад своими мечами.

Я сделал обратный сальто, пропустив один его меч под собой, а потом кувырок в сторону, уйдя от второго, после чего рубанул по его ноге. Затем нырнул ему под пузо, нещадно рубя брюхо и осыпая молниями.

Босс не стерпел такого надругательства над ним и подпрыгнул, решив раздавить меня своим весом, но я выкатился из-под него и вовремя взлетел, спасшись от ударной волны. Отлетев на безопасное расстояние, я сменил оружие на плазменный автомат и немного пострелял по Базете. Тот в очередной раз решил взобраться на потолок, откуда спрыгнул на одного из наших, пролетавшего под ним. Оу! Он раздавил его! Парень из отряда Дина превратился в духа. Да, кстати, что касается смертей. Если в течение десяти минут не воскресить погибшего с помощью амулетов воскрешения, то он переносился в ближайшую точку воскрешения, после чего терял часть опыта. Кроме этого, если игрок не состоял в партии, то он лишался и части собственного имущества. От этой участи спасал общий инвентарь. Но это не помогало при гибели всей партии. В таком случае игроки теряли одну треть имущества. Поэтому довольно часто встречались случаи плейеркиллерства — находилось много желающих среди демонов отобрать чужое добро.

Погибшего тут же кинулись воскрешать. У нас и так слишком мало людей, так что, ждать до конца боя не было возможности. Того, кто воскрешал погибшего, прикрыли двое «танков».

Когда у босса уровень жизни достиг середины, он выкинул одну пару мечей и стал швыряться файерболами. Вот тут и началось веселье. Теперь пришлось ускользать от его снарядов. Я вернул себе в руки меч и подал знак Кэрин, Дэрику и Мэри о совместной атаке. Они кивнули. Дэрик с Мэри пошли с одного бока, а мы с Кэрин с другого. Первые атаковали сверху, а мы пошли через низ, вонзив свои клинки ему в плоть и на полной скорости порезав его со всех сторон. Нам на смену пришла другая группа, осыпавшая Базете со всех сторон боевыми заклятиями различного вида. Пока маги отвлекали босса, в стороне шестеро танкующих достали плазменные пушки и ракетницы и открыли обстрел. После двух таких залпов Базете перестал обращать внимание на магов и бросился на «танков». В этот момент наш отряд прикрыл им отступление, приняв удар на себя.

В итоге, благодаря этой стратегии, применив её ещё несколько раз, нам удалось достаточно быстро добить босса. Всего на разборку с боссом у нас ушло минут пятьдесят с небольшим. Но перед самой гибелью тот решил устроить прощальный подарок, достав какой-то сверток, что создал заклятие большого взрыва. Еле успели уйти от него, отпрянув к стенкам. Но даже так шестеро погибли. Пришлось потратить дополнительные амулеты воскрешения.

— Что за чертовщина с этим боссом?! — гневно вопил Алэри. — Ник, разберись со своими разработчиками! Какой умник добавил такой прощальный подарок этому боссу?!

— Мне самому интересно, что это нашло на его разработчика? Да и какой в этом был смысл?

— В общем, узнай, кто принимал в этом участие, сделай ему выговор — пользователи таких сюрпризов не любят. А потом, пускай исправит свое художество.

Триумф победы оказался смазан столь неприятным происшествием. Надо же, босс совершил самоубийство, когда до его гибели оставалось пять процентов! Но это оказалось не единственным неприятным и странным событием. Мы так и не смогли связаться ни с кем из группы Вильямса. А на следующее утро мне позвонил Алэри и сообщил о том, что в компанию заявилась полиция с ордером на обыск в связи с исчезновением четырнадцати человек, что накануне играли в «Сумеречный мир».

— В смысле? То есть, как пропали? Я ничего не понимаю!

— Тебе на испанском изъясниться? — поинтересовался мой друг. — Помнишь, когда нас зажали в угол три группы демонов, то их главарь спрашивал подручного о состоянии остальных групп?

— Да, помню.

— Так вот, подручный, Мич, кажется, сказал, что не смог связаться с одной из своих.

— Да, кажется, было такое дело.

— Так и мы тоже не смогли связаться с группой Вильямса. Похоже, что это дело серьезное. Правда, не понятно, каким образом оно связано с игрой.

Глава 3 Править

28 мая 2020г.

Я подъезжал к зданию офиса TW. Как и ожидалось, всю парковку занимали полицейские машины. Конечно, после случая с «пепельной средой» число копов постоянно росло и повсюду можно было увидеть патрульных. Правительство, во главе которого тогда встал в связи с чрезвычайным положением Питер Морган, ввело «особый режим». Моргана в последнее время часто стали обвинять в замаскированном автократизме, но шепотом и с оглядкой.

Питер Морган провел очень аккуратную и точно выверенную стратегию по постепенному урезанию свобод граждан. Где теперь их хваленая демократия? Американцы уже и забыли, что она у них была. Конечно, до тоталитаризма не дошло, но ходят слухи о том, что планируется ограничение контактов с другими странами, вплоть до полной изоляции, разрывов всех соглашений и введения новой валюты «амеро». Причиной распространения этих слухов стал закон, запрещающий покидать страну гражданам и усложнение визового режима. Как заявил в своем выступлении Морган, это связано со вспышкой мутировавшего вируса на территории Мексики. Перед входом в стеклянное стоэтажное здание, где наша компания арендовала лишь пятьдесят верхних этажей, вход перегородила группа людей в форме, удерживавшая наседавших на них репортеров. Так и слышались сыпавшиеся на копов вопросы и требования впустить их внутрь. Сверкали вспышки фотокамер. Эти тут как тут. Словно пчелы слетаются на мед при возникновении каких-либо событий. И это я выбрал ещё мягкое сравнение. Всегда удивлялся им — иногда прибывают на место раньше полиции и успевают все облазить и найти множество «неудобных» для властей деталей. Правда, из-за давления на «демократические» СМИ со стороны правительства, им приходилось изымать из выпусков некоторую информацию.

Только я подъехал и припарковал свой байк, внимание репортеров переключилось со входа на мою скромную персону.

— Это же Николас Блэк! — это они про меня. Да, кстати, так как я стал гражданином США, то решил изменить имя с фамилией на английский вариант для упрощения себе жизни. Во время обучения в университете мне чертовски надоело слушать искаженное до безобразия «Николай Черный». Как только меня не называли, даже вспоминать противно.

— Он прибыл!

— Совладелец компании TW!

Я даже шлем-то не снял, как они догадались?! Уже где-то успели разнюхать?

Вся толпа дружно ринулась в мою сторону. Я только собирался ретироваться к черному входу, но мне преградила путь группа репортеров с видеокамерой, сидевшая в своем фургончике в сторонке.

— Николас Блэк! Мы из CNN. Как вы прокомментируете ситуацию с исчезновением четырнадцати игроков?

— Николас Блэк! Это Дейли Ньюз! Что вы знаете о произошедшем?

— Нью-Йорк Таймс. Как компания TW замешана в произошедшем?

И так далее и тому подобное.

— Пока мы не разберемся в этой ситуации, я не намерен давать никаких объяснений. Все свободны. — Я стал пробираться через толпу людей в сторону главного входа. Полицейские с любопытством смотрели в мою сторону, хоть по виду и не скажешь из-за черных стеклянных забрал шлемов, скрывавших их лица, но я ясно чувствовал это. Одетые в черную форму с облегченными бронежилетами, они расступились передо мной и тут же поймали одного пройдоху, который под шумок решил проскочить между ними. Они не стали требовать подтверждения моей личности — это и так отображалось у них на внутреннем экране. Давно уже прошли времена, когда нужно было предъявлять пропуска. Сейчас с этим гораздо проще и сложнее в то же время.

Я вошел в фойе здания. Просторный холл, отделанный в фиолетового оттенка серый мрамор, в конце которого виднелась прямая лестница, разделявшаяся на два направления. С каждой стороны сияли металликом двери лифтов. Небольшой уют создавали расставленные по всему холлу кожаные кресла и диванчики оранжевого цвета, а также раскидистые комнатные деревца в больших мраморных клумбах.

Я подошел на ресепшн. Молодая девушка, стоявшая за стойкой, улыбнулась:

— Доброе утро, мистер Блэк. Ой, знаете, тут такое с самого утра твориться!

— Здравствуй, Джил. — Я провел рукой над панелью регистрации. Запись обо мне занесена в компьютер. С учетом всевидящей системы правительства, называемой, кстати, «Большой брат» — это чистая формальность. Вскоре, даже в подобной операции необходимость отпадет — достаточно будет просто пересечь границу какого-нибудь здания для того, чтобы компьютер сделал об этом пометку.

— Инспектор Айзек Мёрфи ждет вашего прибытия на пятьдесят первом этаже.

— Благодарю, — улыбнулся я и направился в лифт. Войдя в зеркальную кабинку, я нажал необходимый этаж. Несмотря на то, что сами В.Р.Линки имели такой компактный вид, сервера для игр занимали просто огромное пространство. Я предлагал Алэри выбрать какое-нибудь здание в «силиконовой долине», где можно в одном помещении разместить все оборудование. Но он уперся. Чем-то ему приглянулся этот небоскреб в Мидтауне. Теперь же нам приходится переться на такую высоту, да к тому же, десять этажей занимают серверы, несколько делили между собой разработчики и административный персонал с бухгалтерией. Больше всего этажей досталось персоналу технической поддержки. В итоге, штат сотрудников составляют около двух тысяч человек, из которых лишь триста — разработчики игры.

Лифт поднимался быстро, но плавно. На табло мелькала красная стрелка из точек, указывающая, что мы действительно поднимаемся вверх, а под ней цифры этажей стремительно сменяли друг друга. На тридцать первом лифт замедлился и, немного дернувшись, остановился. Через пару секунд двери разошлись и в кабинку зашли двое мужчин средних лет с «дипломатами» в руках, нажав сорок девятый этаж.

Движение продолжилось. От нетерпения я отбивал дробь по поверхности металлика. Мужчины, ведя деловой разговор о каких-то поставках, недовольно покосились на меня и один тактично кашлянул. Я извинился и засунул руки в карманы брюк.

К счастью, больше лифт не останавливался для принятия новых пассажиров. А когда мои попутчики сошли в назначенном месте, я с нетерпением выскочил за ними и поднялся на два этажа вверх по лестнице. Облегченно вздохнул — ну наконец-то! Перед входом в само помещение офиса компании, где на стеклянных дверях, расходившихся в стороны при приближении, гордо значилось название «Twilight world – отдел по разработке программного кода», стояла пара полицейских. Я поприветствовал их и прошел мимо, не дождавшись ответной любезности.

Помещение «основного» офиса представляло собой просторную комнату, в которой располагалось множество удобных кожаных диванов «веселого» раскраса, как и все стены, кресла и столы. Повсюду расставлены растения. Кроме этого, здесь наличествовало множество автоматов с различными сладостями, напитками и имелась своя кухня с холодильниками. По мнению Алэри, который начитался инновационных идей по ведению бизнеса для творческого коллектива, такое оформление позволяло чувствовать себя непринужденно и расслаблено, что давало возможность в полной мере раскрыть потенциал сотрудников. Отделы, задействованные непосредственно работой над игрой (этажи с пятьдесят первого по пятьдесят четвертый), объединены и здесь витает дух сотрудничества и взаимоподдержки. Индивидуализм, как в большинстве компаний направленных на поднятие по карьерной лестнице, не приветствуется. По началу, эта концепция, взятая из японского маркетинга, для американского менталитета показалась дикой. Но вскоре они в полной мере оценили все прелести этой модели бизнеса. Отдел администрации, бухгалтерии и маркетинга находились в разных комнатах на пятидесятом этаже, но в них по настоянию Алэри был применен тот же принцип устройства помещения.

А тут многолюдно. Кроме привычных лиц сотрудников, являвшихся программистами (дизайнеры и прочие располагались на этажах выше), я увидел целую группу полицейских и нескольких инспекторов, занимавшихся опросом присутствующих. Кроме этого, какие-то парни занимали места подключения к серверам и вели, скорее всего, анализ данных.

Ко мне подошел Алэри и мужчина лет шестидесяти на вид. Немного выше меня и шире в плечах. Афроамериканец, как принято говорить. С короткими, почти налысо стрижеными волосами, небольшой щетиной с проседью, широким носом, морщинистым лицом и взглядом уставшего от жизни человека. Одет в серый легкий костюмчик, белую рубашку и серый галстук. Из-под пиджака виднеются ремни кобуры с пистолетом.

— Мистер Блэк, здравствуйте. Я инспектор Айзек Мёрфи, — он достал свой жетон и показал мне. Думаю, от таких ещё не скоро откажутся.

— Здравствуйте. Могу я поинтересоваться, в чем же причина столь неожиданного визита такого большого количества полицейских?

— А ваш партнер по бизнесу не осведомил вас, — удивленно посмотрел он на Алэри.

— Осведомил. Но я хотел бы услышать более подробный рассказ лично от вас, — с упором на последнюю фразу, произнес я. — Пройдемте в мой кабинет.

Проводив гостя по лестнице на этаж ниже, мы прошли через коридор между отделами. Подойдя к Мэри, работавшей у нас с Алэри секретаршей, я улыбнулся ей, по-солдатски дурашливо салютуя левой рукой. Получив в ответ ехидную усмешку с «Добро пожаловать на работу, хозяин», я оглянулся на «уронившего челюсть» инспектора и зашел в небольшую комнатку справа, на двери которой значилось «Николас Блэк». Больше ничего. Мое положение в компании имело сильно размытое значение. Я и совладелец, и главный разработчик, и состою в совете директоров. Кабинет напротив значился за Алэрико Домингуэльзом — генеральным директором нашей компании и её совладельцем. С левой стороны стояла стенка с полками, на которых были разложены папки с бумагами. С другой стороны ветвистое деревце, шкаф для кое-каких вещей и диван. Усевшись за «т» образный дубовый стол в огромное комфортное кожаное кресло на колесиках, я предложил посетителям присаживаться в кресла напротив. Обычные офисные, но с высокой спинкой. Здесь таких стояло шесть штук — по три с каждой стороны стола.

— Итак, — вздохнув, начал Айзек, — вчера в одиннадцать двадцать девять вечера нам поступило сообщение о том, что сразу же четырнадцать биоимплантов граждан США прекратили подавать сигналы «Большому брату». Как вы понимаете, это беспрецедентный случай. Мы кинулись выяснять, в чем причина. Проверка через сервер определила, что все четырнадцать находились в момент потери сигнала у себя дома и были подключены к серверам TW, пребывая в процессе игры. Но, как ни странно, мы не смогли получить никакой информации о том, что происходило с ними во время самой игры, словно все данные стерлись.

Поэтому, мы отправили по два полицейских к каждому из граждан. Во всех случаях видеокамеры наружного наблюдения показывали, что объекты не покидали своих домов, так что, мы оказались очень удивлены, когда обнаружили их пропажу.

На этом все. Единственной зацепкой остается только ваша игра, — последнее он произнес с полным презрения голосом. — Поэтому, мы получили орден на проверку ваших серверов.

— И долго это будет продолжаться? — недовольно поинтересовался я.

— Сколько потребуется, столько и будет, — как отрезал инспектор. — Скажите спасибо, что вас не арестовали и не забрали в участок, а сервера не сняли для полного анализа. Будь моя воля, я бы так и сделал, — сверкая глазами, Айзек ударил кулаком по столу.

— Боже, спасибо тебе за это, — съязвил я, сделав театральный жест, словно обращаюсь к небу. — А если серьезно, то ваши действия лишены здравого смысла — нам нечего скрывать. Вы вполне могли обойтись без этой показухи и просто попросить выдать вам информацию. Мы никогда не отказывались от содействия властям, — я положил повернутые к верху ладони на стол. — Я сам принимал участие в разработке системы для правительства. Да и к тому же — не мы ж их похитили. Это просто немыслимо, так что, оснований для столь грубого вмешательства в нашу работу, отключение сервера…

— Попрошу вас обойтись без подобных речей — вы не в том положении, мистер Блэк. А теперь, я хочу задать вам некоторое количество стандартных вопросов. Не обессудьте.

Насколько я могу судить, Айзек придерживался традиционных методов ведения дела. Он уже в том возрасте, когда к новому приспособиться очень тяжело. Люди очень часто к старости впадают в консерватизм, особенно, если и раньше не интересовались новшествами. Те, кто к сорока годам не пользовались обычными компами, с трудом осваивали функциональные возможности новинок. Я в этом убеждался не раз. Как-то мне пришлось обучать компьютерной грамотности маму моей однокурсницы. Как же это оказалось сложно. Она не понимала разницы между регистрацией в социальных сетях и на сайте коммунальных услуг, считая, что достаточно одного раза зарегистрироваться и использовать один аккаунт для всех случаев жизни. А потом звонила мне и спрашивала, почему же она не может войти в аккаунт коммунальщиков, если она спокойно входила с этим паролем и логином на сайт интернет-провайдера.

Ещё один тяжелый случай — это мой преподаватель по экономике. Да, хоть я и учился на программиста, этот предмет присутствовал в списке и я его добавил к себе в нагрузку. Честно говоря, поначалу оказалось тяжело, но потом я стал вникать во многие аспекты этой науки, что очень сильно помогло в моем нынешнем положении. Так вот, преподаватель — профессор шестидесяти семи лет, Джон Хилл, бодренький и жизнерадостный старичок, замечательно владевший своим предметом и способный на пальцах объяснить суть любого явления в экономике. Он и до сих пор жив и здоров, и мы с Алэри, у которого он также вел многие предметы, связанные с экономикой, периодически навещаем его. Профессор много где побывал и имеет опыт практической работы на множестве предприятий, которым, как и жизненным опытом, делился с нами во время бесед. Хилл никогда не пользовался компьютером. Его с трудом обучили применять простой сотовый телефон. Но, как ни странно, с планшетом управлялся легко и даже смог в интернет выходить с его помощью и общаться через линк-ай — программу видео-голосового общения. Но применять мышку и клавиатуру оказалось выше его сил, как и пользование вриликом. Я много времени потратил, обучая его этому, но так ничего и не добился. Поэтому, он до сих пор пользуется по старинке планшетником.

А теперь вернемся к нашим баранам, то есть, к Айзеку. На протяжении целого часа он заваливал нас с Алэри множеством вопросов, как касавшихся лично нас, нашей работы, так и конкретно дела. Я мог не бояться любых его вопросов — мы вели дела чисто и без всяких двойных бухгалтерий или чего-то подобного. Темными делами не промышляли — Алэри, хоть и сын мафиози, категорически против такого. А Хулио Домингуэльз уже достаточно давно легализовал свой бизнес и ведет свои мафиозные дела достаточно осторожно, по крайней мере, так говорил сам Алэри.

Поэтому, помучив нас с час, Айзек тяжело вздохнув, хмуро окинул нас взглядом, и со словами «остаетесь на свободе под подписку о невыезде», покинул кабинет. Учитывая последний закон, эту фразу он сказал скорее по привычке. Алэри направился за ним, а я пока решил разобраться с накопившимися делами. Ближе к обеду мне пришло сообщение от него с приглашением совместного использования экрана.

«Посмотри, что нашли их специалисты», — гласило сообщение. Я подключился к серверу через ссылку.

Появилось несколько окон: на одном отображались лица инспекторов и специалистов, что просматривали данные, на втором база данных, цифры, графики, технические показатели и прочая муть, в которой даже я без справочника под рукой не разберусь, на третьем программный код, а на четвертом воспроизведение ситуации исходя из содержимого второго окна. Оно поделено на четырнадцать частей, в которых можно увидеть от третьего лица, что же происходило с каждым из потерянных игроков.

Вот специалист выбрал запись о первом из ангелов. Как раз Вильямса. Тот подключился в половину девятого, чуть раньше меня. Методично прокручивают бегунок под записью вперед, останавливаясь на каких-то моментах. Вот он идет по лестнице, вот сражается своими двумя огромными мечами с ордой нешалогов, а здесь с зомби. Снова нешалоги. Айзеку это надоело. Он прикрикнул на специалиста и тот поставил на момент за минуту до окончания записи. Как и ожидалось, демоны уже были на месте. Облаченные в черные доспехи, они размахивали своим оружием и вели вульгарный бред, словно обкуренные.

И вдруг, «Соединение разорвано», вспыхнуло сообщение над аватаром красным светом в шестигранном фрейме. Он застыл в нелепой позе с поднятым до середины мечом, готовый сорваться с места, недоговорив команду до конца. За ним последовали другие. А потом, все аватары исчезли, хотя такого не должно происходить минут пять. Специалист включил отображение от первого лица, но это не дало никаких данных. А если судить по информации во второй панели, создавалось впечатление, что они «жестко» отрубили врилик, то есть, просто вытащили аккумулятор — примерно такие же показатели будут отображаться в подобном случае. Нечто подобное в более простой форме озвучил один из моих сотрудников, разъясняя ситуацию инспекторам, а специалисты кивали головой, подтверждая сказанное.

Далее, включилось отображение того же места, но в реальном времени. Проверив, что никакого бага там нет, кто-то из специалистов вместе с Лайзом, одним из разработчиков, подключился к игре, и они прошли проверять «место преступления». Через полчаса напряженного всматривания за разведывательными работами двух аватаров, инспектор устал ждать, и приказал «закругляться на обед». Часть продолжила работу, пока другие обедали, а потом поменялись местами. Наши и сами не прочь были перекусить. Я поднялся к программистам. Достав из холодильников полуфабрикаты, на скорую руку сварганили себе несколько салатов, разогрели жареную курицу, что поставляет нам один ресторанчик постоянно, пиццу, и приступили к трапезе.

— Слушайте, кто занимался разработкой босса из последнего ивента? — вдруг вспомнилось мне о вчерашнем подарочке.

— Скрипта, что ли?

— Да, скрипт его поведения, кто разрабатывал?

— Ну, я, — пожал плечами Санька, один из немногих русскоговорящих в коллективе. Учился вместе со мной по той же программе доступного заграничного образования по гранту. Крепкий парнишка с соломенного цвета короткими волосами, голубыми глазами, выпирающими скулами, атлет, занимавшийся все свободное время в тренажерке и в различных спорткомплексах. Игры не любил, предпочитая лишний раз отжать сотню со штангой или погонять в баскетбол. Когда я его впервые увидел, то не поверил своим глазам — как такой качок может учиться на гранте? Он умудрялся гармонично сочетать занятия физическими нагрузками с успешной учебой. Если не ошибаюсь, у него лишь несколько четверок в дипломе числятся. Увы, я таким похвастать не мог — из-за своего увлечения играми чуть с гранта не слетел, еле удержался.

Я пересказал ему ситуацию, что произошла вчера при схватке с боссом. Тот сначала не поверил, думал, что шучу. Но Алэри с Дэриком и Кевином подтвердили мои слова. Остальные же участники рейда, отсутствовали. Алекс и Кэрин работали в отделе дизайнеров, а Мэри уже успела перекусить вместе с остальными отделами.

В итоге, выяснилось, что он ничего подобного не вкладывал в его программу. Этот факт меня не смутил, ведь оставались ещё ивент-мастера, которые могли подправить действия мобов и НИПов в соответствии с требуемым сюжетом.

Пообедав, я связался с ивент-мастерами и разъяснил ситуацию с боссом. Вот теперь я оказался действительно озадачен, как и сами ивентеры, занимавшиеся разработкой игровой ситуации. Они лишь разводили руками, показывая мне отчет о проделанной работе.

Я обратился к Саньке на русском [4], кинув ему запрос на совместное использование экрана:

Если ты и ивент-мастера ничего не вносили, тогда получается, это баг?

Выходит, что так, — задумчиво покачал он головой, внимательно просматривая программный код выбранного объекта. — А, вот... Как видишь, запрос на поиск не выдает такого действия.

Значит, он не был заложен в программу.

Да. Ему не задавали высокий уровень искусственного интеллекта, только стандарт для компьютерных персонажей класса «босс». В истории ничего не упоминается об каких-либо изменениях в первоначальном скрипте или подключении других модулей, а также каких-либо ошибках.

Так, включи-ка показатели и данные во время боя.

Санька молча вывел панель на экран.

А теперь, включи сравнение с показателями стандартного боя, каким он должен был быть у него и у ещё одного со схожими показателями.

Немного повозившись с запросами, он нашел подходящего босса и запись о том, как должен был реагировать Базете. Запустив программу анализатора, мы стали наблюдать. Удивительно, но отличий в задействованных скриптах мы не обнаружили. А это подтверждает — ни ошибки, ни участия других модулей.

Мы перепроверили ещё несколько раз, но результат оставался таким же.

Странно… Слушай, отправь его в «песочницу», — так мы называли виртуальное пространство, где испытывали и экспериментировали с различными скриптами и технологиями.

И что ты намерен делать? — покосился Санька на меня.

Да, так… думаю, может задать ему тест на реагирование…

Ммм… проверить в лабораторных условиях, что он предпримет в подобном случае. Смоделируй запись боя нашей команды на него.

Немного покопавшись в закладках, Саня перетащил данные в «песочницу», воссоздав их в действующую по заданному алгоритму запись. Нажав запуск, мы стали наблюдать за ходом боя со включенным ускорением в десять раз и задействованным анализатором. Когда подошел ответственный момент, мы снизили скорость до реального времени. И вот, пять процентов жизни, а этот Базете и не думает совершать самоподрыв. Как только алгоритм моделек-игроков подошел к логическому завершению, они зависли на месте, а босс накинулся на них, яростно сокрушая одного за другим. Добив последнего, он победоносно взвыл, и над ним появилась запись «Вы проиграли».

Это что было? — я опустил голову на стол.

Ты это у меня спрашиваешь? Условия созданы такие же, босс дошел до проблемной точки и пошел своим заданным алгоритмом, тогда как модели-игро…

Да… можешь не продолжать… это риторический вопрос… — я вздохнул. — Что ж не так с этим Базете?

Ты это у него спроси, — пошутил Санька.

Я вскочил как ошпаренный и схватил его за плечи.

Ты гений!

Это шутка? Или ты обиделся, не поняв моего юмора? Так и скажи…

Не! Я серьезно! Ты — гений! Я сейчас зайду в песочницу и поговорю с ним! — сжав правый кулак, я воодушевленно уставился в «окно» экрана на бесновавшегося по комнате босса.

Ты случаем не заболел, нэ? — заботливым тоном поинтересовался Саня. — Может головой стукнулся? Могу санитаров вызвать.

Нэ… хэ-хэ… У нас в компании есть один анимешник Антон. Он дизайнер, так это его любимая присказка, с него скопировал. Тот постоянно кого-нибудь да пытался посадить на своё анимэ и мангу. Меня эта участь тоже постигла. Кое-чего я смотрел, но у меня было не так много свободного времени.

Неа, я абсолютно здоров! Ладно, я пошел! — я открыл панель подключения к «песочнице». — Да, кстати, пока не забыл. Я за время игры заметил ещё кое-какие странные поведения НИПов. Вот список — проверь, пока я буду балякать с нашим боссом!

Я кинул ему записи, что сделал за вчерашний вечер, обдумывая странное поведения босса, во время которого вспомнилось и о других случаях более мелкого масштаба. Улегшись на ближайший диван, я повозился с настройками.

Проблему с неразговорчивостью босса я думаю решить, подключив к нему языковой и голосовой модуль. По идее, этого должно хватить. К тому же, добавив приоритет в распознавание «за своего», он не будет на меня нападать, — глянув на Саню, я добавил: - Если кого-то заинтересует, чем это я тут занимаюсь, можешь смело говорить об испытании в песочнице модуля для искусственного интеллекта — все-равно он автономен от основного сервера и выполняет другую задачу.

В ответ мне послышалось «угу»… даже не повернулся в мою сторону. Стопудово, на лице выражение, что я занимаюсь полнейшей хренью. Ну и ладно, он знает мои причуды. Если бы не они, я не создал бы и трети того, что числится в моих разработках.

Привычный коридор погружения в виртуальную реальность. Я нахожусь в аккаунте разработчика. Передо мной всплыла панель с «инструментами», с которой я вывел те же четыре окна, что и видел в моем кабинете через ссылку кинутую Алэри.

Немного полистав по меню, я добавил ещё пару настроек. Все это время Базете бродил по «песочнице», воспроизводившей обстановку комнаты босса, не обращая на меня ни капли внимания.

Закончив манипуляции с настройками, я направился к боссу. Тот насторожено остановился и повернул свою голову в мою сторону. Оружие сейчас у него отсутствовало.

Когда я подошел к нему ближе, он наклонился ко мне. На полупрозрачном, практически человеческом лице с толстыми жгутами, заменявшими волосы, светилось два желтовато-красных глаза. Из узких ноздрей с шумом меня обдало его дыханием. Некоторое время Базете изучал меня, после чего я решил заговорить с ним на английском:

— Привет! Как поживаешь? Чудесный денек, не правда ли? — я глянул на первую панель, где отображалось лицо Санька и ещё пары программистов. В ушах раздался откровенный взрыв хохота, и я увидел истерический припадок тех умников, от переполнявших их чувств, хлопавших по стенам и столу ладонями, хватаясь за животы и утирая слезы. Черт… надо было на испанском с ним разговаривать, чтобы никому непонятно было. Я злорадно посмотрел на них, совершая изменения в языковых настройках и продолжил диалог на непонятном для остальных испанском:

Ты меня понимаешь? Ведь так? Если да, то, хотя бы кивни мне.

Ноль реакции. Моб как смотрел на меня, так и продолжал тупо стоять в одной позе. По крайней мере, теперь взрывы смеха прекратились, и ребята уставились в экраны с обиженными лицами. А вот нефиг ржать было! Так вам, будете знать, как отвлекать меня от эксперимента!

Я снова повозился в настройках и спросил у Базете очередную глупость. Как и ожидалось, он никак не отреагировал.

В течение следующего получаса я, как только не измывался над ним, но все оставалось по-старому. Смирившись с глупостью этой идеи, ведь без речевого модуля моб никак не мог заговорить со мной, я подключил необходимый элемент и перезагрузил Базете.

Привет, я Ник, рад с тобой познакомиться! А твое имя какое?

Моб покрутил головой, оглядываясь вокруг, потом посмотрел на себя, на меня и ответил раскатистым баритоном с примесью потустороннего:

-Я Базете. Тоже рад тебе, брат. Что ты хочешь от меня? — он наклонил голову к плечу, продолжая осматривать своего собеседника с неким любопытством. Или, мне это кажется?

Понимаешь, Базете, у меня к тебе такой нескромный вопрос. Окажись ты в очень сложной ситуации, когда твоя жизнь будет висеть на волоске, окруженный множеством врагов, что ты предпримешь?

Я буду драться до последней капли вражеской крови! Я не могу проиграть, ведь я же Базете! А Базете не признают поражения! — он осклабился и, отодвинувшись от моего лица, ударил себя по груди.

То есть, в случае, когда ты практически погибнешь, то применишь «самоподрыв»?

Что значит «самоподрыв»? — снова наклонил голову к плечу.

Я показал ему смоделированную ситуацию из данных. Тот долгое время никак не реагировал, потом посмотрел на меня и, словно, по нему проползли разрывы пикселей.

— …тка конта… — снова, теперь, будто полосы прошлись, и он замолчал. Я проверил данные по монитору. Не нравится мне этот баг, что только что случился.

Запустив анализатор, я просматривал данные за последние несколько минут. Базете продолжал стоять в «зависшем» состоянии.

Сань, ты что-нибудь заметил перед тем, как босс завис? — обратился я в пустоту.

Что ты хочешь сказать? Я вижу по данным, что произошел какой-то баг. Его на «лабораторный стол» отправил, — это он про копилку интересных образцов для изучения. — Но не уверен, что из этого что-то выйдет.

Не важно, главное, что я что-то откопал. А по видео, ты не заметил разрыв пикселей и полосы, прокатившиеся по экрану?

Саня некоторое время молчал, просматривая запись.

Не-а, ничего подобного не видно.

Значит, это как-то связано с полным погружением. Ладно, я выныриваю.

Глава 4 Править

Эй! Что за шутки?! Я не могу выйти из «песочницы»! Саня! Я знаю, что это ты! Выпусти меня обратно! — я уперся руками в бока и сердито смотрел на его откровенно еле сдерживающуюся от смеха рожу. За пределами «взгляда» веб-камеры несколько человек в открытую ржали как кони.

Э-то… хех… ха-х… ммм-ха… ой, не могу… ха-ха-ха… — Саня не смог сдержаться и сам присоединился к веселящемуся люду. — Блин! Такой прикол хотел замутить! А вы все испортили своим смехом! — это он уже на английском сказал, обращаясь в сторону. — Ладно, выходи.

Теперь я смог спокойно покинуть виртуальное пространство. Как я и думал, наши действия привлекли внимание копов. Саня успокоил меня, что объяснил им ситуацию и те лишь просто наблюдали за нашим экспериментом.

Ладно, с этим экземпляром чуть позже разберусь. Что у нас с теми НИПами?

Я проверил всех, но не обнаружил абсолютно ничего подозрительного.

Выходит, то же самое, что и с этим боссом? Может и с ними провести такой маленький эксперимент?

Ну, если не жалко убивать время на всякую хрень, то можешь заняться этим, — он пожал плечами. — Только сильно не увлекайся. Не забыл, что завтра мы собирались группой в двадцать два человека отправиться в Майями?

Забудешь такое! Народ уже весь на взводе! Начало лета, сезон отпусков и все такое…

Ага. А ты, каким был домоседом, таким и остался — до сих пор не любишь такие мероприятия, и тебя приходится силком тащить на себе! — он сквасил недовольное лицо, смотря на меня.

Что поделать, — развожу руками, делая ехидное лицо. — Для меня лучше отдыха на природе, провести лишний часик в игре или повозиться с кодом.

Тебе лечиться надо от игровой зависимости, — фыркнул Саня. — Вот нет, чтоб со мной спортом заниматься!

Ой, и не говори! — махнул я рукой. — Лентяй!

Я уселся за свой стол разработчика, что находился через пару от Санькиного. Редко использую его, чаще отсиживаюсь в своем кабинете. Отодвинув подальше круглую веб-камеру на гнущейся ножке, я запустил подключение к «песочнице».

Открыв меню, я полазил по вкладкам и выбрал пункт «лабораторный стол». Пролистав список несколько раз, я не нашел требующийся мне файл.

- Сань?

- Ммм?

- Ты как назвал файл?

- «Ник страдает хренью», — добродушно отозвался он.

- Очень смешно! А если серьезно? - свирепо гляжу на него.

- Так и назвал, — покосившись на меня, буркнул Саня.

- А… что-то я его не нахожу.

- Ты совсем слепой стал? — он направился ко мне. Я выслал ему приглашение к совместному использованию экрана.

Покрутив пару раз туда-сюда страницу папки, он хмыкнул, полистал по вкладкам, убедился, что я все правильно сделал, потом залез в «историю действий», «недавние документы». После этого Саня недоуменно посмотрел на меня. В ответ я ухмыльнулся.

Что-то я не врубился… Куда делся файл?

Меня этот вопрос волнует не меньше, — победоносно смотрю на него.

Саня отключился, направился к своему столику и подключился к той точке доступа.

У меня эта вкладка открыта до сих пор… И знаешь, — он посмотрел на меня растеряно, — файла нет…

Ты его сохранил-то?

Я, что, дурак, что ли? — обиженно насупился он, — Первое правило программиста — сохраняйся! Второе правило программиста — сохранился? Сохранись ещё раз!

А третье правило?

После повисшего молчания, тяжело вздохнув, он ответил:

…сохраняйся и сделай ещё несколько копий!

А где же еще копии? Я их тоже не вижу!

Эх… а третьему правилу я никогда не следовал, — он посмотрел на меня хмуро. — Это у тебя наблюдается параноидальная тенденция, а я таким не страдаю.

Ладно… забей, — я отвернулся от него. Настроение стало паршивым. Что ж за дела такие?! Какие-то таинственные баги появляются и так же таинственно исчезают!


Я решил из имевшихся данных снова смоделировать ситуацию и попробовать ещё раз получить хоть что-то.

Как и ожидалось, ничего не вышло. Впрочем, не помогло и повторное погружение — на том моменте, когда в прошлый раз завис Базете, он просто ответил, что «нерациональное действие», после чего я покинул «песочницу».

Потирая ноющие виски пальцами, я размышлял.

Может нам кто-то взломал базу?

Интересно, кому это понадобилось? — подал полный скепсиса голос Саня.

Ну, люди же пропали… Эти баги как-то могут быть с ними связаны.

Вполне может быть. Но мы ничего не можем доказать — я тоже подумал о взломе и прошерстил всю систему — ничего! Проверил на вирусняк и шпионские программы — та же ситуация. Либо, это сверх-гений, который придумал что-то такое, на что не способны даже твои разработки, либо в этом замешана какая-то мистика!

Мистика? — я застыл с открытым ртом. Я любил читать книги по фантастике, фэнтези и мистике. Как и фильмы на подобную тематику. Конечно, в последние годы у меня значительно меньше времени оставалось для этого хобби, но я периодически выделял немного для этого дела.

Просто так же люди не могут взять и исчезнуть, находясь в доме. Это попахивает сюжетом из нашей игры. Прорыв каких-нибудь тварей из сумеречного мира.

«В нашем прагматичном и скучном мире, где не может произойти ничего подобного?» — с напыщенным снобизмом процитировал его же выражение. Кроме литературной мистики, я почитывал и документальные издания «хроник необъяснимого», в число которых входила и «пепельная среда» с «Зоной».

Вот только не надо мне об этом напоминать постоянно! — он гневно остановил меня, не дав продолжить мою тираду. — Само существование зоны и произошедшего локального апокалипсиса ещё ничего не значит! Это я так, мысли вслух.

Окей, тогда на этом закончим. Не буду сыпать тебе соль на рану. У меня других дел хватает, — после чего встал и направился к себе в кабинет. Надо ещё разобраться с кое-какими документами.

Ну и катись колбаской, — буркнул Саня.

Копы проторчали в нашем офисе до самого позднего вечера, но их специалисты так ничего и не нашли. В итоге, обозленные и уставшие, они покинули наше скромное обиталище, обещав, что непременно наведаются снова — в особенности, если опять кто-нибудь пропадет. Меня очень «обрадовало» обещание инспектора. Надеюсь, что у него больше не возникнет столь веской необходимости в этом и у нас никогда не появится возможности лицезреть лица друг друга снова.

Отложив папку с документами, я потянулся. Десять вечера. Удружили, что называется. Ну, по крайней мере, с бумажной работой я смог разобраться.

Сняв со спинки кресла свой пиджак, я одел его и направился к лифту. Покинув кабинет, я увидел собравшуюся Мэри.

— Ники, не подбросишь одинокую девушку до дома? — кокетливо поинтересовалась она.

— Я на байке. А что с Дэриком? Опять поссорились?

— Ой, не напоминай мне об этом ревнивом придурке! К черту, что ты на байке! Задеру юбку! — она посерела, но тут же вернула себе привычный взбалмошный вид

— Ну, ладно, поехали, — я улыбнулся. Если честно, Мэри для меня только подруга. Не лежала у меня к ней душа. Но девушка настойчиво пыталась завоевать мое сердце уже много раз. С Дэриком их связывают давние отношения, начавшиеся ещё со школьной скамьи. Когда я с Алэри создали фирму, Дэрик пригласил свою подругу к нам на работу. Кто же знал, что у неё вспыхнут ко мне чувства? А я в свою очередь, безуспешно пытался привлечь внимание Кэрин. Увы, но она почему-то категорически игнорировала все мои попытки ухаживания. Она очень тихая и неразговорчивая. Постоянно витает в облаках, лишь в игре и при работе над очередным дизайном оставаясь сосредоточенной. Ещё ни разу у меня толком не получалось с ней пообщаться. Во время игры некое подобие обменами фраз по делу происходило, но дальше не шло. Я как-то попробовал задать ей вопрос «в лоб», предложил стать моей девушкой, но он произвел поистине непередаваемый эффект — Кэрин посмотрела на меня отрешенным взглядом, встала и убежала в туалет. После чего целый месяц шарахалась при виде меня, как от чумного. Не знаю, толи это у неё такая высокая степень скромности, толи как парень я вызываю у неё отвращение. Благо, что через месяц она вернулась в свое привычное состояние, но я не рискнул повторять «налет на крепость».

— О чем задумался? — я отшатнулся из-за того, что девушка подошла ко мне вплотную и заглянула в глаза. Я этого даже не заметил. — Опять о Кэрин мечтаешь?

Она горько усмехнулась и отвернулась. Я мог видеть её печальное лицо в зеркальном отражении кабинки лифта.

— Почему тебе она так нравится? Почему не я?

— Сердцу не прикажешь… — я опустил взгляд.

— Ты это и моему заодно скажи, — она глянула на меня через плечо, прижав руку к груди. — Ник, скажи — почему любовь такая жестокая штука? Почему, ни я, ни ты не можем быть с теми, кого мы любим?

— Хотел бы и я знать ответ на этот вопрос, — я прислонился спиной к стенке и запрокинул голову, разглядывая отражение пола в потолке. — Очень хотел бы.

— А может, — она развернулась и сделала ко мне плавный, но решительный шаг, вытянув руки и положив мне на грудь, — …может, хотя бы один раз попробуешь приказать своему сердцу и провести ночь со мной?

От её сладкого голоса и близости столь манящего своими формами тела, я сглотнул и даже перестал дышать. Перспектива действительно заманчивая. Другого раза может и не быть. Но Кэрин… предать мои чувства к ней? С одной стороны, они могут навсегда остаться безответными. И что я в ней нашел? А с другой… Дэрик… потерять друга из-за девушки?

— Прости… я не могу, — отведя взгляд в сторону, я положил ей руки на плечи и слегка отстранил от себя.

— Я знала, что это ничего не даст, но решила попробовать, — она несмело улыбнулась и первой вышла из лифта, что уже успел достичь первого этажа. Идя спиной вперед, она сцепила руки в вывернутый замок. — Прости, что побеспокоила. Я поеду на метро. Не смогу быть сегодня с тобой ещё дольше. Мне надо побыть одной… Пока.

Поправив черную кожаную сумку на плече, она покинула помещение. Я последовал её примеру. Попрощавшись с Джил, я вдохнул теплый воздух вечернего Нью-Йорка.

Какой же ты идиот, Ник… — сказал я сам себе и направился к мотоциклу, по пути надевая шлем.

Солнце давно уже спряталось за горизонтом, а его багровый отсвет ещё пылал на западе, лишая возможности множеству звезд заявить о своем присутствии. Лишь самые яркие могли пробиться, несмело и блекло подмигивая мне сверху.

Усевшись на своего "коня", я активировал мотор голосовой командой и направился на параллельную улицу. С одной стороны, в Нью-Йорке хорошо придумали — большинство дорог односторонние. Это позволяет по максимуму воспользоваться шириной проезжей части, увеличивает пропускную способность и уменьшает заторы. Но с другой… усложняет задачу по продвижению к нужному месту. Иногда приходится лишние круги «нарезать» из-за этого. По крайней мере, положительные моменты сильно перекрывают отрицательные.

Машин в это время уже не так много как в самый час пик, но вполне хватает, чтоб ехать не больше пятидесяти. За что я любил мотоциклы, так это независимость от пробок. Можно лавировать между машинами и проходить заторы насквозь. Не раз ловил на себе завистливые взгляды людей, что надолго застревали в них.  Я не мог толком сосредоточиться на дороге, постоянно «уходя» в размышления. Слишком насыщенный и тяжелый выдался денек — столько событий навалилось сразу: исчезновение игроков, полиция, баги, эксперименты, Мэри ещё тут. Думаю, не буду сегодня засиживаться — в кои-то веки надо отоспаться.

Я гнал на пределе дозволенных пятидесяти восьми километров в час, лавируя между машинами и отгоняя мысли прочь. В какой-то момент что-то привлекло мое внимание. Я не понял, что именно, но у меня сработал рефлекс и я затормозил перед перекрестком на «зеленый». Сзади послышался визг тормозов, сигналы и ругань, а та машина, что ехала вровень со мной, достигнув середины перекрестка, оказалась снесена огромным самосвалом и в дребезги впечатана в угол ближайшего здания. А ведь для нас горел «зеленый».

Самосвал перегородил половину проезжей части достаточно узкой улицы. Я, как и те, кто стоял за мной, замерли. Люди, увидевшие ужасную аварию, покинули свои машины, и вокруг места происшествия быстро собралась толпа.  Да что это за день такой?!

Я ошарашено стоял и не мог сдвинуться с места. Если бы я не остановился из-за того, что мое внимание привлекло непонятное явление, то я оказался бы впечатан вместе с машиной. Мистика? Везение? Нет-нет, все, с меня на сегодня хватит! Спать! Срочно домой и спать!

Я оторвал ногу от асфальта, и обогнул самосвал, умчавшись в сторону дома.

29 мая 2020г.

Сегодня я так и не смог поспать толком. Переполненный событиями день не отпускал меня в страну Морфея. Лишь ненадолго проваливаясь в беспокойную и наполненную кошмарами дрему, я просыпался в холодном поту, после чего опять терял контакт с реальностью.

С трудом дотянув до шести утра, я собрал сумку для поездки, взял её с собой и поплелся в офис. На этот раз я решил воспользоваться метро. По окончании рабочего дня нашу группу отвезет в аэропорт, заказанный в честь этого случая транспорт.

Я редко пользовался общественным транспортом, даже во время учебы. В ту пору все, что мне было необходимо, находилось под рукой, а по окончании университета меня взял к себе Кай. С первой же премии я сразу приобрел себе новенький мотороллер. На тот момент я не стал шиковать дорогими покупками, а мотороллер вполне удовлетворял мои требования, лишь два года назад позволив себе приобрести своего нынешнего красавца.

Я шел по улице прогулочным шагом. Ещё слишком рано для пробок, да и солнце не печет как днем, так что прогулку можно назвать приятной. Народу тоже маловато. Редкие прохожие спешат по своим делам, да уборщики чистят улицы и загружают мусорные бочки в небольшие оранжевые мусоровозы.

Пройдя минут двадцать до необходимой ветки метро, я стал спускаться в подземку. Проведя рукой над сканером, я оплатил проезд и прошёл через турникет.

Сами по себе стены в метро представляли собой унылое зрелище: серая каменная плитка на полу, бежевые и серые кафельные на стенах, кое-где потрескавшиеся, разбитые или выпавшие, выкрашенные в красный прямоугольные столбы на равном расстоянии друг от друга, несколько полотен рельсовых путей, с обеих сторон обозначенные желтыми полосами на краях платформ. Но это без технологии дополненной реальности. А если её включить, то мир наполнится яркими красками! Везде и всюду будут мельтешить неоновые рекламы, яркие персонажи, красивые декорации, невероятные архитектурные решения и прочее. Таким же грешат и на поверхности. Вот до чего докатилась эта технология! Благо, что я могу отключиться от этого кибернетического кошмара. О чем думал Кай, давая разрешение на использование технологий в этом направлении? Хотя, чего уж тут спрашивать — он подписал договор и связался с большими, просто огромными деньгами. Все компании мира просто мечтали о таком для применения в коммерции и рекламе, а также для экономии на некоторых неугодных моментах.

Я посмотрел на облупившуюся стенку и вздохнул. Активировав дополненную реальность на полную, я увидел мраморную мозаику, которая изображала какой-то шедевр живописи гениального художника прошлого. Ночной город, над которым всходили звезды и месяц, а небо закручивалось во множество спиралей.

Честно, никогда не понимал подобные направления в искусстве. Может и шедевр: как говориться, «так художник видит».

Плавно подлетел поезд на магнитной подушке, сверкая округлым белым корпусом в свете диодных ламп, висевших на железных балках на потолке. После остановки, двери тихо разъехались, выпуская приехавших.

Как и на поверхности, здесь таковых оказалось не так много. Вместе со мной, в поезд вошли ещё человек семь. Если не ошибаюсь, этот китаец шел за мной от самого моего дома. Худой, даже щуплый, с небольшой бороденкой, лет двадцать пять от силы, с небольшими темными круглыми очками, в которых он походил на кота Базилио — ему ещё только шляпы для полного образа не хватает. В белой футболке с надписью «Абибас», в черных джинсах и красных кедах, в ушах наушники. И периодически ловлю на себе его взгляд.

Я хмыкнул своей мысли, что только хотела возникнуть где-то на краю сознания. Следит за мной? Ха! Кому я там сдался? К тому же, мало ли, что он шел за мной от самого моего дома, может ему тоже в тот же район? Кажется, у меня реально началась паранойя. Только не в той области, про которую говорил Саня. Хотя, для игрового сюжета эта идея пришлась бы впору, надо записать — может, чего подкину нашим разработчикам!

Открыв вкладку, я выбрал пункт «блокнот». Всплыло стилизованное под желтый разлинеенный блокнот приложение, где я виртуальной ручкой набросал свои мысли.

Сойдя на своей станции, я обратил внимание, что китаец остался в поезде. Даже не знаю, почему у меня появилась мысль о преследовании. Сам себе удивляюсь.

Поднявшись наверх, мне оставалось пройти пару кварталов и вот он, офис TW. Дверь, естественно, закрыта. Нажимаю на кнопку домофона. Через несколько секунд ожидания и гудков, слышу «кто вы, и по какому поводу?».

— Хэй, Боб, эт я, Ник!

— А, Ник? Ты за каким так рано приперся? — в экранчике наконец-то появилась его удивленная физиономия.

— Да, так — не спится, — пожал я плечами.

— Ну, заходи, — протянул куда-то руку, после чего послышался противный писк — дверь открылась.

Я вошел. Щелк и писк прекратился — дверь вернулась на свое законное место. Подойдя к двери охраны, я заглянул во внутрь. Боб, темнокожий парень лет тридцати, с налысо бритой головой, средней крепости и с небольшим пивным животом, одетый в синюю униформу с надписью «security», потягивал кофе из замызганной кружки с рисунком на нем аналогичной тематики. Восседая на обычном продавленном офисном кресле, он жизнерадостно улыбнулся мне и ударил в мой поднесенный кулак — традиционное приветствие, когда нам удается пересечься с ним.

Немного перекинувшись с ним ничего не значащими фразами, я отметился в журнале ресепшина и направился к себе в кабинет. Быстро добравшись на пятидесятый этаж, я открыл дверь офиса.

Как тут тихо… шаги отдаются гулким эхо по пустому помещению. Ещё чуть-чуть и откуда-нибудь выпрыгнет какое-нибудь чудище. Не хватает только соответствующего музыкального сопровождения нагнетающего тревогу и создающую нужную атмосферу в фильмах для полной картины. Б-р-р-р, я иногда побаиваюсь своей живой фантазии в таких случаях!

Отмахнувшись от возникшего наваждения, я достиг своего кабинета. Черная сумка, на которой отсутствовали какие-либо надписи, что стерлись за пять лет, легла на пол у порога. Садясь за стол, я размышлял о том, чем же мне сегодня заняться. Вся документация подготовлена, основные дела решены, осталось лишь попробовать ещё с багами повозиться и подготовить программу для взлома сервера Пентагона. Алэри мне вчера в двенадцать прислал сообщение в двенадцать о том, что сервер доставят в субботу.

Хотелось бы мне отказаться от этой глупой поездки и вместо этого заняться тестированием взлома. Но нет же, от Саньки не отвяжешься! Свяжет и силком потащит — с него станется!

Ладно, по крайней мере, можно пока имеющиеся разработки просмотреть и подумать над ними.

К пол девятому начал собираться народ. Первой ко мне заглянула Мэри. Она не подала виду о произошедшем накануне. Мило улыбнувшись, она пошутила о том, что я, видимо, ночевал здесь, раз пришел первым, а не последним как обычно.

Около девяти ко мне влетел в кабинет Санька и о чем-то стал гневно тараторить.

— Погоди, успокойся и нормально все объясни, — встав, я положил ему руку на плечо, с беспокойством смотря на его расстроенную физиономию.

— Да как тут быть спокойным! — взорвался он. — Эта сволочь Айзек, — Саня перешел на русский, — эта гнида, да он не врал о том, что оставляет нас на свободе под подписку о невыезде!

В смысле, — я не уловил закономерности в его словах.

- Мы не можем покинуть Нью-Йорк! Ты понимаешь?! Наши билеты на самолет заблокированы и пока с нас не снимут эту чертову подписку, мы не сможем побывать на пляже Майями-Бич!

Вот теперь до меня дошло. С задумчивым видом я плюхнулся обратно в кресло. Интересный поворот событий. Я смогу вволю заняться тем, чем действительно хотел! 

Я смотрю, ты жутко рад, — скорчил недовольную физиономию большой любитель активного отдыха. — Только учти, поездка лишь переносится!

Он пригрозил мне указательным пальцем и встал.

- Да, кстати, кровососы приперлись, так что, пошли, донор.

- Как же они уже достали!

- И не говори!

Я вышел в основную комнату. Как и ожидалось, у выхода сидело два медика в белых общезащитных костюмах с «намордниками» — респираторными масками для защиты от «заражения». Рядом с ними стояли небольшие переносные лаборатории, в которые вставлялись пластинки с образцами крови и их проверяли на присутствие мифического вируса.

Несколько человек уже прошли обследование. Периодически медики вызывали людей по списку. Скоро и моя очередь должна подойти.

И точно, через человек пять назвали и мою фамилию. У меня на внутреннем экране высветилось сообщение о приглашении на обследование и точка назначения с детальным указанием маршрута.

— И когда это вампиры стали нормальным явлением в нашей жизни? К тому же, мы ещё и добровольно отдаем им свою кровь, — вздохнул я, обращаясь к небу с некоей наигранностью в своих речах.

— У тебя случаем чеснока с осиновым колышком не завалялось?

— Увы, мой друг, увы, — я театрально развел руками и направился к медикам. Те видели весь спектакль, что я устроил. И уже не первый раз. Мы частенько дразним их подобным выступлением, даже неудосужив переходом на непонятный для них русский язык. Те до сих пор молчали и никак не реагировали на наши подколки.

Усевшись в кресло напротив того, что находился слева, я протянул руку. Медик продезинфицировал пистолет, вставил в него картридж-иглу и быстрым движением взял у меня кровь. Укола практически не чувствовалось, а ранка заживала быстро благодаря инъекции какого-то вещества по окончании процедуры.

— Свободны, мистер Блэк.

Ну, что ж, можно теперь заняться подготовкой к осуществлению взлома!

Глава 5 Править

День тянулся просто до ужаса долго. Не помогло даже то, что я окунулся в работу с головой, просматривая, дорабатывая и раз, за разом заново проверяя код программ для взлома сервера. Не терпелось опробовать их. Но я не мог. Пока не мог.

В очередной раз глянул на часы. Без четверти четыре. Боже! Как же долго! Мне пришлось оставить модификацию кода — все, что я мог сделать, я сделал. Дальше без проверки вносить поправки смысл отсутствовал.

Открыв новостной портал, я полистал сводку событий: «Губернатор Нью-Йорка встретился с уполномоченным лицом по…», «ООН предлагает ввести законопроект…», «Очередное наводнение на западе страны…», «Шесть человек погибли в результате…», «Прошло заседание суда по делу о мошенничестве…», «Появление очередного маньяка вызвало волнение в районе…», «Йохан Бирман, ранее заявивший о применении биоимплатнов правительством в негуманных целях…». Хмм… биоимпланты?

Нажав на ссылку, я вывел новость в новом окне. В правом углу светилась фотография мужчины средних лет, худого на лицо, со впалыми щеками, на которых красовалась двухнедельная щетина, с безумным взглядом серых глаз, спутанными средней длины светлыми волосами. Одет в белую смирительную рубашку. Его ведут к машине скорой помощи.

«Йохан Бирман, немец, уроженец России. Дата рождения 13.04.1983 года. В начале мая выступил с необоснованным упреком правительства в том, что те применяют биоимпланты для проведения над людьми бесчеловечных опытов, что и послужило причиной возникновения «кристаллоидного синдрома». Это заявление сначала вызывало у его знакомых только смех, но потом поведение мистера Бирмана стало выходить за рамки законных действий. Вызванная полиция арестовала устроившего погром гражданина и отправила на проверку в ближайшее медицинское учреждение. Имелись подозрения на наркотическое опьянение. К сожалению, все оказалось гораздо хуже — мистер Бирман страдал редкой формой параноидальной шизофрении. На данный момент он отправлен на лечение в диспансер».

Так, а здесь у нас что?

Закрыв вкладку, я обратил внимание на следующую статью. «В очередной раз интернет всколыхнули поползшие слухи о…». Чертовы репортеры! Вечно у них новости описываются в таком формате! Интригующая недоговоренность, а когда откроешь, то выеденного яйца не стоит информация, что они там выдали. Пропустить, что ли? Но я все же открыл, продолжив читать с оборванного места.

«…поползли слухи о том, что вечером перед закрытием метро, на различных станциях были замечены случаи появления неизвестных созданий. Как говорит один из очевидцев, Гарри Хьюз: «На платформе стояло всего пять человек. Вдруг свет заморгал, и я увидел нечто ужасное! Это какая-то бесформенная, полупрозрачная тварь! И она ползла по рельсам к нам! Но, к счастью, в этот момент прибыл поезд, и он сбил это кошмарное существо!»

Всех граждан, что столкнулись с подобными случаями, проверили в медицинских учреждениях. К счастью, у них не обнаружено никаких отклонений. Только из-за сильного переутомления на работе при плохом освещении у них было вызвано появление галлюцинаций. Гражданам порекомендовали взять отпуск и пройти курс реабилитации. Причины перебоев с подачей электричества выясняются».

Я хмыкнул. В последнее время очень часто стало упоминаться о медицинской «помощи» тем, кому «посчастливилось» принять участие в событиях, не вписывающихся в общие стандарты. Решили перенять метод Брежнева? Психушка и никаких проблем, хех.

Мельком глянув выступление Мёрфи о деле с исчезновением игроков, я не узнал что-либо нового. Пролистав оставшиеся новости, разочарованно прокручиваю к началу. Ничего интересного. Снова наткнувшись взглядом на статью, где упоминалось о маньяке, я от нечего делать открыл её в новом окне.

«Найденные накануне два трупа молодых парней в парке Грамерси были опознаны. Ими оказались Кевин Олд, двадцати пяти лет от роду, второй Шон Кларк, двадцати двух лет. Убиты с особой жестокостью. Тела жертв полностью изувечены. Есть предположение, что преступник извлек из своего тела биоимплант, так как никакой информации о нем не поступило. Вероятнее всего, действовал начинающий маньяк, так как убийство хорошо спланированно. Ведется следствие».

Грамерси… Район на северо-востоке Нижнего Манхэттена. Фактически, чуть ближе к Мидтауну, чем Гринвич Вилладж. Мэри живет там на девятнадцатой улице, причем достаточно близко к парку. Надо будет её предупредить, чтобы была осторожнее.

Потянувшись, я встал и подошел к окну. Сдвинув жалюзи в сторону, посмотрел на возвышавшееся здание Эмпайр-стейт-билдинга. Оно располагалось в достаточной близости. Когда-то строить сооружения выше пятидесяти этажей считалось достаточно проблематичной задачей: занимали они большую площадь, ветер на высоте, затруднительное обслуживание. Поэтому, зданий, что доходили хотя бы до семидесяти этажей, в начале двадцать первого века оказалось не так много. Но в две тысячи пятнадцатом один гениальный инженер предложил комплекс решений, что позволил возводить сто и более этажные здания, занимающие площадь обычных высоток. С того времени в Манхэттене появилось ещё три стоэтажных сооружения — наше в том числе.


Не знаю, сколько я простоял в раздумьях, когда меня отвлек звонок.

— Да.

— Ник, зайди ко мне, — послышался голос Алэри.

— Что случилось?

— К нам пришли представители одной игровой компании, что хочет приобрести лицензию на нашу технологию.

— Создаем себе конкурентов? — горько усмехнувшись, я покинул свой кабинет и направился к своему другу.

Три утомительных часа переговоров закончились. Я потер глаза. Спать хочется жутко. Приду — точно лягу пораньше.

Попрощавшись с двумя представительно одетыми людьми лет тридцати и пятидесяти, я, было, вознамерился тоже покинуть кабинет, но меня остановил Алэри:

— Куда-то собрался?

— Домой, отоспаться и завтра заняться нашим делом.

Я посмотрел на него. Довольная ухмылка, лукавый огонек в глазах и поза человека, говорящего «ну-ну». Опираясь на край стола, тот скрестил руки на груди и продолжал молча смотреть на меня.

— Что?! — Я не выдержал его взгляда и игры в хитрую молчанку. — Если хочешь что-то сказать, то говори уже! Нечего тут строить из себя таинственного идиота!

— А ты как будто не знаешь… — снова недоговорка. Он меня бесит. Я спать хочу, глаза слипаются, а он мне тут викторину «Угадай, что у меня на уме» устраивает.

— Представь себе — нет! — зло смотрю на него.

— Лето уже на дворе.

— Ещё не совсем. Если ты о поездке, то она отменилась. Всего хорошего — я спать!

— Поездка — да, а веселье — нет. — И снова это довольное выражение на лице.

— Что ты этим хочешь сказать?

— А то, что мы сейчас собираемся в один клуб, что находится в районе Адской кухни!

— Что-о?! Какой ещё клуб? Да ты издеваешься!

А-а-а-а-а! Оставьте меня в покое!

— Я знаю, что тебя просто так никуда не вытащишь, так что, придется тащить силком! — В дверях уже стояли Саня и Мэри.

— Поехали — скучно не будет! — гнул свою линию Саня. — Ты же слушаешь рок? Так вот, в том клубе выступают две моих подруги. Одна француженка, другая японка! У них просто отпадные песни!

— Ладно, поехали… — Махнув рукой под общие крики радости, я покорно отдался на милость жестокой судьбы.

Оставив сумку в своем кабинете, я направился к лифту. Внизу нас уже ждали машины такси. У Алэри личный водитель, в машину которого вместе с сыном мафиози загрузился я, Мэри и Кэрин.

— А? Кэрин тоже пошла? — я удивленно посмотрел на враз покрасневшую как помидор девушку. Она отвернулась к окну.

— Ещё бы она не пошла! — довольно заявила Мэри. — Я умею уговаривать!

Да, знаем мы, как ты умеешь… «Ты едешь с нами, и не волнует!».

Алэри сидел впереди и периодически поглядывал на нас. Вернее, на меня, сидящего между двумя девушками, одна из которых неровно дышит ко мне, а ко второй неровно дышу я. Вот гад — ещё и лыбится!

Доехали, не перекинувшись и фразой — только радио наигрывало лёгкие современные мотивчики.  

Неприметное шестиэтажное красное здание. Таких в этом районе навалом. Официально район именуется Клинтон. Название появилось гораздо раньше президентствования Билла Клинтона, но не стало популярным у народа. Почему же тогда «Адская кухня»? Я когда-то тоже задался этим вопросом. Меня по этому поводу просветил Алэри. Все из-за высокого уровня преступности, делавшей Адскую кухню одним из криминальных центров Нью-Йорка до восьмидесятых годов прошлого века. Здесь процветали ирландские группировки. Пока в восьмидесятом их не изловили, лучше было сюда не забредать. 

Сейчас Адская кухня известна большим количеством театров, модных ресторанов и роскошных многоквартирных домов. Можно даже назвать его в некотором роде престижным.

— Неплохо бы вначале перекусить, — подал Майк замечательную идею, вылезая из машины, и поправляя сползшую прядь длинных черных волос. Двадцать два года, «металлист», прическа соответствующая — распущенные волосы обрамляют лицо. Худой, с осунувшейся спиной. Практически полное отсутствие загара. Сложно представить, как он выглядит в своей обычной одежде из кожи и металла, но сейчас в рубашке и брюках он смотрится нелепо. Мы с Алэри закрываем глаза на его прическу, понимая, что это часть его самовыражения. Главное, что как программист он замечательный специалист.

— Поддерживаю!

— Здесь как раз есть ресторанчик, прямо в самом клубе, — направляясь к входу в подвальное помещение, просветил нас Саня. Над лестницей висела вывеска «На Адской кухне». Видимо, под стиль названия района сделали. Нечасто я заглядываю в подобные заведения, поэтому, оказавшись внутри, внимательно осматривал обстановку. Стены из темного кирпича, просторная площадка перед сценой, большая барная стойка, молодой бармен со светлыми короткими волосами, одетый в яркую рубашку и брюки, взбивает коктейль для двух молоденьких девиц. Те окинули недовольным взглядом нашу многочисленную компанию и продолжили непринужденно обмениваться сплетнями. Играла тихая музыка. Народ практически отсутствовал. Вместо артистов, по сцене расхаживался солидно одетый мужчина, раздававший указания людям, устанавливавшим оборудование для концерта.

Слушая объяснения Сани, я шел следом. Как оказалось, на первом этаже располагались бутики, на втором игровые автоматы, на третьем караоке, на четвертом и пятом несколько танцевальных площадок, а на шестом имелась площадка для катания на роликах. Нынешний хозяин здания, выкупив все квартиры, решил основательно здесь все обустроить.

Мы прошли в следующее помещение, где тесно друг к другу были расставлены круглые железные столики. Усевшись на обтянутые дерматином стулья, мы заняли пять столиков в углу. Сделав заказ у подбежавшей к нам молоденькой официантки в мини юбке и легкой клетчатой рубашке с белым передником, выгодно подчеркивающих её фигурку, мы какое-то время расслабленно сидели, ведя неторопливую беседу. Попивая вишневый сок, что мне принесли, я периодически отвечал на вопросы, отстранившись от основного участия в разговоре. В голове крутилась куча мыслей на различные темы.

— Вы читали сегодняшние новости? — вывел меня из раздумий возбужденный голос Тины, очаровательной блондинки с роскошными длинными волосами и привлекательными формами.

— Да, а что? — это уже Алэри.

— Там же шла речь о монстрах в метро! Как думаете, это массовые галлюцинации или все-таки что-то подобное в действительности было? — Воодушевлена и пылает энтузиазмом. Как это на неё похоже — собирает городские легенды и занимается обсуждением их на форумах. Также, её интересуют и мифы с легендами народов мира. У неё даже свой блог есть, посвященный этим тематикам. Благодаря её увлечению мы смогли создать очень насыщенный деталями и персонажами мир.

— Я не удивлюсь, если это просто сбой в программе дополненной реальности — все-таки, они слишком перегибают иногда палку с наличием рекламы и декоративного контента, — пожал я плечами. — Или кто-то создал программу-шутку, которой пугают доверчивый народ.

— Думаешь? — удивленно посмотрел на меня Кевин, повернувшись в нашу сторону. — Хотя, все может быть. Но мне странно слышать это от тебя.

— Это ещё почему? — я вопросительно повел левой бровью.

— Да ты ж на мистике и прочем помешан! — облокотившись на меня, вклинился в разговор Санька.

— Это не мешает мне быть реалистом, — с серьезным лицом делаю глоток из стакана.

— Ники, ты не стесняйся, — с заговорщическим видом Тина наклонилась ко мне поближе и, приложив ладонь ко рту, прежде оглядевшись по сторонам, продолжила. — Я всегда готова ответить на любой твой нескромный вопрос.

Услышавшие это, парни взорвались громким смехом. Кэрин, глянув на меня, смущенно отвернулась.

— О-о-о! Я смотрю, тебе мало Мэри и Кэрин, теперь ещё и Тина! Да ты ловелас! — подтрунил меня Саня.

— Это не то, о чем вы подумали, — обреченно вздохнув, процедил я.

— Да-да, ничего такого. Но мы-то знаем, — сквозь смех выдал Алекс. 

— Ага, — вторили ему остальные.

— Ребят, вы о чем? — удивилась Тина. — Я ж действительно не о том!

— Но ты это сказала так, что ничего другого подумать и не оставалось, — откашлявшись, сказал Алэри.

— Вот давайте без этих ваших, подколов, — буркнул я. — Кстати, а почему Дэрика нет? Осмотрев всю разношёрстную компанию из двадцати одного человека, я недосчитался только нашим «Аристократом», как его прозвали.

— У него есть на то причина, — пожал плечами Кевин.

— Почему ему можно, а мне нет?! — возмутился я. — Я сегодня ночью практически не спал из-за вчерашних событий!

— Ты же знаешь, что они с Мэри поссорились. И он не сидит целыми днями взаперти, как ты — упрекнула меня за нетактичность Сьюзи, работавшая в отделе маркетинга. Хрупкая девушка двадцати девяти лет с крашенными в черный короткими волосами. Почему-то ей нравилась такая «мужская» прическа.

— И кто же тебе спать ночью не давал? — насмешливо поинтересовался Алекс после небольшой заминки.

— Да наш инспектор, — без задней мысли ляпнул я.

— Чем же вы там занимались с ним? — новый взрыв смеха.

— Смейтесь, смейтесь — а он мне в кошмарах снился, — зловещим тоном произнес я. — Что пришел и как ХВАТЬ! И съел нас!

Народ слегка отшатнулся после моего неожиданного «хвать» с резким выкидыванием рук в стороны.

— Да ну тебя! — хлопнула меня по спине Тина.

На какое-то время внимание переключилось с моей персоны на Алэри, что рассказывал случай из жизни.

— А ты все пьешь свой сок? — кивнул на мой стакан Джон. Славный парень, но любит выпить и считает себя брутальным мачо с отменным чувством юмора. К сожалению, приплюснутый от нескольких переломов нос и пара шрамов на загорелом лице так и ничему его не научили. К этим особенностям внешности Джона можно добавить резкие черты лица, карие глаза, длинные черные волосы, заплетенные в дреды, а также устойчивый запах перегара, подкрепленный новой порцией порядком выпитого за то время, что мы сидим здесь.

— Ну да, — делаю очередной глоток.

— Когда надо расслабиться, ты пьешь эту жижу! Давай, закажи виски со льдом! Будь мужиком!

— Я не пью. Бросил и тебе советую.

— Все у вас, русских, не как у людей! Вы бросаете пить в том возрасте, когда остальные только начинают!

— Ха-ха… — выдавил я безэмоционально и отвернулся от него.

Когда мы подчистую смели закуску со стола, наконец-то принесли ужин. Передо мной поставили аппетитно пахнущее ирландское ирландское жаркое и салат.

Перекусив и побеседовав, мы как раз скоротали время. К этому моменту, я уже откровенно зевал и начал клевать носом.

Меня кто-то хлопнул по спине, от чего я резко вздрогнул и выпрямился, ошарашено оглядываясь вокруг. Новая вспышка смеха. Я обиженно насупился.

— Да ладно тебе, не дуйся, — примиительно улыбнулся Алэри. — На пенсии отоспишься!

— Или в гробу, — добавил Джон.

— Спасибо, вы такие добрые, — съязвил я. Что-то настроение совсем испортилось.

— Вижу, ты сегодня не в духе, — участливо обратилась ко мне Мэри.

— Я уже говорил, что ночью не спал и сейчас не прочь бы прилечь, — снова зеваю, да так, что чуть челюсть не вывихнул.

— На концерте развеешься, а завтра хоть целый день отсыпайся, — «подбодрил» меня Алекс.

— Только все выходные не проспи, — хрюкнул Джон, глупо засмеявшись. Вставая из-за стола, я одарил его убийственным взглядом. Кажется, я уже упоминал, что у него с чувством юмора есть некие трудности.

Когда мы вошли на концертную площадку, здесь оказалось очень людно. Пришлось даже проталкиваться поближе к сцене, чтоб не оказаться на самой камчатке.

Люди взволнованно переговаривались, нетерпеливо переминались с ноги на ногу, шутили, смеялись. И почему мне сегодня так не весело? Ещё и другим настроение порчу.

Я печально глянул на своих спутников. Надо будет перед ними извиниться… в понедельник. А сейчас я немного позлюсь. Не в настроении.

На широкой сцене по краям возвышались большие аудиоколонки, такие же висели на стенах, создавая эффект объемного звука.

Наконец погас свет, и все замолкли, уставившись в ожидании на сцену. Через полминуты раздались первые аккорды гитары, а за ними удары барабанов и вот уже быстрая и ритмичная музыка окутала нас в свои волны, а темноту разрезал свет, что залил всю сцену. Народ взорвался дикими овациями, приветствуя двух девушек, пьянящие звуки гитар которых заполонили все вокруг. Молоденькие, может даже двадцати нет. Француженка с растрепанным каре черного цвета, пряди которого скрывали большую часть лица. Черная майка, обрезанная до груди, штаны цвета хаки, кожаные браслеты с шипами на руках и шее, наколенники и берцы. На руках кожаные перчатки с обрезанными пальцами. У японки черные волосы собраны в короткий конский хвост, пара локонов обрамляет лицо, черный холодный взгляд карих глаз, рубашка армейского типа из однотонного зеленого материала с двумя черными продольными полосами, мини шорты, пара повязок на ногах и ботинки на шнуровке, серые перчатки «без пальцев». У обеих черные гитары.

За девушками старательно лупил по барабанам парень в серой хаки. Из-под рубашки расстегнутой нараспашку торчала белая майка. Рядом с ним играл клавишник в черной «спецназовке» и с налысо бритой головой. Только берета не хватает для полной картины. Странный у них стиль. И откуда эти армейцы взялись?

Француженка ближе подошла к микрофону и, не прекращая игры, затянула на родном языке мистическую песню смешанных жанров.

Не зная языка, я всеми фибрами души прочувствовал то, о чем она пела. Песня завораживала.

К припеву присоединилась японка, далее продолжившая уже одна. А француженка вернулась к ней с началом второго куплета.

Зал рыдал, смеялся, кричал, волновался в такт песни, живя ею, проживая то, что заложили в неё композитор и певицы. Мы словно стали одним целым. Я будто видел все это. Последний удар барабана и наваждение прошло.

Я удивленно похлопал глазами, сгоняя остатки трансового состояния. Это что было?

Взрыв эмоций, восторг, люди радостно аплодируют. Да-а-а… будь сейчас рок популярным на уровне попсы, то эта группа достигла бы невероятного успеха. А так им приходится давать концерты в небольших залах подобных этому.

— Спасибо, спасибо! — с небольшим акцентом произнесли обе певицы. — Следующая песня посвящена нашему дорогому другу, тому, кто пригласил нас в мир прекрасной музыки, того, кто был нашим учителем. Филипп, мы все тебя любим, жаль, что ты уже не с нами.

Если честно, то я не запомнил, как звали солисток группы, хоть Саня настойчиво повторил мне несколько раз. Он пообещал скинуть мне их песни и информацию о составе группы. Честно — последнее меня мало волновало. Я любил слушать рок, но меня не интересовала жизнь и личности тех, кто его исполнял. Моих друзей это удивляло, но я считал это вполне нормальным. Я слушаю хорошие песни — для этого не обязательно быть фаном какой-либо группы и знать все о её членах.

Около двенадцати концерт закончился и я надеялся, что со спокойной совестью смогу направиться домой. Настроение, вроде бы, поднялось, да и спать не так хотелось… но все испортил Джон со своими тупыми и неуместными шутками надо мной, выбесившими на нет.

Взрыв ярости помутнил мое сознание, и я со всей дури врезал ему в лицо. Тот, находясь в нажравшемся состоянии, медленно реагировал и от удара увернуться не смог. А мощь моего натренированного кулака отправила его на пол.

— Ник! Ты что, головой поехал?! — крикнул на меня Алэри.

— С ума сошел?

— Нет! Ты слышал, что он сказал?! — теперь моя злость повернулась против испанца.

— Да, но это не повод…

— Повод! Он меня уже задолбал с подобного рода шутками! Объясните кто-нибудь ему в доходчивой форме, что его юмор такой плоский, что пролезет через щель под дверью!

— Да ладно тебе! Чего ты взвелся-то из-за этого?

— Все, я пошел домой. Всем пока! — махнув рукой, я покинул помещение, не оглядываясь. Никто не спешил меня останавливать. Люди, ставшие свидетелями нашей маленькой потасовки, напряженно провожали меня взглядом.

Добравшись до ближайшей нужной мне станции метро, что оказалась в получасе пути от «На Адской кухне», я спустился вниз. Благо, что эта ветвь работает до часа. Почему же я выбрал метро, а не такси? Не привык бросаться деньгами там, где в этом нет особой необходимости. Если надо — могу и пешком пройтись.

Как и ожидалось — народу немного.

Побродив по платформе, я недовольно смотрел на часы. От нечего делать, запустил полную функциональность дополненной реальности. На меня хлынул огромный поток бесполезной информации.

Вот очередная реклама шампуня против перхоти. Да, знаем мы эффективность ваших шампуней. Безопаснее вообще голову не мыть, чем пользоваться этим средством.

А это у нас супер устройство, что облегчит нашу жизнь! Да, конечно! Прям бегу и спотыкаюсь покупать! Дайте две! По вашей акции! А то, вдруг, мне одной мало будет! Я ж их солить, как огурцы собираюсь!

А здесь у нас что? Да, мне как раз надо сходить к хирургу и увеличить себе грудь до десятого размера! Да что вы говорите? Никаких последствий, кроме невероятно идеального тела? Да вы что? Обязательно надо будет воспользоваться вашими услугами!

А здесь мы видим одного гениальнейшего человека, что объясняет нам полезность какой-то до безобразия бесполезной штуковины! Надо же! А я и не знал! Как я раньше-то жил без него? Ума не приложу!

Накручивая себя все больше и больше, я подошел к краю платформы и ударил пару раз по бетонной стене кулаком.

Ай! Больно то как! Но зато слегка помогло выпустить пар. Ладно, хватит заниматься полной ерундой.

Я открыл меню и собрался отключить «мусорную» информацию, когда какое-то движение справа привлекло мое внимание, а жутковатый звук «ш-ш-ш-ш» заставил вздрогнуть и нажать на кнопку отключения.

Обернувшись, я не увидел ничего. Показалось? Продолжив озираться, я снова включил все функции дополненной реальности. Просмотрев все, я так и не увидел ничего похожего на то, что только что пережил.

Все-таки, показалось? Или… не может быть, чтобы глупый слух, городская легенда, оказался правдивым! Не мо-о-жет! И все тут! Или может?

Баг… да, это баг… или, показалось! Да, да! Показалось!

Я в панике открыл панель разработчика и запустил анализатор кэша истории. Внимательно просмотрев все данные из архива, что сохранились в памяти, я не обнаружил ничего, что напоминало о недавнем случае.

Обреченно вздыхаю. Та же ситуация, что и с багами в игре? Или это другое? Сколько же вопросов!

Я вспомнил о предложении Тины. Надо будет у неё спросить о подобных вещах. Странное дело — я верю в паранормальные явления, но не признаю существования городских легенд и проявления их в реальной жизни. Где логика? Где-то я свернул в не том направлении.

— Парень, огоньку не найдется? — я вздрогнул от хриплого голоса мужчины, что обратился ко мне, указывая на сигарету в руках.

— Не курю и вам не советую, — пробубнил я себе под нос, отворачиваясь.

Незнакомец что-то проворчал про «не твое дело» и направился искать "огонька" у других людей.

Из тоннеля послышался гул приближающегося транспорта.

Глава 6 Править

30 мая 2020г.

Айзек Мёрфи сидел у себя в кабинете в полицейском участке и изучал протоколы, связанные с недавним исчезновением четырнадцати игроков.

«Гиблое дело мне подсунули, - кусая губы, мрачно думал он. – Никаких улик и зацепок. Видимо, меня, наконец-то, решили отправить на пенсию. Как говорит мой молодой напарник – тебе уже давно пора с внуками нянчиться, а ты здесь последнее здоровье тратишь!»

Мёрфи хрипло откашлялся в кулак, после чего закурил очередную сигарету. С наслаждением вдохнув сизый дымок, он выпустил его, наклонив голову назад. Наблюдая за клубившимися облачками у потолка, он размышлял о том, что в его жизни прошло за это время, сколько пережил взлетов и падений, сколько было раскрыто дел, а сколько мертвым грузом легло на противоположную чашу, что в любой момент могут использовать для его выдворения. Если он не сможет раскрыть это дело, то ему точно прямая дорога в заслуженный отдых.

Стряхнув пепел в замысловатую пепельницу в виде скалящегося черепа с закрытым повязкой глазом — трофей, доставшийся лет двадцать назад от контрабандистов — он взял очередную стопку документов и, тяжело вздохнув, стал внимательно читать. Для себя он решил, что, даже если не сможет это дело закрыть и его повесили на него намеренно, он с честью сделает все, что в его силах, показав, что не зря прослужил около сорока лет в полиции.

В дверь постучались. Кинув взгляд на неё, Айзек увидел знакомое лицо. Мужчина пятидесяти двух лет, блондин с голубыми глазами, гладко выбрит и аккуратно подстрижен своей фирменной прической набок. На лице засели глубокие морщины и пара шрамов на левой стороне лица. «Как всегда, в своем неизменном светлом костюме», — подумал Мёрфи. Гость приветливо помахал ему. Кивнув в ответ, Айзек встал, встречая давнего приятеля.

— Айзек, сколько времени не виделись! Как поживаешь? — входя, промолвил он.

— Алвен Хейз, черт побери! Я уж и не чаял, что снова тебя увижу! Со мной все нормально, но каким ветром тебя занесло к нам? — изумленно воскликнул Айзек, похлопывая вошедшего по плечу. Пригласив сесть на свободное кресло, он предложил ему чего-нибудь выпить.

— Кофе. Два кубика сахара. Я к тебе по делу, но неофициальное, так что, тс-с… — он поднес указательный палец к губам и, оглянувшись, выключил свой врилик и намекнул Мёрфи сделать тоже самое. Тот недоуменно помедлил, но выполнил просьбу. Поставив перед своим бывшим напарником красную кружку, он придвинул свое кресло ближе. Садясь, Айзек мельком для себя приметил, что у Алвена, с которым не виделся уже три года, на волосах появилась седина. Тогда его перевели в Вашингтон, заведовать отделом внутренних дел. Поэтому, для Мёрфи казалось странным то, что бывший напарник решил обрадовать его своим визитом.

— Так, что ты делаешь в Нью-Йорке? — задал мучавший его вопрос он.

— У меня отпуск — решил навестить свою больную сестру, — печально произнес он. — У неё рак… боюсь, что она не переживет это лето.

— Миринда? — распахнул глаза Айзек.

— Да, — согласно кивнул Алвен.

— О боже! Как же так? — покачал он головой.

— Ладно, не забивай себе этим голову. Я к тебе по другому поводу: я недавно узнал о пропаже четырнадцати игроков и о том, что ты занимаешься расследованием этого дела. — Хейз внимательно посмотрел на инспектора.

— Да.

— Мне об этом рассказал муж сестры. Он живет по соседству с девушкой, что вошла в число пропавших. Их сын, Джон, был её страстным поклонником, но заносчивая девушка, считавшаяся красавицей из красавиц, давала ему от ворот поворот. Поэтому он стал за ней следить.

— Но это же… — попытался прервать его Айзек, но Алвен сурово глянув на него, продолжил:

— Если бы не он, то произошедшее навсегда осталось неразгаданной тайной. Но попрошу сохранить источник информации в секрете — не хочу, чтобы моя семья из-за этого пострадала.

— Как скажешь, — кивнул тот.

— Так вот, парнишка установил веб-камеру на дерево перед её окном и записывал все происходящее в комнате. В тот день, когда произошел этот случай, девушка никуда не исчезла — она продолжала лежать в кровати!

— То есть… — увидев прищур Хейза, Айзек примолк.

— Она не исчезала никаким таинственным образом. До полицейских в её комнату никто не заходил. Они же, выломав закрытую дверь, принесли с собой какой-то мешок и затолкали её в него. При этом, на видео, что я смотрел и принес с собой, четко видна одна странность, — Алвен достал из своей небольшой черной сумки планшетник, которыми уже несколько лет никто не пользовался. Быстро убрав блокировку экрана и пролистав по папкам, он открыл файл. В нем появилась просторная комната, идеальная чистота которой указывала на скрупулезность хозяйки в отношении порядка. В полумраке прибора ночного видения отображалось неподвижное тело девушки, что лежало на кровати. Из-под одеяла высовывалась только верхняя часть тела, облаченная в тончайшую ночнушку, откровенность которой превышала всякие разумные пределы.

Вдруг, дверь на заднем плане просто влетает во внутрь, вышибленная двумя бравыми молодцами в шлемах. Один остался на входе, а второй подошел к девушке, сняв перчатку, ощупал её руку и шею, после чего крикнул напарнику что-то. Тот сбегал к машине, что, ясное дело, в кадр не попала, но об этом можно было догадаться, увидев принесенную сумку. Полицейские ловко подхватили девушку за ноги и руки, положив в сумку, застегнув и вынеся из комнаты. На этом видео закончилось.

Молчание длилось недолго.

— Это что, черт побери, такое было?! — «взорвался» Айзек.

— Меня это тоже интересует. Но проблема не столько в странном поведении этих полицейских, сколько в девушке.

— А что в ней не так? — озадаченно поинтересовался Мёрфи.

— Она была словно статуя — твердая и неподвижная. Вот, смотри, — Алвен промотал к нужному моменту и включил медленное отображение. — Видишь, её руки даже не изменили позицию, когда они её взяли. А тут, при всем желании, у неё не могла не прогнуться спина, а здесь она словно к доске привязана!

И действительно, инспектор сразу и не заметил указанные странности, разгневанный неподобающим поведением подчиненных.

— Но ведь я видел съемку с улицы — там они выходили без сумок! — вспомнил он просмотренные ранее кадры приложенных к протоколам видео. — Все сфабриковано, — покачал головой его бывший напарник. — Они изменили все записи. Даже не осталось намека на то, что они и её семью с собой в участок повезли, вернув только на утро. Когда у них спросили, что они делали там и что с их дочерью, то они совершенно не помнили произошедшее, говоря только ту «официальную» версию с исчезновением, что спустили и вам.

— Дьявол! — выругался Мёрфи. — Я всегда знал, что доверять этой чертовой технике — бессмысленное дело! Она может подвести в любой момент!

— До сих пор не можешь смириться с гибелью Джейси? — участливо спросил Хейз. — Ведь уже почти пятнадцать лет прошло.

— Да как я могу простить смерть своего родного сына?! — вскочив с кресла, закричал Айзек, тряся руками перед другом. — Он доверился этому чертовому видеонаблюдению и попал в западню к террористам. Я его пытался остановить, но он был самоуверен и невероятно смел, считая, что живет один раз и риск оправданное дело! Как же он был наивен! Я и по сей день вспоминаю, как он смотрел на меня, упав, скошенный выстрелами из автоматов! Сколько боли и страдания было в его взгляде! Сколько сожаления! Он тянул мне руку, а тот ублюдок, что сидел в засаде, ещё и сделал контрольный выстрел в голову.

— Помню, ты тогда обезумел и перестрелял тех, кто не успел скрыться. Тебе повезло, что это дело списали со счетов, а то мог угодить. Тем более, что вы не должны были заниматься поимкой террористов — не ваша компетенция.

— Мы занимались расследованием другого дела и набрели на логово торговцев оружия, что поставляли его террористам. Нам с Джейси крупно «повезло» проникнуть туда именно в подходящий момент. Ах, если бы он меня послушался и отступил, не пытаясь строить из себя героя и пытаться схватить всю группировку! — Мёрфи горестно вздохнул, с трудом переживая нахлынувшие на него воспоминания.

— Ну-ну, будет тебе! — Алвен слегка сжал плечо Айзека.

Успокоившись, Мёрфи скрючил недовольное лицо, буркнув: «Опять сентиментальность нахлынула».

— Ладно — это все, что я хотел. У меня ещё есть дела, — вставая, произнес Алвен.

— Да, конечно, — спохватился Мёрфи. Они так и не притронулись к кофе. Проводив бывшего напарника, он вернулся обратно. «Не забудь включить В.Р.Линк», — на прощанье сказал ему Хейнз.

Отпив остывший кофе, он наткнулся взглядом на папку, что ему сегодня в обед закинул нынешний напарник. Ему эти данные одолжил Кейнз, занимающийся расследованием появления нового маньяка на Грамерси. Казалось бы, зачем это могло понадобиться Мёрфи? Однако Кейнз намекнул, что там фигурировало упоминание об игроках TW. Ознакомившись с данными, Айзек оказался несказанно удивлен: как оказалось, Кевин Олд и Шон Кларк являлись не просто игроками втянутой в инцидент игры, но ещё и участниками шайки «демонов», устроивших потасовку с «ангелами». Прочитав эти названия, инспектор раздраженно поморщился.

Они являются подручными их заводилы — Дэвида Оушена, чья фотография и данные тоже были прикреплены в папке. Как оказалось, вся эта шайка «демонов» никак не могла легальным образом попасть на тот ивент. Дэвид просто взломал сервер и пропустил на приватную вечеринку своих дружков. Об этом стало известно только вчера вечером и сегодня его, вместе со всеми участниками, повязали для допроса. «Взлом может грозить ему двумя годами тюрьмы, но, боюсь, что этот засранец сможет выкрутиться, - невесело размышлял Айзек, читая данные, - сын губернатора Нью-Йорка, как-никак».

К сожалению, допрос не дал особых результатов и никто из «демонов» ничего не знает об исчезновении. Но не это беспокоило инспектора больше всего, а событие, произошедшее уже этой ночью: кто-то ворвался в морг и, убив охранника и распотрошив все помещение, унес с собой трупы обоих «демонов». Кому и зачем это могло понадобиться, Мёрфи, как те, кто занимался непосредственным расследованием преступления, терялись в догадках.

Глава 7 Править

29 мая 2020г.

Пятница. Ночь в самом разгаре. После окончания рабочей недели, народ не желал быстро расходиться по домам, оккупировав рестораны, кафешки, кинотеатры, дискотеки и прочие места развлечения — теперь-то можно было выпить и расслабиться, забывшись от дел насущных и «оторваться» на полную!

«23:58», значилось в нижнем углу внутреннего экрана у девушки, что притаилась в кустах перед неприметным серым зданием. Она с некоторой завистью посмотрела на беззаботно гулявших по улице людей возле небольшого кафе, пользовавшегося высокой популярностью из-за своих мороженных деликатесов. Она и сама не прочь была бы попробовать их, но сейчас у неё есть дело.

«И почему морг оказался в столь людном месте?» — раздраженно подумала она, прокрадываясь к черному входу.

В принципе, лучше было прийти сюда попозже, но имелись обстоятельства, из-за которых она не могла позволить себе такую роскошь, как промедление.

Девушка очень злилась на то, что прошлой ночью она допустила оплошность, из-за которой пришлось заканчивать дело сейчас. «Кто же знал, что в том районе так не вовремя окажутся рядом копы, что вмешаются, получив сигнал об убийстве тех двух? Проклятые биоимпланты!»

Девушка проскочила небольшое расстояние от кустов к зданию и прильнула к двери. Она была облачена довольно странно: на голове черный шлем, похожий на те, что использовали полицейские; одежда — черное трико с короткими рукавами и штанинами, длинные перчатки до рукавов и чулки до штанин; черные военные ботинки на шнуровке; туловище в нескольких местах пересекают серые ремни, крепко удерживавшие небольшой рюкзак на спине и две рукояти мечей, лезвия которых отсутствовали. Кроме этого, на рукавах перчаток сияли отраженным светом черные наручи, закрепленные ремнями, а на верхней части чулок красовались красные ремни; на левом бедре под таким ремнем крепилась кобура с пистолетом и кинжалом.

Любой прохожий, увидев странную девушку, принял бы её за косплейера какой-нибудь игры или шпиона секретной организации. Впрочем, последнее было куда ближе к истине, чем первое. Но, в любом случае, её не могли видеть ни люди, ни техника — «спасибо за это биоимплантам», промелькнуло у неё в голове. Запущенная в сеть программа вируса прекрасно выполняла свою задачу, создавая подобие невидимости для сей таинственной особы. Конечно, если найдется человек, у которого отсутствует это чудо современной техники, то он без труда увидит то, что другим будет не под силу. Но таких надо ещё поискать!

Активировав заготовленную программу взлома, девушка подождала пару секунд, пока не прозвучал утвердительный писк, и не загорелась зеленая лампочка. Быстро открыв дверь, она прошмыгнула внутрь и тихо закрыла её за собой. Здесь было темно, но это не смущало взломщицу, ведь у неё в шлеме присутствовал прибор ночного видения.

Прокравшись несколько коридоров, она нашла лестницу в подвал. Спустившись вниз, девушка проделала такую же операцию по взлому, как и с первой дверью, но, как ни странно, дверца оказалась не запертой.

Слегка приоткрыв её, представительница секретной организации заглянула вовнутрь. Почему-то из распределительной коробки, стоявшей рядом со входом, вылетали искры, а в самом помещении был устроен настоящий кавардак: столы, инвентарь и дверцы от камер с трупами беспорядочно валялись на кафельном полу, погнутые, разломанные и смешанные с кровью.

Громко сглотнув, девушка достала один меч, прикрепленный к ремню на пояснице и, нажав кнопку, выдвинула черное лезвие, похожее на лезвие канцелярского ножа, до уровня тридцати сантиметров. Девушка до сих пор удивлялась этому изобретению, длина лезвия которого в третьем режиме достигала одного метра.

Пробравшись в комнату хранения, девушка на корточках направилась в проход соседней комнаты, куда вел кровавый след. По пути она увидела черный фонарик, на котором значилось «секьюрити». Следом валялись стреляные гильзы и небольшой пистолет, обляпанный кровью.

Сердце девушки предательски забилось быстрее, дыхание стало тяжелым. Выглянув за порог, она тут же спряталась обратно: в центре комнаты, склонившись над трупом охранника, пили его кровь обнаженные Кевин Олд и Шон Кларк. Ошибки быть не могло — это они, пусть даже сейчас их и сложно узнать из-за того, что девушка сильно подпортила им внешность в прошлый раз, сражаясь с ними. Твари оказались слишком проворными и не желали просто так быть убитыми.

Девушка до последнего не верила в те сказки, что рассказывал ей старина Билл, но вот, они перед её глазами — живые и пьют кровь.

Три года назад, тогда ещё Флора Дегофф, она жила себе обычной школьной жизнью: одиннадцатый класс среднестатической и ничем не приметной школы Нью-Йорка, обычный осенний день, ставшая привычной процедура проверки на заражение. Только, этот день перевернул всю её жизнь: сдав кровь, она собиралась как можно скорее покинуть комнату, но сидевший перед ней медик попросил её остаться ненадолго. Выпроводив вторую девушку, что сдала кровь без всяких происшествий, он попросил её отнестись к сказанному спокойно и поведал Флоре о том, что у неё были обнаружены первые признаки заражения «кристаллоидным синдромом».

Ошарашенно замерев, Флора не могла поверить в услышанное, но медик показал на экране ей результаты.

«Но как? Я думала, что это все выдумки и миф! Ведь такого быть не может! С кем угодно, но не со мной!»

Тогда медику стоило больших усилий успокоить девушку, ведь у неё началась паника и страх за свою дальнейшую жизнь — уже тогда вовсю ходили слухи о пропавших людях с обнаруженными признаками этой болезни.

Медик, назвавшийся Джеем, доходчиво объяснил Флоре, что с ней не случится ничего плохого, ведь он был из «подполья», помогавших тем, у кого обнаружили «синдром». Джей предложил ей подумать о предложении присоединиться к их движению, и дал контакты, намекнув о том, что она может и отказаться, но неизвестно, сколько Флора сама сможет скрываться от правительства без помощи.

Флора думала не долго, на следующий же день, собрав вещи и оставив родителям письмо, она вступила в новую жизнь.

Девушка с детства занималась боевыми искусствами и фехтованием. Несмотря на свое страстное увлечение, она, при своем росте метр семьдесят, обладала привлекательным женским телом, и облегающая одежда в полной мере подчеркивала её фигуру. Если бы не своевольный и вспыльчивый нрав, с которым ни родители, ни учителя справиться не могли, Флора вполне могла стать очень популярной в школе. Но она не хотела мириться с навязываемыми порядками. В душе Флора была бунтаркой и всячески пыталась отстаивать свое мнение, даже если это шло наперекор законам, из-за чего она ещё в подростковом возрасте познакомилась местными участковыми и часто получала знатные трепки.

Флора пыталась понять, что же она хочет от жизни, пыталась найти свой путь в ней, но встречала лишь стену недопонимания. Её не вдохновляла перспектива поступать куда-то, а потом всю жизнь работать на нудной работе. Поэтому она пробовала себя в различных сферах жизни. Казалось бы, ближе всего ей были экстремальные виды спорта и искусство, но этот выбор родители не одобряли, желая видеть свою дочь в более подходящей и прибыльной сфере — отсюда и постоянные ссоры. В конец, когда девушке исполнилось шестнадцать, они предложили Флоре после окончания школы отправиться в свободное плавание и самой жить своей жизнью, в которой она сможет убедиться, что её родители желали девушке только добра, и надо было их слушаться.

Хмыкнув, Флора подумала, что она лишь немного раньше избавила их от бремени опеки над ней, воспользовавшись предложением Джея.

Только, как оказалось, романтики в такой жизни было не так много, как себе представляла Флора: сменив имя, ей все равно пришлось пойти работать, а кроме этого, выполнять задачи, что ставили перед ней руководители подполья.

«Я хочу рассказать о первоочередных целях нашей организации, - мерно расхаживая перед Флорой, вводил её в курс дела Джей. – Как ты уже поняла, мы ищем тех, у кого проявился «кристалоидный синдром» и спасаем их из лап правительства».

«А что с ними происходит, если их поймают медики, что не участвуют в подполье?» — поинтересовалась Флора.

«Их отправляют в секретные лаборатории, из которых те больше никогда не возвращаются, - понуро ответил он. – В этих лабораториях проводятся бесчеловечные эксперименты над такими, как мы. Они боятся, что снова повторится «пепельная среда», поэтому столкнувшись с появлением кристаллоидов, как называют зараженных «кристаллоидным синдромом», их начали изучать и пытаться создать вакцину от этого. Результатом стало появление мутантов, что мы прозвали «вампирами». К счастью, они лишь жалкое подобие того, что показывают в фильмах ужасов: периодически, примерно два-три раза в месяц, пьют кровь; света не боятся, но и не способны заражать укусом; обладают чуть большей физической силой, чем люди; регенерируют лишь в два раза быстрее и более живучи, но их можно убить, нанеся множество смертельных ран. Однако, если не отрубить им головы, то умерший вампир через сутки становится ожившим трупом. Эти, хоть и обладают неким подобием разума, нуждаются в постоянном питании кровью, неспособны регенерировать даже как люди, обладают большой физической силой, но постепенно сгнивают «заживо», если так можно выразиться. Неизвестно, сколько они могут прожить в таком состоянии, но, по крайней мере, они также не способны заражать своей болезнью других людей».

Тогда девушка, большая любительница фильмов подобной тематики, узнав все это, загорелась войти в число «истребителей нечисти», как она назвала группу зачистки про себя. На деле же оказалось, что ей не так просто убить живого человека, даже если она понимала о его вампирской сути. Даже сейчас, спустя три года, она испытывала колебания, выходя на дело. Утешало её лишь то, что она избавляла город об безжалостных убийц, что стали считать людей своей пищей.

Одного она понять не могла — «почему этих монстров спокойно выпускают из лабораторий?!» На этот вопрос никто не мог дать ей ответа.

За прошедшее время девушка отправила на тот свет тридцать пять вампиров. Впервые ей придется сразиться с зомби, причем, с двумя сразу.

Вытащив второй меч и выбрав на обоих третий режим, девушка встала и аккуратно ступая, направилась к мертвякам. Те не отреагировали на её появление, продолжая пить кровь.

Хрусть! Флора не заметила осколок стекла, на который так не вовремя наступила. Она не стала медлить и кинулась в атаку на мертвяков, что, услышав этот звук, резко повернулись в её сторону.

«Надеюсь, что сейчас они будут менее резвыми и их получится легче обезглавить», — мелькнула у неё мысль, когда девушка опускала мечи на шеи трупаков.

Увы, но те не пожелали быстрой смерти и, отскочив на несколько метров назад, яростно на неё зашипели. С их изуродованных лиц сочилась кровь, а стеклянные глаза смотрели на девушку с мечами.

Флора, рванув к ним, размахивала мечами, пытаясь достать до уязвимых мест, но мертвяки атаковали её в ответ, кинувшись на неё: один ухватил за левый меч, а второй сжал правую руку. Тому, что справа, девушка всадила коленом в живот — это мало чем помогло, но дало ей лишние доли секунды, чтобы высвободить зажатый в руке «левого» меч, нажав кнопку, складывающую лезвие в эфес, а после вернуть его в прежнее состояние и ударом наискось срубить голову «правого».

Хватка на руке резко ослабла, когда голова мертвяка покатилась по кафелю. Второй же, увидев участь собрата, отпрянул и вжался в стену, пытаясь что-то произнести своим порезанным ртом:

— Фа…фе-эм… фы… уфифаех… наф? — с трудом выдавил он.

«Оу? Надо же, так вы ещё обладаете толикой разума?» — Флора застыла на месте, настороженно уставившись на вдруг заговорившего. «Нет, нельзя их оставлять в живых! Он не человек!»

— Ты уже был мертв, когда я тебя убила в прошлый раз — теперь мне нужно лишь закончить дело, — сказав это, она точным движением снесла голову правым мечом. Девушка с тоской наблюдала за превращением трупов в горстки пепла. Также было и с вампирами. Каждый раз в подобные моменты она вспоминала видео про «пепельную среду». Собрав пепел в захваченные с собой черные мусорные мешки, она направилась к выходу.

«Дело сделано, теперь осталось смыться отсюда».

Глава 8 Править

30 мая 2020г.

На часах в углу экрана значилось без пяти девять, когда я подходил к указанному gps-навигатором месту. Я решил не рисковать, оставив своего «коня» дома, и отправился на метро. Гарлем, район в северной части нью-йоркского округа Манхэттен, для этого времени дня оказался довольно пустым. Даже с учетом субботнего утра несколько прохожих и семь припаркованных вдоль дороги машин казались чем-то нереальным для Нью-Йорка.

Зевнув и потерев красные от недосыпа глаза, я направился к черному входу интересовавшего меня четырехэтажного красного здания. Хоть ночью я и спал как убитый, но, видимо, зря я соскочил в такую рань. Удивляюсь, как будильник смог поднять меня — обычно я отключаю его и в наглую продолжаю дрыхнуть дальше. А тут после первого же сигнала проснулся!

Пройдя мимо двух негров на вид лет шестнадцати, с вызовом смотревших на меня, я обогнул опрокинутый мусорный бачок и остановился перед углом, пропуская нескольких парней и девушку, явно находившихся под кайфом. Алэри предупреждал меня о том, что это место является наркопритоном, поэтому наше темное дельце провернуть и получится.

К слову, несмотря на то, что наше всеми любимое правительство самоотверженно уверяло о полном обеспечении всех граждан США биоимплантами, до сих пор находились люди, успешно избегавшие этой участи. Эти «нарки» и те два гопника (а по их виду это можно сказать с полной уверенностью) являются лучшим подтверждением данного заявления.

Зайдя внутрь дома, я прошел до квартиры «104». Привычная операция по открытию электронного замка, и вот я оказался внутри. Алэри сообщил мне, что снял эту квартиру на две недели. Если не уложусь в этот срок, то можно будет продлить квартплату. Думаю, что в этом необходимости не возникнет.

Закрыв за собой дверь, я оказался в кромешной тьме. Неудивительно, ведь для конспирации здесь закрыли изнутри железными ставнями все окна.

— Свет!

Никакой реакции. Хм-м? Здесь нет компьютеризированной системы управления домом? А я-то думал, что их уже во всех домах понаставили. Хотя, чего я удивляюсь? Это же съемная квартира на сто двадцать пятой улице! Тут если будут элементарные удобства, то это уже хорошо.

Нащупав на стене выключатель, я включил освещение, выявившее все неприглядные стороны данного жилья: прихожая оказалась узкой, выцветшие обои с аляповатым узором, висевшие здесь уже с десяток лет, ободраны, отклеены и покрыты различными пятнами, среди которых проглядывались и похожие на кровь. Благо, что штукатурка с потолка не осыпается и на том спасибо, но чувствую, что до этого недолго ждать осталось, о чем явственно говорили длинные трещины. Видимо, владельцы этого дома забыли о том, что нужно периодически делать ремонт.

Когда я только открывал дверь, мне показалось, что я слышал голоса и чей-то смех, стихший после моего выкрика.

Заглянув в ванную с туалетом, я внутренне содрогнулся от убитого состояния комнат. Думаю, этой разбитой ванной никто уже давно не пользуется. Про кухню вообще отдельный разговор с её черной от грязи допотопной плитой, загаженной раковиной и покрытым подпалинами столом. В отключенный холодильник я даже не стал заглядывать — а вдруг там сгнившие продукты валяются? Прихваченную с собой еду я точно здесь не оставлю.

Стянув объемный рюкзак, в коем и находилась упомянутая снедь, я прошелся в комнату, служившую залом. Практически все пространство здесь занимали серваки — огромные железные стеллажи, выставленные вдоль друг друга и заполненные выдвижными ящиками системных блоков. Все уже подключено и функционирует, о чем явственно говорили зеленые огоньки на панельках. В этой комнате оказалось прибрано. Старая мебель в лице потрепанного порванного коричневого дивана и двух кресел со сломанным столом сложили в углу. Пол же сплошным ковром устилали различные провода. Кроме зала, в квартире имелись ещё две спальни: одну также приспособили под аппаратуру и новое кресло-раскладушку, а во второй расположилась группа головорезов Дона Хулио, вышедшие встречать гостя.

— Амиго! Вы слишком рано! Мы даже не успели навести здесь достойный порядок! — сокрушенно посетовал испанец лет сорока, убирая в кобуру свой кольт. Поняв, что опасности нет, четверо его помощников также спрятали оружие. Мне в нос ударил сильный запах табачного дыма. Заглянув испанцу за спину, я увидел стол, на котором валялись карты и стояли распитые бутылки пива. Хмыкнув, я предложил им не торопиться и направился в спальню с оборудованием.

Кроме кресла, я не обнаружил никакого другого убранства. Прикрыв дверь, я положил сумку на пол и устроился в мягкие объятия своего рабочего места. К слову, спальни и зал оказались приведены в приемлемый вид для данного дома.

Ну что ж — приступим!

Открыв необходимые приложения, я на добрых три часа полностью выпал из реальности, настраивая оборудование. Когда с основными операциями было покончено, я с наслаждением потянулся, наблюдая за ползущей строкой показателя степени завершения установки. «Осталось двадцать семь минут», значилось под ней. «Можно и перекусить», — выдвинула заманчивое предложение, подоспевшая мысля, когда я мельком глянул на время. — «Как раз обед».

Достав из сумки термос, я налил себе чай и надкусил распакованный гамбургер. Как и думал, за это время он успел остыть, но оставался таким же вкусным. Я предпочитал не питаться фастфудом, а есть нормальную еду, но сегодня был особый случай, поэтому по пути сюда я заскочил в одно местечко, где смог по-быстрому отовариться всем необходимым.

Мерно прожевывая гамбургер и запивая его сладким «эрелгреем», я прислушался к разговору испанцев за дверью. Они чего-то не поделили во время последней партии и яростно доказывали друг другу на родном языке свою правоту. К мужским голосам добавились и женские — видимо те, кто занимался уборкой в доме.

Сложив мусор в пакет, я поставил термос в сумку и вернулся обратно к работе. Пока все шло нормально и никаких казусов не предвещалось.

Задействовав установленные программы, я подключил написанные мной модули. В появившемся окне осталось лишь ввести данные, и я смогу лицезреть результат своих трудов.

Суть программы заключалась вот в чем: иллюзорная проекция, копирующая ряд последних удачных авторитизаций. Создается дубликат сервера, запускающего обмен данными между модулями, которые «прощупывают» идентичность сервера пентагона с сервером взломщика с помощью микро языковых запросов. Далее, составляется отчет по ним и каждая анализируется как машиной, так и мной. Также происходят запросы на проверку прокси-серверов. Далее, действую с помощью млк-инъекции через пользовательский браузер и небольшой скрипт, проверяющий реагирование системы и результата отклика. Все также анализируется и добавляется в данные для проведения эксперимента в «песочнице».

Помедлив с некоторым предвкушением, я нажал «ввод». Несколько секунд на черном экране мелькал только курсор, но вот он ожил и побежал вниз, оставляя за собой записи о состоянии и результатах действия программ. Курсор, замерев через пару минут, выдал «Завершено».

Прописав пару команд, я залез в отчеты. Скопировав их, я углубился в изучение данных. Если судить по анализу, то они всего лишь изменили принцип шифрования и внесли некоторые дополнения в защитные механизмы. Плюс к этому, добавили пару новых фишек. Насколько я понял, это разработка Греймана. Талантливый программист и математик. Он смог применить множество математических головоломок в разработке системы шифрования. Но какие бы он не придумал хитроумные способы шифрования, они не стоят и ломаного гроша, если знаешь, что все они создаются по принципу, заложенному мной и Каем в эту систему. И никуда он от этого не уйдет, иначе ему придется переделывать все ядро сервера, как программное, так и аппаратное. Конечно, остается вероятность того, что он придумал способ, применяя свои разработки, обойти меня на моем же поле, но это маловероятно.

— Че-е-ерт! Он это сделал! Он обошел меня на моем же поприще! Вот тварь! Да я его в порошок сотру! Как он посмел так надо мной насмехаться?! Он же извратил мое детище до предела! — взорвался я, спустя ещё семь часов изучения полученных результатов.

Так, успокойся… Анализ сигнатуры показывает, что для этого им потребовалось оборудование помощнее… неужели Кай смог придумать что-то новенькое и не оповестил меня?

Попрощавшись с парнями Дона Хулио и четырьмя девушками, заканчивавшими отмывать ванную, я покинул здание и отправился домой. Уже на месте я дозвонился до Кая:

— Слушаю, — коротко выдал мой старый знакомы.

— Привет, это я, Ник. Как поживаешь? — как можно жизнерадостнее пропел я.

— Вижу. Чего тебе? — также холодно проронил он.

— Ты чего такой неприветливый? — насупился я. — Стряслось, чего?

— Ты появился на горизонте в моей размеренной жизни, — безэмоционально произнес этот великий зануда.

— Понятно, значит, я тебе больше не нужен и ты нашел себе кого-то более подходящего, более соответствующего твоему мировоззрению, я прав?

— Я иногда удивляюсь тебе, Ник. Ты такой проницательный, словно умеешь читать мысли. Да, я нашел Винса Греймана. Он, в отличие от тебя, не спускает свой талант на пустые развлечения. Более серьезный и сосредоточенный на успехе. Последний год я сотрудничаю именно с ним.

— То-то я думаю, чего это про меня никто не вспоминает и не приглашает для новых разработок? — преувеличенно удивленно посетовал я.

— А ты больше играй в свои игрушки, глядишь, скоро про реальный мир совсем забудешь, — хмыкнул Кай.

— Но-но! Я, между прочим, занимаюсь не только компьютерными играми! В них я тестирую свои разработки искусственного интеллекта!

— Да? Неужели… с трудом верится, знаешь ли, что эта отрасль сможет преодолеть тот застой, в котором она сидит последние лет пять-семь. Где те обещанные гуманоидные роботы, которые смогут заменить людей на производстве? Где эти андроиды, что по поведению будут неотличны от нас? Где? Я эти сказки слышал на твоем выступлении семь лет назад, но до сих пор не вижу и четверти реализованного из того плана, о котором ты так воодушевленно уверял всех на конференции. Ты талантливый программист, но не стоит витать в облаках. Занимайся более реальными вещами. Ты хорошо зарабатываешь на своем проекте, но из-за отсутствия расширения рынка в другие страны, ты многого от своей игровой компании не добьешься. Да и долго она протянет? Когда появится больше конкурентов, сможешь ли ты выстоять? Ты сейчас уже еле держишься на плаву. Я могу предложить тебе гораздо больше: деньги, престиж, власть, влияние.

— Слушай, Кай. Ты знаешь меня — я романтик и мечтатель. Меня мало интересуют такие вещи. Я с детства грезил о системе полного погружения в виртуальную реальность, я её получил. Это мое детище. Так же, я мечтал о «живых роботах». Эту мечту я пока не смог реализовать, но только из-за отсутствия достойного аппаратного обеспечения. Ты, случаем, не придумал ничего помощнее? Тогда я вполне смог бы опробовать свою разработку искусственного интеллекта класса «снизу-вверх».

— «Снизу-вверх» говоришь? И ты считаешь, что это действительно будет работать? Такой ИИ, который по своим свойствам копирует человеческий мозг, а не тупой компьютерный вариант?

— Абсолютно уверен! — И это чистая правда. — Я давно смог разработать этот принцип и в слабом виде применить в игре к некоторым НИПам. Наблюдать за ними было интересно, но они не смогли реализовать и десятой доли своих возможностей из-за того, что не хватало производственных мощностей.

— Да, есть одна разработка, но я не могу тебя просто так подпустить к ней — это правительственный заказ и правительственный объект.

— Я, как бы, все ещё числюсь в экспертах под твоим началом, нет?

— В общем-то, да. Но кто знает, что ты можешь случайно разнюхать, не являясь основным разработчиком.

Я поперхнулся.

— Ты шутишь? Что за бред? На кой мне это? Я делаю свое дело, и меня интересует только реализация своих возможностей в создании программного обеспечения! — Конечно-конечно, — презрительным тоном произнес Кай. Иногда я ненавижу этого циничного ублюдка, считающего, что все люди одинаковы и относиться к ним надо как к скоту, способному только на подлость и заботящемуся только о себе. Хотя, должен заметить, что в данном конкретном случае, его отношение выглядит вполне уместно, учитывая, что я собираюсь воспользоваться им для получения информации. Как это ни прискорбно.

— Так ты заинтересован в моих разработках или мне стоит поискать кого-нибудь другого? — ледяным тоном поинтересовался я.

На том конце «провода» раздался надменный смешок.

— Ладно, завтра я вышлю тебе билет до Вашингтона и личное приглашение в Пентагон. В аэропорту тебя встретит Шандар — мой личный помощник. Он индус, как ты можешь догадаться по его имени.

«Ага, каждый день общаюсь с индусами и знаю все их имена! - раздраженно подумал я, отметив в его голосе ироничные нотки. – Это он у нас большой любитель Китая, Южной Кореи, Японии и Индии – постоянно мотается в командировки в эти страны! Вернее, мотался, пока не ввели запрет на выезд из страны. Хотя с его связями, не удивлюсь, если он по-прежнему совершает свои периодические поездки».

— На мне весит подписка о невыезде! — поспешно протараторил я, зная о дурной привычке Кая бросать трубку, не попрощавшись.

— Что?! — резко вскрикнул он. — За что его на тебя навесили?!

— Слышал об исчезновении четырнадцати игроков?

— Нет и слышать не хочу. Это не мои проблемы. — Излишне поспешно выпалил Кай.

— Стой. Я к этому не причастен, просто пока идет расследование нас «вежливо попросили» никуда не выезжать, — делая акцент на последнем слове, заверил я его.

— Хорошо. Как только решишь свои проблемы — сразу обращайся… — В его голосе послышались неприязненные нотки.

— Ты не понял — я в этом не замешан, поэтому, если ты применишь свои связи, то я не буду отягощен этим вынужденным просиживанием в Нью-Йорке.

Продолжительное время Кай не отвечал. Я уж испугался, что он решил отправить меня в «игнор», а сам пошел заниматься своими делами.

— Я подумаю над этим, — раздалось в «трубке», после чего связь оборвалась. Видимо, я его уже достал.

Когда мы только познакомились, я надеялся на плодотворное сотрудничество с таким великим гением, как Кай Адамс, но я ошибался. Наши дружеские отношения продолжались недолго: как только мы узнали друг друга получше. Несмотря на продолжение партнерства, частота перепалок с нашим участием неуклонно росла. Кай считал, что все должно однозначно иметь результат, который отвечает его непомерным амбициям. Либо власть, либо деньги, третьего не дано. Ему всегда казалось, что ценность имеет только это и всю жизнь он положил на то, чтоб подняться из самых низов общества и достичь этих целей. Мои же мечты и идеалы казались ему смешными. Я был такого же мнения в отношении его чаяний.

Тяжело вздохнув, я плюхнулся на кровать, размышляя о дальнейших действиях. Для проникновения в базу данных пентагона мне потребуется всего на всего минимальный уровень доступа. Тогда я смогу уровень за уровнем просканировать всю систему и узнать о ней то, что не получилось сейчас и, используя приготовленные программы, что ещё придется доработать, получу доступ к секретной информации. В теории все это выглядело легко, но сомневаюсь, что находясь под наблюдением в лабораториях пентагона, я смогу с легкостью провернуть это дело. К счастью, остается вариант помощи извне в лице Саньки — в былые студенческие годы мы с ним грешили этим делом забавы ради, взламывая сайты известных компаний и банковские счета нефтяных магнатов. Сейчас, конечно, будет сложнее подговорить его помочь мне, но это дело решаемо.

Найдя контакт Сани, я нажал «дозвон».

Услышав в наушнике его недовольный голос, я поинтересовался, в чем причина.

- А ты сам как думаешь?! — был мне ответ. — Устроил такое!

Ладно-ладно, не кипятись! — примирительно произнес я. — У меня к тебе дело есть на миллион.

Что за дело, — насторожился Саня.

Помнишь, мы с тобой в две тысячи двенадцатом взламывали «пятиугольник» [5]?

Почему я упомянул перевод пентагона? Дело в том, что в системе голосовой связи имелась такая функция, как распознавание определенных слов, будь то «президент», «теракт», «пентагон» и прочие, каким-либо образом относящиеся к политике и государственной безопасности. Как только подобные слова проскакивали, то сразу же включалась запись разговора, которую потом проверяли фбровцы. Мои «ковыряния» в системе своего биоимпланта не позволили избавиться от этого контроля, так как он осуществляется на сервере, поэтому приходилось шифроваться.

Помню… - осторожно подтвердил он. — Стой! Ты что, собрался его?..

Да, — спокойно констатирую факт. — Только на этот раз все куда сложнее. Один очень умный человек постарался и исковеркал мою ювелирную работу в какой-то безобразный гротеск. Знаешь же Винса Греймана?

Этого выскочку из антивирусной компании? — недоуменно уточнил Саня.

Да. Он сейчас работает на Кая.

Они нашли друг друга, — послышалось фырканье на том конце.

И не говори — они друг друга стоят! Но дело не в этом. Этот Грейман смог кардинально изменить ту систему. Это у него удалось благодаря новой разработке Кая. Я позвонил Каю, наплел про новую разработку в сфере искусственного интеллекта. Немного подумав, он согласился взглянуть на неё и приглашает в «пятиугольник».

А что с подпиской?

С его связями — это не проблема. Главное, чтобы он уловил выгоду в этом деле и уцепился за него своей железной хваткой. Тогда я смогу получить достаточный уровень доступа, даже если первоначально не смогу проникнуть в базу данных.

Хэй-хэй! Не гони лошадей! — осадил он меня. - Это слишком рискованно!

Не спорю, но мне просто необходима секретная информация «пятиугольника».Что ещё за секретная информация? — У Сани зародились нехорошие подозрения по поводу моей компании на пентагон.

О болезни, про которую ходят слухи в последнее время, — уклончиво пробормотал я. — Ты не оставил это гиблое дело до сих пор? — зная очевидный ответ, проворчал он.

Да.

Ладно, я помогу тебе. Что от меня требуется? — Решив, что я безнадежен, Саня махнул на мое самодурство рукой. Не можешь изменить, так хоть проследи и по возможности проконтролируй, хе-хе.

Помощь может и не потребоваться — все зависит от обстоятельств. Но если что — я рад, что могу на тебя рассчитывать!

Хорошо. Тогда получается, что тебя некоторое время не будет в Нью-Йорке?

— Да. Может даже очень надолго. Если возникнут проблемы, то пиши — попробую решить.

— Да уж как-нибудь без тебя обойдемся. Вали спокойно в свой Вашингтон — ничего с твоей компанией без тебя не случится, — утешил меня Саня.

Спасибо! Ты настоящий друг!

Попрощавшись с Саньком, я позвонил Алэри и доложил ему о результатах.

Ясно, тогда остается ждать лишь того, чего ты сможешь добиться на месте, — задумчиво проговорил он. — Об серверах можешь не беспокоиться – аренда того помещения выйдет нашей семье значительно дешевле, чем хранить его где-нибудь на складе, так что, спокойно занимайся расследованием.

На прощанье Алэри проронил «Удачи» и отключился.

«Так, теперь осталось лишь скинуть информацию на корпоративный форум. Хотя-я… думаю, что стоит сначала дождаться получения ответа Кая, а то, может он из принципа не станет помогать мне с решением моей малюсенькой проблемки».

На следующее утро меня разбудило голосовое сообщение от Кая: «До сих пор дрыхнешь, небось? Знаю я тебя, можешь не отпираться. Твоя просьба удовлетворена, так что, собирай манатки и лети в аэропорт».

Он смог сделать это? Полдесятого только? В воскресенье? Он не перестает удивлять меня! Мой мозг медленно пробуждался ото сна и с неохотой пережевывал поступившую информацию.

Раздавшиеся аккорды коротенькой, но противной мелодии, окончательно меня разбудили. Что ещё там? А, сообщение…

— Что?! — Я моментально проснулся, когда открыл его и увидел, что это билет на самолет и что до отлета осталось чуть больше сорока минут. — Да ты издеваешься?!

Я соскочил с кровати, хватаясь за рубашку, накинутую на кресло и впопыхах одеваясь. Благо, что я не распаковал сумку с вещами, предназначавшимися для поездки в Майями.

За две минуты впихнув свою тушку в одежду и схватив сумку, я покинул дом и выскочил на улицу, лихорадочно ища в контактах номер компании такси.

— Нью-Йорк такси, слушаю вас, — раздался приятный женский голос. Я выпалил ей адрес своего местонахождения. — Принято. Такси будет у вас через три минуты. Всего доброго.

Нервно отмерив расстояние от одного фонарного столба к другому, я увидел желтый электромобиль, подкативший к обочине.

— Это вы вызывали такси? — любезно поинтересовался тип восточной национальности с короткими курчавыми волосами, очень смуглой кожей и одетый в гавайскую рубаху.

— Да, — коротко бросил я, открывая заднюю дверь и запрыгивая в салон с сумкой.

— Может багаж луч…

— Некогда! — резко оборвал я его. — В аэропорт! И побыстрее!

— Как скажете, — испуганно кивнул тот.

Глава 9 Править

«Подражатель» упал на пол, разрубленный моим мечом пополам. Довольно специфическое ощущение вызывало видеть собственное мертвое тело. А уж какие чувства возникали, когда я сражался с ним, владевшим всеми моими же навыками.

Погибший моб слегка засветился, превратившись в груду разбитых зеркал, после чего распался на полигоны. Благо, что эти создания не кучкуются, а предпочитают одиночные нападения на своих жертв — с десятком самих себя было бы справиться куда сложнее, чем с одним.

Сев в самолет, я с облегчением расположился на указанном в билете месте у окна в центре салона бизнес класса.

«Надо же, Кай не поскупился на такое, - промелькнула у меня мысль. – Удивительное дело».

Нынешние самолеты внешне мало чем отличались от тех, что применялись десять лет назад, разве что, передние и задние крылья объединили в одно широкоугольное, а двигатели работали на электроэнергии, хранящейся в нано-кристаллических аккумуляторах, разработанных японцами в две тысячи шестнадцатом. Они невероятно энергоёмкие и способны держать заряд, по предположению ученых, до пяти лет без подзарядки. Сейчас их применяют во всех видах электроники и техники.

Я попросил стюардессу не тревожить меня до прилета и сразу же подключился к игре. Ещё в такси я отписался на форуме о том, что буду отсутствовать продолжительное время, поэтому сейчас мог не париться по этому поводу и полностью сосредоточиться на виртуальном мире.

Заглянув к своему старому знакомому НИПу, прикупив у него необходимого и в качестве бонуса получив целую гору нелестных эпитетов, я переместился в срединный мир. Есть здесь на одном уровне «Зеркальная пещера», где обитают «подражатели» — раса зеркальных существ, способная копировать то, что видит, вместе с навыками отраженного на своей поверхности. Как выглядят на самом деле эти существа, не знает никто, даже его разработчики. Задумка Тины заключалась в том, что когда игрок встречал его, то тот сразу же представал в обращенном виде, а погибнув, просто превращался в бесформенную груду зеркальных осколков. Вот и сейчас, поверженный моб своими останками никак не походил на живое существо. Я задумчиво проводил взглядом разлетевшиеся полигоны и притянул выпавший лут и энергию, после чего направился дальше.

Зеркальные пещеры оправдывали свое название — все стены и столбы, что встречались здесь, как в кривых зеркалах какого-нибудь аттракциона из парка развлечений, во множестве отражали мою искаженную персону и кучу других деталей пещеры. Без карты здесь запросто можно заблудиться, ведь в отражениях видны тысячи тоннелей и проходов, а также невозможно понять, кто из тех, кого ты видишь, является просто иллюзией, а кто врагом.

На карте в правом верхнем углу я увидел ещё одну красную точку, что приближалась ко мне. Восстановив ману, я приготовил «цепную молнию». Громко потрескивая, фиолетовые электрические разряды заиграли между пальцев моей левой руки, а когда враг выскочил из-за угла, я выбросил руку вперед и электрическая дуга, изгибаясь и заливая все пространство вокруг ярким ослепляющим светом и ужасающим гулом, впилась в мою копию. «Подражатель» даже не успел ничего предпринять, как его отбросило в стену. Извиваясь и дергаясь от разрядов молнии, он попытался активировать заклятие щита, но я уже был рядом и пронзил создание мечом — упав на пол, тот повторил метаморфозы ранее погибшего собрата.

Что я забыл в этом месте? Ведь для моего уровня они уже слишком слабы. Вернее не так — они моего же уровня и так будет всегда, даже когда я достигну самого последнего сто пятидесятого, они также будут равного мне уровня. Но при условии того, что они нападают поодиночке и применяют мои же способности, у них нет и шанса выстоять против меня сейчас. Однако сегодня ночью мне приснилась эта пещера и мне, почему-то, очень захотелось её посетить как можно скорее.

Времени полета вместе с привычными задержками рейса мне вполне хватит для прохождения этого донжона, поэтому я и рискнул сунуться сюда находясь в самолете.

На данный момент я прошел большую часть и вышел в одну из самых потрясающих воображение пещер, где на просторной территории во множестве мест расположились водопады и фонтаны из гейзеров, создававшие фантастическую феерию воды и света, испускаемого из проёмов в потолке и отражаемого от многочисленных зеркал. В этой причудливой игре, создающей тысячи радуг, в полной мере казалось, что ты попал в сон.

С трепетом прикоснувшись к радуге, я зачерпнул немного краски рукой. Желтая вяжущая жидкость переливалась и задорно дразнила своими золотыми искрами — волшебство этого места обретало материальное воплощение.

Не будь я в игре, моя одежда уже давно промокла бы от летевших на меня брызг. Во время разработки, этот эффект решили устранить, так как во многих случаях влажная одежда доставляет значительный дискомфорт, что может негативно сказаться на положительных впечатлениях пользователей игры.

Я достал флакон и перелил в него «радугу». Краски этой жидкости можно применять во множестве алхимических препаратах, в создании предметов, да и стоят они тоже прилично, по крайней мере, по меркам обладателей сороковых уровней — именно с таким можно без опасения соваться в эти пещеры.

Пока я набирал «радугу» во флаконы, мимо меня успело пройти несколько низкоуровневых групп, с любопытством осматривавших необычное место.

Я не стал сильно жадничать и обошелся тремя флаконами каждого цвета. Ещё немного полюбовавшись местными красотами, я направился дальше.

Сами коридоры «зеркальных пещер» представляли собой огромную разветвляющуюся сеть, и плутать здесь можно невероятно долго. Когда я в первый раз оказался в них, то потребовалась неделя, чтобы обойти все её закоулки — хорошо, что мест для создания безопасной зоны и выхода из игры здесь было достаточно. Сейчас же у меня задача заключалась в конкретной цели, и я выбрал самый короткий путь к сердцу донжона.

С боссом я даже и не думал сражаться, но кроме него в центре находилось ещё несколько примечательных мест, как «Блуждающая пещера Исполнителя желаний» и «Источник бессмертия», позволяющий на полчаса увеличивать количество жизни на двадцать процентов. К последнему-то я и направлялся, припася ещё десяток бутылей. К сожалению, мне ещё ни разу не выпадало удачи побывать в «блуждающей пещере». Я даже не знаю ни одного человека, кому это удалось.

Кевин как-то рассказывал, что один очень настырный игрок все же умудрился найти вход в неё, но так и не рассказал, что там увидел. Тина же, Кэрин и сам Кевин, создатели этой локации, держали рот на замке о её расположении и условии проникновения в столь таинственное место. Я, конечно, мог бы и просто посмотреть скрипт программы, но во мне играла гордость геймера, не позволявшая идти на такое читерство. Поэтому, периодически я заглядывал сюда и вновь и вновь пробовал отыскать секретную комнату, но каждый раз тщетно.

Перебив ещё несколько десятков «подражал», я подошел к отполированным до зеркального блеска золотым вратам, когда услышал чей-то неприязненно знакомый голос.

Накрыв себя заклятием невидимости, я прильнул к стене. Через пару минут появились и сами обладатели голосов. Ими оказались два парня в черных смокингах лет двадцати пяти. Одного из них я узнал сразу — предводитель демонов, напавших на нас в прошлый раз. «Что они тут делают?» — зло подумал я.

Можно было бы на них напасть исподтишка, активировав одно из двух моих самых убойных заклятий, но я посчитал, что лучше проследить за ними — стало интересным, что эти двое забыли в этом месте в то же время, что и я.

Переговариваясь о каких-то ничего не значащих вещах, они прошли мимо золотых врат, даже не взглянув на них. Демоны шли прогулочным шагом и свернули в небольшое ответвление. Я последовал за ними.

Потребовалось около пяти минут, чтоб дойти до небольшой пещерки, оканчивающей коридор тупиком.

Заблудились?

Однако главарь знал, что делал и, вызвав меню, материализовал какой-то кулон, после чего поднес его к поверхности стены, вблизи походившей на стилизованный знак бесконечности.

— Босс, откуда у вас появились сведения о «блуждающей пещере»? — удивленно воскликнул его подопечный.

«Ого! Надо же, как мне повезло!» — довольно усмехнулся я.

— Идиот! Не стоит кричать об этом — вдруг кто услышит! — зашипел на него «босс».

— Простите, — прикрыв рот, демон оглянулся.

— Мич, ты никогда не изменишься, — сокрушенно вздохнул главарь, проходя в открывшиеся врата темного коридора. — Я взломал их сервак и узнал все, что мне необходимо!

— А это не опасно? Ведь вчера к тебе уже заглядывали копы! — ёжась и оглядываясь вокруг, уточнил Мич.

— А что мне могут сделать эти недоумки, пока мой отец губернатор? — раздраженно фыркнул главарь.

— Ну да…

«Вот значит как! – разъяренно подумал я. – Ну, что ж, я тебе устрою! На правах админа ты у меня получишь перманентный (прим. авт. – постоянный) бан с удалением аккаунта! А ещё компрометирующая запись послужит хорошим доказательством в суде!» Довольно потерев руки, я залез в админскую панель, и найденные данные скопировал в память своего врилика.

Впереди появился просвет, выведший нас к широкой комнате с каньоном, над которым проходил зеркальный мост, похожий на естественное образование. Когда демоны вступили на него, раздался неожиданно звук «пим», а место, куда опустил свою ногу главарь, загорелось красным.

Демоны напряженно замерли, но на протяжении минуты ничего не происходило. Однако следующий же шаг произвел новый звук с более высокой тональностью, а вместо красного, на мосту загорелся оранжевый. Больше ни секунды не обращая на это внимания, они двинулись дальше, создавая жуткую какофонию звуков и света.

— Кто посмел нарушить мой покой столь отвратительным исполнением музыки?! — гневно прорвал нестройный хор звуков чей-то звонкий голос. Из пропасти, по которой протекала радужная река, клубясь и закручиваясь, выросла стройная полупрозрачная фигура, отдаленно напоминавшая женскую и постоянно изменявшая цвет.

— Мое имя Дэвид! Я приказываю тебе — подчинись моей воле! — напыщенно прокричал тот.

— Жалкий демон будет приказывать мне, Исполнителю желаний? Глупец! Ты поплатишься за свою дерзость!

Сказав это, существо взмахнуло рукой, и мост просто рассыпался, увлекая за собой стоявших на нем демонов. Те раскрыли свои крылья, но не смогли взлететь, захваченные многоцветной водой и увлеченные в её темные глубины.

После этого, Исполнитель желаний удовлетворенно рассмеялся и повернулся в мою сторону.

— А чего желаешь ты, ангел?

Честно, я был ошарашен тем, что меня заметили, ведь до этого ни один моб или игрок не мог обнаружить меня под высокоуровневым заклятием невидимости, прокачанным до самого предела. Даже будь у кого-то аналогичного уровня развитый навык обнаружения, он не смог бы осуществить это. Ох уж эти Тина и Кэтрин!

Сняв полог невидимости, я подошел ближе к «Исполнителю» и произнес:

— Я не ставил перед собой никакой цели, когда шел в твою пещеру. Меня привело сюда чистое любопытство и случайность, при которой я решил проследить за этими двумя, — честно произнес я.

— Глупо блуждать по миру без всякого смысла. Я помогу тебе, избавив от столь пустого существования. — Исполнитель вновь взмахнул рукой.

— Эй-эй, стой! — поднял я руки вверх, отступая назад. — Что за!..

Но я не успел договорить, как хлынувшая на берег волна, смела и меня. Казалось, что меня схватила гигантская рука, сжавшая мое крохотное тельце и увлекшая его за собой в пропасть. Я с немым удивлением проводил взглядом странное творение своих сотрудников, когда погрузился в теплые воды подземной реки.

К несчастью, для ангелов и демонов задохнуться под водой возможность представлялась вполне реальная. Лишь только специальные заклятия позволяли исследовать затопленные уровни. Я решил не проверять свои способности к задержке дыхания и сразу же активировал «дыхание рыбы». Но, как оказалось, необходимости в этом не возникла, так как мгновением спустя, меня небрежно вышвырнули в широкий воздушный карман. Пролетев кубарем по полу, я не очень изящно остановился.

«Весело. И что дальше?» — оглядываясь вокруг, задал я сам себе вопрос. Здесь стены состояли из окон порталов различных цветов. Я направился к тому, что представлял собой яркий цвет индиго. Прикоснувшись к порталу, меня вмиг переместило в просторную пещерку. Как это ни прискорбно, но здесь я не обнаружил и намека на выход — лишь все стены вокруг покрывала гладкая поверхность множества зеркал.

«Это шутка? Зачем они так намутили с этим квестом?» — вздохнул я, направляясь к центру комнаты и рассматривая свои изломанные отражения. В какой-то миг я обратил внимание, что отражения ведут себя как-то странно — они все представлены в единственном числе и нет лишних дублированных во множестве зеркал с дополнительными отражениями.

Ошарашенный этой догадкой я встревоженно завертел головой и уловил момент, когда от одного зеркала отделился кособокий и кривой «подражатель». За ним из противоположного спрыгнул ещё один, так же выделявшийся непропорциональностью. Я с ужасом понял, что все несколько сот моих отражений оказались неким странным видом «подражателей», отличавшихся исковерканными формами.

И вся эта орава кинулась на меня, размахивая изуродованными подобиями кислотного меча и посылая в меня причудливые стрелы света, также проносившиеся по изломанной и непредсказуемой траектории.

Я воспроизвел заклятие цепной молнии и ударил им сразу по трем десяткам противников. Те вмиг рассыпались осколками, но остальные не дали мне возможности снова применить заклятие, и я вынужден был отскакивать и отбиваться мечом.

Сразу пятеро попытались навалиться на меня с наскока, на что в ответ я отослал их в стену телекинезом. Ударом наискось срубив ещё двух, я повторил «цепную молнию» и избавился от большой группы «подражал».

Отскок от стены и с помощью приданного себе ускорения, разметал небольшую группку, следом отразив корявые атаки нескольких слишком ушлых, и покромсал их на фарш. Заметив нападение сзади, я принял удар на меч и, схватив моба за руку, швырнул в собратьев, следом добавив порцию электричества.

Разбежавшись и совершив переворот в воздухе, обмениваюсь ударами с парочкой своих исковерканных копий, приземляюсь к одному на плечо, срубаю голову и в следующем прыжке как футболист, пинком отправляю её в подлетевшего ко мне «подражалу». Тот словил снаряд, а следом и лезвие моего меча.

Приземлившись, оседаю на колено и телекинетическим импульсом расшвыриваю противников и посылаю следом из обеих рук молнии.

«Странно, их, вроде бы не настолько много, но от моих усилий их количество не уменьшается» — оглядываясь на противников, с возрастающей паникой размышлял я. Немного отвлекшись, я пропустил сразу три искореженных стрелы света, моментально разбивших мой щит.

Чертыхнувшись, я восстановил заклятие и, накромсав ещё с десяток «подражал» и, подпалив не меньше сотни, окончательно убедился, что здесь что-то не так.

Тяжело вздохнув, я активировал заклятие «Судного дня». Пока над нами собирались черные тучи, я сосредоточенно отражал неумелые атаки своих многочисленных противников и методично отправлял на вечный покой.

Поняв, что заклятие готово, я переместился в центр комнаты. Меня окружило золотым щитом и подняло в воздух, после чего смертоносные лучи нахлынули сплошным потоком на головы врагов моих.

Две минуты я смог продержать заклятие… Когда же я опустился на землю и притянул к себе всю энергию выпавшую из поверженных, живых противников, к моему великому удивлению, не стало меньше. Казалось, что стоило одного уничтожить, его место тут же занимал другой.

Достав зелье маны, и на ходу выпив его, уворачивась от десятка кровожадных мечей, я снес трем очень назойливым «Никам» их уродливые головы и по открывшейся спине получил подлый удар. Проигнорировав мою защиту, он отгрыз добрые пятнадцать процентов жизни.

— Эй! Это ещё что за новости?! — возмущенно вскрикнул я, отмахиваясь от наседавших и поджарив наглеца, поранившего меня, вместе с находившимися за ним. «Да что за чертовщина с этим местом?! Нет, пора с этим что-то делать!» — напряженно размышляя в ходе боя, пришел к выводу я.

Телепортироваться из донжонов запрещала система, но у меня в рукаве имелись и куда более эффективные средства для подобных нештатных ситуаций! Зря, что ли, я разработчик этой игры и обладаю правами админов?

Расчистив телекинетическим импульсом пространство вокруг себя, я открыл панель меню и привычным движением проскочил по пунктам меню и нажал кнопку «Перейти в режим наблюдателя», после чего облегченно вздохнул. Но не тут-то было: твари даже и не думали прекращать реагировать на меня и три слаженных удара чуть полностью не скосили всю мою жизнь, опять же, проигнорировав щит.

У меня уже не осталось достойных слов для выражения эмоций, лишь грубая брань, которой я обсыпал назойливых созданий, вместе с Тиной, Кэрин и Кевином, и их тайной о «блуждающей пещере», имевшей столько глюков и недоработок.

Немедля достав зелье жизни, я отпил его, спасаясь бегством в немыслимых кульбитах и вовсю орудуя мечом.

В голове крутился только один вопрос «Что делать?».

— Дз-з-з-з! — раздался противный звук, окутавший меня полупрозрачными волнами и выдернувший из злополучной пещеры, а вместе с тем и из игры.

— …лэк. Мистер Блэк.

Я открыл глаза и посмотрел на миловидную азиатку-стюардессу, стоявшую возле меня. — Скоро самолет пойдет на посадку, — сказав это, она отправилась дальше. Через динамики послышался мужской голос:

«Мы вошли в воздушное пространство города Вашингтон и идём на посадку, просим вас пристегнуть ремни».

Я выполнил инструкцию, размышляя о произошедшем в игре. Экстренный выход из системы, производимый в случае звонков или вмешательства посторонних вне игры, в принципе мало чем лучше смерти — так же потеряю часть добытого в донжоне лута и опыта, пусть и в чуть меньших количествах.

Сразу же, как только сяду в машину, займусь исследованием этого случая. Посадка прошла достаточно гладко, и вскоре снова раздался голос капитана: «Мы приземлились в аэропорту города Вашингтон. Температура за бортом плюс тридцать два градуса по Цельсию. Просим вас не покидать ваших мест до полной остановки двигателя».

Забрав свой багаж, я прошел мимо зоны таможенного контроля, которая уже некоторое время действовала в вполсилы, лишь изредка встречая иностранных гостей. Ко мне подошел смуглый парень с короткими вьющимися черными волосами, представительно одетый в легкий серый костюм с распахнутым пиджаком, красным галстуком и в белой рубашке.

— Мистер Блэк, здравствуйте. Я Шандар. Рад знакомству с вами, — молодой индус, примерно моего возраста, протянул руку для знакомства и добродушно улыбнулся. Я пожал её и направился следом за провожатым.

Он не назвал своей фамилии. Интересно. Я слышал, что у индусов по фамилии можно определить, из какого региона и к какой касте он принадлежит. Видимо, он не любит распространяться по этому поводу, навсегда порвав со своей далекой родиной и её несправедливым делением по кастам.

Рядом с выходом из аэропорта стоял солидный черный мэрлинменс [6] — несбыточная мечта многих людей, стоящая двести тысяч зеленых. Распахнув передо мной заднюю дверь, Шандар позволил мне сесть на невероятно мягкое и комфортабельное кожаное сиденье молочно-бежевого цвета, после чего поместил мою сумку в багажник и занял переднее пассажирское сиденье. Водитель, ничем непримечательный мужчина лет тридцати пяти-сорока, с черными короткими волосами и одетый в синюю военную униформу, получив приказ ехать, кивнул и направил машину.

— Вы впервые в Вашингтоне? — поинтересовался Шандар. Я и не думал, что он будет столь любопытным. Кинув ему короткое «угу», я хотел было заняться изучением бага с той секретной пещерой, но передумал, услышав предложение провожатого:

— Я могу провести для вас краткий экскурс по городу, чтобы ознакомить вас с ним.

— Думаю, можно.

Впоследствии, я пожалел об этом, так как словоохотливый индус завалил меня столь большим объемом информации, что голова пошла кругом. И как его только Кай к себе взял? Разве что, за нечеловечески феноменальную память?

В итоге, я узнал, что Вашингтон — это плановый город, а его основным архитектором был Пьер Ланфан. В тысяча семьсот девяносто первом году сам Вашингтон уполномочил его создать план застройки новой столицы. Здания строились в барочном стиле, а проспекты исходили радиально от прямоугольных кварталов, чтобы обеспечить места для открытого пространства и озеленения.

Но из-за некоторого конфликта, его уволили и назначили Эндрю Элликотта, что довел планы до завершения. А также, что строительство города шло несколько не по плану вплоть до начала двадцатого века. Когда в городе возникло множество трущоб, то был сформирован комитет для проведения реорганизации города. В итоге, за достаточно короткий промежуток времени осуществили разбитие парков в городе, строительство новых зданий, памятников и решение проблемы трущоб.

Также, из-за принятого закона, здания в Вашингтоне не могли превышать определенную высоту, лишь за границей округа можно увидеть высокие сооружения.

Кроме этого, когда мы приближались к Пентагону, Шандар очень подробно рассказал и о нем. Крупнейшее офисное здание в мире, построенное в начале сорок третьего. Официально считается, что в нем всего пять верхних и два нижних этажа. Но это лишь официально, потому что на самом деле ещё пять подземных этажей достроили позже. Эту технологию передал один немецкий инженер, участвовавший во время второй мировой в исследованиях и разработках в германских лабораториях, а после сбежавший из оккупированного Берлина.

И вот мы припарковались. Покинув салон машины, я по достоинству оценил размах пятиугольного строения, облицованного светлым материалом.

Территория, что занимало это сооружение, действительно внушало уважение, а также давило на нервы своим масштабом. Не знаю почему, но меня раздражала огромная площадь, предназначавшаяся для десятка тысяч машин, но сейчас практически пустовавшая из-за выходного дня. При этом, имелось ещё несколько таких же парковок в других местах! Что неудивительно, ведь в Пентагоне значились двадцать шесть тысяч официально работающих сотрудников, являвшимися лишь двумя третями от истинного положения дел.

— Добро пожаловать в Пентагон, мистер Блэк, — торжественно провозгласил Шандар, встав рядом со мной.

Глава 10 Править

1.06.2020г.

Понедельник — день тяжелый, и он никогда не бывает добрым. Отчасти, Айзек Мёрфи поддерживал это убеждение своего молодого напарника, но с одним уточнением — если он начинается с гибели человека. Именно по этой причине они и пятеро обычных подчиненных находились в шикарной пятикомнатной квартире губернатора Нью-Йорка, располагавшейся в самом престижном районе Манхэттена — Верхнем Ист-Сайд, квартале между Центральным парком и Ист-Ривер.

В принципе, если бы Дэвид Оушен не имел отношения ко взлому сервера TW, Айзеку не пришлось бы наведываться следом за убойным отделом. А дело действительно пахло убийством, о чем говорило окровавленное тело хозяина комнаты.

Мёрфи вошел в мрачную комнату, выкрашенную в черные тона, заставленную черной, лакированной мебелью с кучей металлика в стиле скай-фай. Багровые плотные шторы были раскрыты настежь, впуская в помещение достаточно света для полудня.

Мельком глянув на плакаты, висевшие на стенах, ему захотелось сплюнуть от отвращения — на всех присутствовала сатанинская тематика. Тоже касалось и книжного шкафа, забитого свеженькими томиками с названиями, в которых фигурировали «вампиры», «демоны», «черная магия» и прочий бред.

Натолкнувшись взглядом на один черный фолиант, Айзек протянул руку, одетую в резиновую перчатку, и вытащил полистать.

— «Методология пыток и способов казни в средние века», — прочел через плечо Элвин, молодой напарник Мёрфи, чей возраст только слегка перевалил за тридцать. Привлекательный блондин с короткими, всклокоченными по моде и увлажненными гелем волосами, и глуповатой, но обаятельной улыбкой, смотревший на все яркими голубыми глазами, полными противоречивых взглядов на жизнь. — Умеете вы выбирать пособия! — подколол он. — Будете практиковаться? Если что — предупредите! Не хочу оказаться в числе подопытных!

Мёрфи хмыкнув, пропустил мимо ушей ставшие привычными за последнее время дурачества парня и вернул книгу на место.

За стеной слышалось завывание миссис Оушен, утешаемой своим мужем. Как-то странно, что родители смотрели сквозь пальцы на увлечения сына. Уж Айзек бы точно устроил хорошую порку щенку, пусть даже ему и перевалило бы за «двадцать». Нечего такой дьявольщиной голову забивать!

Не то, чтобы Айзек был суеверным или верующим, нет, он такой же как и все, по воскресеньям заходил в церковь только потому, что так было принято в его семье с давних пор. Да и религия в США, это лишь балаган, устраиваемый только ради денег — нет в ней духовного! Так он считал, но от навязанной ещё с детства привычки не мог отделаться, со скрежетом зубов вновь и вновь переступая через порог церкви. Может быть, если бы не его жена, искренне считавшая, что «главное верить, а остальное не важно», то он уже давно бы отказался от этой традиции.

Подойдя к накрытому брезентом телу, покоившемуся на широкой деревянной кровати, Айзек отдернул край. Он ожидал чего угодно, но только не этого: все лицо погибшего покрывало черным студенистым веществом, заполнив открытый рот, заляпав волосы и красную шелковую наволочку подушки.

— Это что? — озадаченно спросил инспектор у стоявшего рядом оперативника.

— Нам самим интересно. Его в таком состоянии нашла прислуга час назад, решившая разбудить парня к завтраку… У него, кстати, все тело покрыто этим. Создается впечатление, что это вещество просто выдавило из него через поры в коже. Смотрите. — Оперативник показал на отколотый кусочек. На ощупь тот оказался прочным и гладким, словно оплавленное стекло, но местами шероховатое и пористое.

— Его отравили чем-то, что вызвало расширение и последующую кристаллизацию крови? — предположил Мёрфи.

— Похоже на то. В любом случае, такое достичь в результате несчастного случая или чего-то в таком же духе просто нереально. Это однозначно убийство.

— Ясно. А что со вторым парнем?

— Чез О’Нейл, двадцать один год, живет в Стайвесант-тауне, шестерка Дэвида, как и все участники того налета на «ангелов», — проинформировал Мёрфи Элвин, успевший пролистать составленный оперативниками отчет. — Вторая группа уже успела осмотреть его комнату. Как и у Дэвида, ужасает обилием сатанинской тематики. Они, что, в секте состоят, что ли? — произнес задумчиво парень, после чего, продолжил: Следы насилия, кроме отмеченных нами же образований черной студенистой жижи, не обнаружено. Умер ровно в тот же миг, что и Оушен, из чего следует, что…

— А вот следствие выводить пока ещё рано — понадобится вскрытие и более тщательная экспертиза. Что-нибудь ещё есть? — листая очередной шедевр сектантской литературы, проронил Мёрфи. На сей раз им оказался «Проведение ритуалов вызова демонов».

— Да, ещё нашли кучу инструментов под кроватью, назначение которых очень напоминает описанные в книге о пытках, — смущенно произнес Элвин, демонстрируя какой-то жутковатый инструмент из медицинского металла, вызывавшего дрожь одним своим видом. Если такое и мог придумать человек, то только для причинения адских мучений своим жертвам.

— Миленько, — сглотнув, промолвил Айзек, и вернул книгу на место, приступив к просмотру следующей.

За прошедший час они так и не нашли ничего стоящего, а от просмотренной литературы Айзека мутило и хотелось вымыть руки и глаза от «грязи» их отвратительного содержания. «И как такое только можно читать? - сокрушался инспектор. – Ведь это же нечеловеческое, омерзительное, просто противящееся человеческой природе!»

Он понимал, что с незапамятных подобными способами пользовались тысячи отродий, назвать которых людьми, язык не поворачивался, но принять такое ему было е по силам. Да и как с таким можно мириться?

— Вы Айзек Мёрфи? — отвлек инспектора от размышлений чей-то грубый голос. Подняв взгляд, Айзек увидел перед собой двух мужчин в «черном», как говорят об этих ребятах. На шее у обоих висели бейджики. Не трудно догадаться, кто пожаловал к нам на огонек.

— Да.

— Конор Донован и Филип Киган — агенты ФБР, — представились гости. Первый немолодой, лет под пятьдесят суховатый мужчина, с сильно выпиравшим кадыком, длинным носом, морщинистым лбом и блеклыми серыми глазами. Второй парень, на вид чуть старше Элвина, крепкий, но среднего роста и, в общем-то, особо ничем не примечательный — такого увидишь и через час забудешь. Скорее всего, даже у девушек он не пользуется популярностью. Да и держится не очень уверенно, затравленно озираясь вокруг. Или, так на него действует пребывание в столь шикарной квартире, украшенной кричащим о благосостоянии его хозяев дорогим интерьером и о полном отсутствии у них чувства вкуса.

— А я Элфин Коннери, — вклинился напарник, получивший более чем пренебрежительный взгляд от старшего ФБРовца. Второй никак не показал интереса к этому происшествию и с любопытством разглядывал «старинную» китайскую вазу, производства две тысячи двадцатого года, в чем успел убедиться Элфин, уронивший в неё какую-то безделушку с полки, и обнаруживший при попытке достать её приклеенную на дно небольшую бумажку с надписью «Made in China».

— С этого момента ФБР будет официально помогать полиции в проведении данного расследования, — сухо произнес Донован, протиснувшись в комнату. — В частности, мы с Киганом становимся на время вашими напарниками, — по-хозяйски осматривая спальню, продолжил он. — Что вы уже успели выяснить?

ФБРовец обернул голову, искоса глянув на Мёрфи.

— Оперативники составили отчет — сейчас вам перекину, — торопливо произнес Элвин, совершая манипуляции со своим терминалом. Как только он перекинул файл, то оба ФБРовца открыли свои окна и приступили к просмотру документов.

— Ясно, — пару минут спустя произнес Донован, лишь мельком пролиставший файлы. — Что вы намерены делать дальше?

— Отправиться в компанию TW. Инцидент произошел в то время, когда погибший играл в игру этой компании. Попробуем получить хоть какие-то сведения от них, — полез вперед с разъяснениями Элвин. Мёрфи раздраженно вздохнул:

— Я уже об этом позаботился, как только стало известно, что он был в игре во время смерти. Наши ребята давно сидят в их офисе и успели что-то откопать, — направляясь к выходу, произнес Мёрфи.

Подойдя к безутешным родителям погибшего, инспектор, извинившись, задал им ряд стандартных вопросов.

Поняв, что здесь им больше делать нечего, инспектора с ФБРовцами откланялись, предоставив оперативникам завершить свою работу.

— Похоже, что сверху решили не только избавиться от тебя, но ещё и использовать, как козла отпущения! — прорычал Элвин, садясь в служебную машину на водительское сиденье. — Ведь ФБРовцы никогда не сотрудничали с нами, просто забирая необходимые дела!

Мёрфи был вынужден согласиться. За время службы он уже успел насолить начальству своей въедливостью, став при определенных расследованиях занозой в заднице.

— Может быть, вам стоит уйти на пенсию? — сочувственно произнес Элвин, выворачивая с парковки.

— Нет! — уверенно отрезал Мёрфи, на этом прекратив разговор.

Тяжело вздохнув, Элвин обогнал еле плетущегося грузовичка, искавшего место для парковки.

Спустя минут сорок напарники добрались до памятного небоскреба. ФБРовцы не отстали — как приклеенные ехали следом. Репортеров пока не видно, что казалось просто удивительным, учитывая факт выставленной у входа охраны.

Поприветствовав бравых ребят, напарники прошли в здание. На то, чтобы добраться до нужного офиса у них не ушло много времени. И вот, переступив порог, их встретил аналитик Герман. Косо глянув на невозмутимых агентов, он проводил прибывших к точке подключения и выдал запрос на совместное использование экранов.

— Мы нашли кое-что интересное, — произнес Герман, открывая вкладку с видео. На нем прибывшие увидели коридор зеркальных пещер и двух «демонов», целенаправленно идущих к тупику. В них Мёрфи с легкостью узнал погибших Дэвида Оушена и Чеза О’Нейла, чьи фотографии он успел «затереть до дыр».

Герман изменил ракурс и теперь в поле зрения появился полупрозрачный «ангел», кравшийся за «демонами». Как объяснил аналитик, это Николас Блэк собственной персоной, находившийся под прикрытием заклятия невидимости.

Айзек поморщился, но стерпел упомянутых аналитиком «демонов» и «ангела», наблюдая за вхождением троицы в открывшийся проход.

Демоны, пройдя темный коридор, вступили на мост, перекинутый через внушительный канал с разноцветной водой…

Вдруг, раздался режущий уши отвратительный звук, заставивший всех присутствующих зажать уши… и все, на этом запись прервалась, заполнив экран «белым шумом».

— А дальше? — возмутился Мёрфи, быстро пришедший в себя от внезапной звуковой атаки.

— А дальше все данные повреждены и не подлежат восстановлению, — покачал головой Герман.

— Ясно, тогда, где мистер Блэк? — оглядываясь по сторонам, вопросил Айзек, но среди собравшихся сотрудников и полицейских его не обнаружил.

— В Вашингтоне… — улыбнувшись, сообщил ему Алэрико Домингуэльз, скрестив руки на груди.

— Что?! — ошарашенно уставился на шутника Мёрфи. — Что за ерунду вы порите?!

— Это не ерунда — я на полном серьезе, — пожал плечами испанец. — Ему поступил в воскресенье запрос на отправку в Пентагон, поэтому, Ник покинул на законном основании Нью-Йорк и улетел в Вашингтон.

— Черт! — выругался Айзек, поняв, что его выставили идиотом, еле сдерживавшиеся от откровенного смеха сопляки.

— Мы можем связаться с отделом в Вашингтоне, и они допросят мистера Блэка о том, что произошло дальше, — предложил Донован. — Странно только то, что запись о произошедшем была стерта. Все-таки, попробуйте её восстановить. Исчезновение улики о произошедшем убийстве наводит на мысль, что сотрудники имеют непосредственное отношение к данному преступлению, — сверкая глазами, медленно обвел всех взглядом он. — А пока, деятельность компании TW будет приостановлена.

Глава 11 Править

Просторную комнату, выкрашенную в контрастные белые и черные тона, Кай обустроил в стиле хай-тек, с обилием стеклянных и железных элементов интерьера. Паркетный пол устлан белыми махровыми коврами, в коих ступни просто утопали при ходьбе. В центре полукругом выставлены три белых кожаных дивана. Ещё два черных находятся у противоположных стен. В самом конце комнаты расположился массивный, отделанный под черный мрамор стол, занимавший отведенную для него площадь с неразумным расточительством витиеватой, трехлепестковой изогнутой формой. Диодная система освещения сплошными сетями покрывала затейливый на изгибы многоуровневый подвесной потолок. А за «окном» плескались волны Атлантического океана… или Индийского, кто ж его разберет?

У меня разгорелось желание подойти поближе к ложному окну и изучить проецирующий изображение прибор, но я не мог позволить себе подобную выходку в присутствии Кая, пристально изучавшего меня из своего кресла за столом.

Сейчас мы пребываем на минус третьем этаже, в личном кабинете моего старого знакомого, Кая Адамса. Тридцать два года, холост. Обладает скверным характером. Острое ястребиное лицо, прямой нос, серые холодные глаза за прямоугольными очками без оправ, зачесанные назад короткие крашенные в платиновый цвет волосы, неизменная надменная улыбка. Одет в бежевый легкий пиджак, белую рубашку и черный ослабленный галстук.

Кстати, здесь слегка прохладно из-за работавшего кондиционера, и пахло сладковатым ароматом жасмина — на столиках стояли в специальных дугообразных подставках зажженные палочки благовоний и испускали сизый дымок. Никогда бы не подумал, что он увлекается подобным.

— Ну, здравствуй, — произнес я, направившись к комфортному белому креслу, установленному максимально близко к мраморному столу. А ведь это действительно мрамор, а не подделка под него. На столь огромном сооружении имелось достаточно свободного места, лишь пара папок с бумагами сиротливо лежали рядом с хозяином помещения. «Ну и зачем такая ненужная показуха?! – раздраженно промелькнуло у меня в голове. – Угрохал уйму денег за бесполезный кусок камня! Выпендривается, как может!»

У меня возникла идея сесть в самый дальний от Кая диван, чтобы позлить, но я безжалостно отбросил эту неразумную затею. Если он не в духе, то без лишних размышлений пошлет меня далеко и надолго, наплевав на предложение сотрудничества.

— Не сказал бы, что рад твоему визиту. С удовольствием не видел бы твоей наглой физиономии ещё столько же, если не больше, но, раз уж ты здесь, то пошли — покажу тебе место твоей работы, и больше ко мне не подходи пока не покажешь результат! — Плавно встав, он обошел по дальней от меня траектории и направился к выходу. А ведь я только успел подойти и плюхнуться в кресло! Вот негодяй!

Шандар, все это время простоявший за дверью, последовал за нами, стараясь быть как можно меньше заметным и идти чуть позади.

Спустившись на минус седьмой этаж, и пройдя длинным серым коридором, в точности повторявшим строение надземных этажей, мы вошли в крохотную комнатку, разделенную от неимоверно огромной лаборатории толстым стеклом. Уместный минимализм, так бы я охарактеризовал помещение — лишь четыре кресла на колесиках, длинный стол перед окном, да точки подключения. Все. Что же касается лаборатории, то, прильнув к окну, я смог разглядеть тысячи, если не десятки тысяч серых капсул длиной в два метра, утыканных в круглые столбы до самого потолка трехэтажного помещения. Эта картина напомнила мне один старый фантастический фильм, заставив нервно сглотнуть. Все конструкции соединялись черными кабелями и небольшими коробками на полу и потолке.

— Это сердце квантового суперкомпьютера. Когда-то, эту комнату занимал другой суперкомпьютер, но теперь ему самое место на помойке, — гордо заявил Кай, демонстрируя свое детище.

— Ну и на кой ты его сюда приволок? — раздался из-за спины недовольный голос. Я обернулся. В дверях, оперевшись на косяк, стоял Джон Грейман собственной персоной.

— Он клятвенно заверял меня, что может создать искусственный интеллект типа «снизу-вверх». Вот, хочу посмотреть на то, как он опозорится, — пожал плечами Кай, надменно усмехнувшись.

— А, ясно, тогда я пошел, — помахав рукой, Джон развернулся. — Не хочу впустую тратить время, наблюдая за этой посредственностью, даже если это и обещает бесплатный цирк.

«Посредственностью?! – гневно хотел выкрикнуть я, но взял себя в руки. – Ну, я тебе покажу, кто из нас посредственность! Да как он смеет?! Высокомерный ублюдок! Выскочка, считающий остальных пылью на своих ботинках! Ты! Ты!.. Да пошел он!» — Фыркнув, я отвернулся, приметив, что мое состояние готового взорваться вулкана, позабавило Кая. «Ну-ну, и у тебя на улице будет «пепельница», — злорадно подумал я, а вслух лишь спросил:

— Он в полном моем распоряжении?

— Конечно, — беспечно кивнул Кай, — только не поломай.

Обязательно надо добавить бочку дегтя к банке меда! Ну не может он по-другому!

— Шандар проводит тебя в твои апартаменты. Ты будешь жить на минус первом этаже. Для работы с компьютером тебе не нужно приходить сюда, достаточно с помощью полученного пользовательского доступа подключиться из любой точки доступа в здании. Так что, можешь работать из своей комнаты.

«Ага, значит, сюда ты меня притащил только для того, чтоб похвастаться своим детищем», — вставая, подумал я.

— А что с информацией об устройстве и принципах работы компьютера? Сам же знаешь, что для создания программного обеспечения необходимо знать и о самом компьютере.

— Все, что нужно — ты получишь в справочнике, — изрёк Кай. — Это терминал доступа к базе данных суперкомпьютера, так что, все через него. И, да, тебе потребуется ещё это, — достав из пиджака, он вручил мне бейджик — серую пластиковую карточку с фотографией и данными о моей персоне.

— Зачем это здесь? — удивленно спросил я. — Ведь все через биоимплант определяется.

Кстати, да, когда я пересек вход в здание, то у меня запустилась загрузка нового приложения, определившегося как «справочник сотрудника». После его установки и открытия, я мог видеть основную информацию о встреченных людях, карты помещения, и через меню получить ответ на любую интересующую меня и дозволенную уровнем доступа информацию.

— Чистая формальность, — раздраженно буркнул Кай, впихнув мне бейджик.

Конечно, в сравнении с кабинетом Кая, моя спальня оказалась просто олицетворением скромности: всего-то три на пять метров, кровать, шкаф и стол с офисным креслом. Светодиодная лампа в белом квадратном плафоне. Прямоугольник стандартного кондиционера. Черный тонюсенький, лишь пару миллиметров толщиной, жидкокристаллический телевизор сотой диагонали на серой стене и пара средненьких колонок по углам. Невзрачный линолеум. Окна, как для подземелья и должно, здесь не было — лишь наглухо замурованная стена.

А я тут, часом, не свихнусь через какое-то время при полном отсутствии солнца за окном? Клаустрофобией не страдаю, но если проведу здесь больше месяца, то точно возненавижу замкнутые пространства! Уж лучше в лабораторию ходить… или не стоит?

— Ваши вещи я оставлю здесь, — напомнил о себе Шандар, поставив сумку к шкафу. — Столовая находится на каждом этаже в нескольких местах. Справочник поможет вам добраться до ближайшей, только введите в нем запрос. Туалет и ванная имеется в каждой комнате. — Показывает на неприметную дверь слева. Я заглянул туда. В принципе, мало чем отличается от моей, лишь кафель серого цвета. — Прачечная также имеется на каждом подземном уровне. Хотите что-то ещё узнать?

— Нет, спасибо. Можете идти.

— Всего доброго, — попрощался индиец, закрывая за собой дверь. А здесь он ведет себя более сдержанно — видимо, сказывается близость Кая. Непросто парню с этим кровопийцей, ох как непросто! Кай, конечно, может ценить ум и память Шандара, но болтовня его быстро выведет из себя и никакие заслуги не заставят того смилостивиться.

Плюхнувшись на кровать, застеленную покрывалом в белом пододеяльнике, я блаженно расслабился и позволил себе немного поваляться без дела.

Полчаса спустя я уже сидел в местной столовой и уплетал вареный рис с подливом, салатом и пиццей. Веселенькое место: разноцветный и яркий кафель на стенах и полу, картины соснового леса за «окнами», созданные по той же технологии, что и у Кая. Похоже, что это те же жк-телевизоры, только диагональю значительно больше.

Сейчас народу было не густо — всего пятнадцать из пятидесяти столиков заняты. И все косятся на меня. Интересно, с чего бы? Я как-то выделяюсь? По внешнему виду разве что волосами. Может, на электронном уровне? Тогда, действительно, я могу быть «белой вороной» здесь.

Быстро закончив обед, я поспешил покинуть неуютное помещение, где повисла гнетущая тишина. Даже служащие кухни и те отнеслись ко мне подозрительно. Тут прям как в деревне, где всех знают в лицо, и чужака сторонятся.

Вернувшись обратно, я весь остаток дня до глубокой ночи провел в изучении технических данных, лишь в семь вечера вновь сгонял подкрепиться. В общем, суть не так сложна, и мало чем отличается от стандартных серверов В.Р.Линков, но пара важных деталей, сильно изменивших производительность системы, заставили поломать голову над внесенными Грейманом дополнениями и тем, что мне придется сделать в коде искусственного интеллекта и программе взлома. Начнем с первого, чтобы отвести от себя подозрение. К тому же, можно будет применить полученного И.И. для усиления программы взлома! Я гений!

Раскрыв необходимые приложения и запустив редакторы программного кода, я приступил к работе, потеряв счет времени и просидев так до десяти утра, заснув за незавершенной работой прямо в кресле.

— …эк! Мистер Блэк! — раздавался над ухом приглушенный голос.

Отстаньте — его нет!

Голос затих. Вот и славно. Я повернул голову на другой бок. Чувствую, у меня шея затекла. Да и голова гудит как после пьянки. Я уж молчу про глаза, в кои словно песок всю ночь насыпали! Воспаленная кожа вокруг глаз, да и отекшие конечности громогласно заявили о себе и потребовали немедленных действий. Я начихал на них, посчитав, что ещё не выспался, но тот, кто до этого назойливо пытался меня разбудить, был солидарен им и повторил попытку разбудить меня, включив на полную катушку у меня над ухом что-то из тяжелого рока.

Я подскочил как ошпаренный, озираясь вокруг. Рядом стоял Кай, Шандар и незнакомый мне человек «в черном». Кажется, ФБРовец.

Я протестующе громко зевнул, чуть не свернув себе челюсть и сладко потянулся, после чего, покачиваясь и грозя вновь свалиться в манящие оковы сна, без всякого осмысленного выражения на лице, уставился на прибывших.

Чё нада?! - на русском буркнул я. — Чё в такую рань приперлись?.. И собственно, сколько время?

«Мать моя женщина! – ахнул я, увидев в углу три часа дня. – Вот так поспал!»

— Доброго утра, мистер Блэк, — проигнорировав агрессивный тон, поздоровался ФБРовец. — Хотя, уже ближе к вечеру дело идет, но все же. Я хотел бы задать вам несколько вопросов, касающихся недавнего исчезновения двух людей.

— Задавайте, — ни капли не соображая, вальяжно махнул я рукой. По моему голосу можно было подумать, что я пьян. Что задавал ФБРовец, а, тем более что я на это ответил, я абсолютно не запомнил, вырубившись в тот же миг, как меня оставили в покое.

Проснулся я лишь в семь часов, но чувствовал себя не лучше, чем при прошлом пробуждении. К счастью, чай из смеси женьшень улунга и молочного улунга, что я захватил с собой, имевших просто потрясающий приятный вкус и дающих бодрость духа, быстро привел меня в близкое к живому состояние, а пара кусков «шарлотки» и салат угомонили недовольный желудок. Перекусив, я вернулся к работе, в этот раз не злоупотребляя временем и закончив в два ночи. Во вторник и среду работа шла в столь же продуктивном режиме, лишь в пять вечера прервавшись на встречу с медиками, забравших оброк «вампирам». На мое заявление о том, что у меня обычно в пятницу брали кровь, медики ответили, что их это не волнует и стоит привыкнуть к новому режиму.

И вот, четверг. Глубокий вечер, грозящий перейти в ночь. Кажется, я внес все необходимые изменения в код давно готового И.И., названного мной Deus ex Machine. Бог из Машины. Конечно, я не был ценителем античности, а уж тем более, античных трагедий, где развязка наступала в результате благосклонного вмешательства одного из богов, появлявшегося на сцене при помощи механических приспособлений, но данное название мне невероятно нравилось и я, особо не вдаваясь в подробности, дал своему детищу такое имя. Сокращённо Дэм.

Это не Базете и мне не потребуется входить в полное погружение для проведения полевых испытаний. Нажав «компиляцию программы», я принялся ждать. По экрану побежали строчки тестирования на ошибки. Через пять минут выскочило сообщение о тринадцати проблемах. — Черт! Как символично! Жаль, что не пятница тринадцатое!

Ещё два часа прошли насмарку — чтобы я не предпринимал, число ошибок либо росло, либо оставалось все тем же, но никак не желало приближаться к нулю. Я сокрушенно откинулся на спинку кресла, размышляя о «высоком». Что ж не так с этой программой? Ведь на стандартных серверах она работала вполне сносно, жаль, лишь на минимуме заложенных возможностей.

Я представил во всей красе устройство квантового суперкомпьютера, пытаясь понять, что я делаю неправильно.

Вдруг, у меня заломило в висках, да так, что я аж схватился за голову, взвыв от дикой мигрени. Это ещё что за новость? Неужели переработал?

Аптечка, где аптечка?

Я оглянулся, в надежде на спасительный «крестик», но откуда ж ему тут взяться, если я пользуюсь ей в лучшем случае, раз в полгода, да и то, чтоб порез залепить пластырем! На здоровье никогда не жаловался, так что, о столь тривиальных вещах даже не задумывался, как захватить с собой аптечку.

Ладно, справочник, что ты мне скажешь на этот счет?

Запрос выдал, что медпункты есть на каждом этаже, но работают ночью только те, что на третьем и на седьмом, но по очереди через день. Сегодня очередь на седьмом. Твою ж!

Я выскочил из комнаты и побежал к лифту. Спустившись на минус седьмой, я добрался, пользуясь системой наведения справочника, до искомого помещения. За стеклянной дверцей горел приглушенный свет и сидел в приемной дежурный.

Я толкнул дверцу и, держась за больную голову, объяснил, шипя и морщась от нестерпимой боли, что за проблема заставила меня в два ночи проделать столь длинный путь. Медик понимающе выслушал меня, сбегал в соседнюю комнату и через минуту принес мне стакан с мутной жидкостью. Я залпом выпил её, не успев почувствовать даже вкуса, и благодарно кивнув, побрел обратно. Не сказать, что я почувствовал облегчение, но кажется, по моему телу стала разливаться прохлада. Какое странное действие у этого лекарства… Воу…

Меня качнуло в сторону. Я оперся о стену обоими руками, и чуть было, позорно не свалился на пол, что штормило не меньше, чем море при сильном ветре.

Помню, как-то на выпускном в школе я выпил очень хорошо. Сумели мы протащить в женский туалет приличное количество пузырей «водяры», а потом, смешав их с минералкой и соками, выставить на праздничные столы, так вот, тогда при обилии градуса в крови, меня и то так не шатало, как сейчас.

Я прополз по стеночке, насколько хватило моей силы воли… или гордости…

О, дверь к суперкомпьютеру! Лучше я загляну туда и малость посижу. Хм-м… дверь не заперта.

Я открыл её, ввалившись и чуть не распластавшись на полу. Спасла меня от позорного падения крепкая ручка, в коей застряла моя ладонь. С трудом освободившись и закрыв дверь за собой, я по стеночке добрался до ближайшего кресла и, со второй попытки, но смог забраться в него. Перед глазами плыло и меня даже слегка подташнивало, но я упорно держал свое сознание, не давая ему покинуть меня. Справа послышался скрип кресла.

Черт! Мне только свидетелей не хватало моего плачевного состояния! Ещё подумают, что, как это и принято у русских, по мнению американцев, нажрался как свинья.

Я повернул голову в сторону раздавшегося скрипа. Там в полуразвернутом состоянии, застыв в нелепой и жутко неудобной позе, стояла девушка в черной обтягивающей одежде, очень настойчиво подчеркивающей манящие взгляд формы особы. Она хотела встать с кресла, видимо, чтобы не смущать меня и покинуть незаметно помещение, но коварное приспособление подвело в самый неподходящий момент, выдав девушку с потрохами. Она скривилась и сжалась, забавно сморщив милое личико, даже мое плывшее зрение не могло испортить о ней впечатление. Растрепанное каре украшали странные пластмассовые дуги из красных и черных пластин.

Я внимательно разглядывал особу, застывшую с мучительным выражением лица и боявшуюся пошевелиться.

— Да не беспокойтесь — можете спокойно работать дальше или покинуть помещение, если собирались, — наконец решил я изменить сложившееся положение. — Предупреждаю — я не пьян, у меня лишь жутко болит голова, и местный медик дал мне какую-то микстуру, от чего я почувствовал дикую слабость, не позволившую спокойно добраться до своей обители.

Сказанное мной вызвало непередаваемую смену эмоций на лице сей прекрасной особы, поспешившей вызвать какое-то меню и с минуту в нем рывшись. Удостоверившись в чем-то, она переводила взгляд с невидимого мне экрана на меня и обратно, тщетно пытаясь что-то понять.

— Простите, что-то не так? — поинтересовался я. — Или вы не говорите на английском? — Далее, я говорил на разных языках, в коих я был хоть немного сведущ: — Я могу на русском, испанском, и пару фраз на японском, китайском, немецком и французском.

— Тю мэ вуа? — огорошено вопросила девушка. Кажется, на французском. Честно, я знал в нем лишь «бонджур», да «пардон», ну и ещё пару фраз, заученных из поездки в эту страну восемь лет назад. — Пардон, же не парлю… черт… не помню как там… в общем, не говорю на французском… так, пару фраз знаю… и те забыл…

Ты знаешь… - промолвила она к моему теперь уже удивлению, на русском, и зажала рот, после чего оглянулась на суперкомпьютер и выскочила из комнаты.

— Что сейчас было? Или это у меня крыша поехала из-за того лекарства и головной боли? Да, кажется, зря я пошутил о сумасшествии через какое-то время пребывания под землей. Собственно, что ей здесь делать? Нет, надо отоспаться, а завтра сходить на улицу, прогуляться, мозги проветрить, и лишь потом браться за работу!

На этом и порешил, что мне срочно требуется отдых и лучше не злоупотреблять своим здоровьем.

Проснулся я в десять. Голова гудела, и в ушах раздавался шум, похожий на тот, что издает ненастроенный приемник. Благо, что хоть не шатает, и на том спасибо!

Сбегав перекусить, я покинул здание Пентагона и вздохнул полной грудью свежий «угарный» воздух, как мы любили шутить в студенческую пору. Конечно, сейчас уже все двигатели и производство перешло на новые виды электрических двигателей, но бородатая шутка времен моей молодости периодически соскакивает с языка.

Я прошелся прогулочным шагом к реке Потомак, постоял в тени листвы деревьев. Можно сказать, что я почувствовал некое умиротворение, слушая легкий шепот ветра, приятно холодивший кожу лица, если бы не мигрень и шум в ушах.

Повязку изо льда сделать, что ли? Может, простыл из-за постоянного пребывания в кондиционируемой комнате? У меня ведь он дома чаще отключен, да и в офисе я не заморачиваюсь с ним, вполне сносно перенося жару. Надо будет выключить, ну его!

По пути мне поступил звонок от Сани. Обменявшись традиционным приветствием и подколками, он заявил:

По той причине, что сейчас деятельность нашей компании приостановлена, у меня появилось свободное время для выяснения твоего запроса.

Какого? — не сообразив, ляпнул я.

А, так ты уже забыл? — ехидно осклабился Санек. — Значит, могу и не говорить, раз тебе это без надобности?

Нет, я вспомнил — говори.

- Точно? — подозрительно уточнил он. — Не врешь?

О мобах…

Значит помнишь. — По его голосу не было понятно, разочарован он или обрадован. — Так вот, как ни странно, но во всех случаях дизайнером персонажей была Кэрин.

Да? Странно, действительно… Хотя, каким боком здесь причастен дизайнер? Это же не программист…

— Ну да, но факт остается фактом. Ни один из созданных другими дизайнерами не попал в твой список. Хотя, Кэрин создала и множество других мобов и НИПов, но эти были из последних. — Очень интересно. Есть над чем подумать.

Думай-думай, это полезно, - позубоскалил на экране Санек. — Как успехи с И.И.?

Пока не очень. Ошибка на ошибке, — понурился я.

- Ну да, привычное дело. Главное, не унывать!

Угу… Что там слышно от «правовиков»? — перевел я на другую тему разговор.

Молчат как партизаны на допросе! - раздосадовано сжал кулаки Саня. - Никаких улик и зацепок, как такое вообще могло получиться! Никто в квартиру не проникал, яда не обнаружили, причина смерти неясна, даже вскрытие не помогло — у него все внутренности словно поджарились и вытекли через поры кожи наружу той жижей! Вот что смогли выяснить СМИ, а эти гады нам даже ничего не сказали — самим пришлось читать из новостей! Но подозрение не снимают и даже и не думают разрешать продолжать работу! А что у тебя спрашивал ФБРовец?

ФБРовец? - удивленно вылупился я на него.

Ну да, такой обычный, в черном костюме, с биркой «ФБР».

Да я знаю, с чего бы ему ко мне приходить? — не унимался я.

А он не приходил? — озадаченно спросил Санек. — А ведь обещали отправить его к тебе и устроить допрос с пристрастием!

Постой… Кажется я что-то припоминаю… Да, как-то заходил… когда я спал после очень плодотворной ночи…

Опять девок к себе водил? — подколол меня он.

Ага, штук десять!

Ты смотри, а то Кэрин с Мэри обидятся ещё! Кастрируют ненароком! — пригрозил Саня шутливо мне пальцем. - Но как ты мог не помнить об этом? — сразу стал серьезным он.

Я ж сказал, что сутки не спал, работал, вымотался и вырубился, а он приперся в три дня, разбудил в наглую и принялся задавать какие-то вопросы...

Ты и не помнишь, что он тебе задавал? — ужаснулся мой собеседник.

Хоть убей! — вздохнул я.

Я тебя убью! Это точно! — пригрозил он мне кулаком.

Валяй! — махнул я рукой, после чего попрощался, сообщив ему, что мне надо работать, и отключил связь.

Глава 12 Править

Конечно, с больной головой особо не поработаешь. Мне полегчало от повязки со льдом, взятого из столовой, но не до такой степени, чтобы можно было радоваться жизни и творить великие дела. Тем не менее, я упорно взялся за работу, в которой имел все шансы потерпеть сокрушительнейшее поражение.

Прошло несколько дней, а мигрень все не унималась. Какие только лекарства я не принимал — все впустую. Не зря говорила моя бабушка — лучший лекарь, это природа, а химией лишь травиться можно, но никак не лечиться.

Я с тоской вспомнил доброе лицо семидесяти двух летней старушки, бравшей «исхудавшего» и «плохо питающегося» внука на лето в Сибирь — в крохотную деревню посреди бескрайних лесов, бывшую родиной сибирячки. Во время покорения «Целины» баба Зина отправилась жить в Казахстан, где встретила своего мужа, но после, в начале девяностых, они перебрались в Челябинск к родне, уехавшей туда ещё в начале «развала». Там и прожил я до своего совершеннолетия, в конце августа две тысячи десятого отправившись учиться в Нью-Йорк.

Я откинулся на спинку кресла, массируя ноющие виски. «Понедельник, день тяжелый? Дурацкая поговорка, но как нельзя кстати говорящая о моем нынешнем положении. Что за мигрень такая приставучая? Может на полное обследование сходить? Не подхватил ли я случаем какой-нибудь новый вирус, что прибыл к нам из Мексики, хе-хе? Правда, в этом случае не до смеха будет», — с угрюмым вздохом признал я.

В дверь постучали.

— Войдите, не заперто! — крикнул я, крутанув стул в направлении входа.

Через приоткрытую дверцу высунулась женщина в годах, по лицу которой можно было предположить, что у неё глубокие бразильские корни. Короткие курчавые волосы, коричневато-рыжего цвета, словно выгоревшие на солнце, слегка прикрывали лицо. Одета в черно-белую униформу, напоминавшую одежду горничных. Извинившись, женщина сказала, что пришла навести порядок в комнате. Ничего удивительного в этом не было — уборку в спальнях проводили раз в два дня и я уже успел несколько раз увидеть этот нехитрый процесс.

Затащив в комнату моющий пылесос, женщина приступила к протиранию пыли. Я решил не мешать и покинул спальню. Стоя в коридоре, я размышлял о всякой ерунде и вдруг вспомнил лицо девушки, глубокой ночью засидевшейся в комнате суперкомпьютера. Кого-то она мне напоминает… И собственно, что она там делала?

Этим вопросом я задался бы значительно раньше, не страдай я столь сильной мигренью. Конечно, она могла быть таким же внештатным сотрудником как я и так же нагло игнорировать правила дресскода, одеваясь невесть во что. К слову, я уже несколько дней ходил в гавайской рубахе с пальмами, морем и песком на ней, пляжных шортах и сланцах, что вызывало недовольные и завистливые взгляды сидящих в столовой, когда я там появлялся.

Но девушка действительно казалась знакомой. Хм-м, если подумать, то та девушка, выступавшая на концерте… Нет, не может… Что за глупости? Мало ли что она тоже француженка и у обоих черное каре? Кстати, Саня мне ж скинул её песни, надо послушать, пока жду уборку.

Покопавшись в папках, я нашел альбом с названием группы «Генезис». Запустив приятную композицию в проигрывателе, я почитал про группу. Канна Шарлотта, значит… и Юмей Сато… А музыка у них и правда замечательная. Берет за душу.

Я стоял в коридоре, слегка раскачиваясь в ритме музыки, закрыв глаза и прислонившись спиной к противоположной от двери стене, барабаня по ней пальцами и подпевая незнакомые слова, страшно фальшивя и не выговаривая и половины. Думаю, стороннему наблюдателю захотелось бы убраться как можно дальше от такого горе певца, но уборщица тактично кашлянула, привлекая к себе внимание, и смущенно пригласила войти.

— Ваша комната убрана, сэр… — Немного помявшись, она протянула мне круглую синюю пластинку, слегка большей монеты в один цент. Покрутив её в руках, я увидел, что она отливает радужными цветами, словно жемчуг.

— Что это? — удивился я, глянув на женщину.

— Нашла у кровати, — пожала она плечами.

— Занятно… Как же она попала ко мне в комнату? — конкретно не обращаясь ни к кому, задал я риторический вопрос. — Спасибо, можете быть свободны.

Я сел за стол, больше не обращая внимания на женщину, тихо удалившуюся из помещения. Предмет больше всего походил на чешуйку какой-нибудь крупной рыбы, если бы не имел столь жесткую структуру и схожесть с частью полудрагоценного ожерелья, что в две тысячи восьмом на день рожденье подарил отец матери.

Покрутив находку, я ни к чему дельному не пришел и закинул её в ящик стола. Может от старого жильца осталось, а уборщица не очень тщательно выполняла свою задачу? Другого логического объяснения этой странности я не находил. Да и фиг с ней!

Приступив к работе, я вновь потерялся во времени. Перекусы проходили со значительным опозданием. Ужин, так вообще, грозился оставить меня голодным, ведь я пришел, когда уже закрывалась столовая. Повезло, что немолодая женщина оказалась доброй и разрешила взять к себе в комнату снедь — сухомятка в виде булочек и пончиков, да бутылку газировки.

Я с тоской глянул на это, ведь рассчитывал на что-нибудь более серьезное, но и на том спасибо, а то ведь и голодным бы оставили до завтрака. Пришлось бы бежать до ближайшего супермаркета, а это ой как не близко!

В дверь постучали. А я только успел откусить от булочки с посыпкой из орехов. Прямо день посещений, никак иначе.

Может, ну их? Меня нет! Я кушаю, поэтому, пока не закончу, то ни для кого не существую. Но назойливый посетитель повторил стук более усердно.

Меня не-эт! Отстаньте!

Теперь уже долбили со всей силы. Да что это такое?!

Я со злостью крикнул: «Открыто!»

Ручка задергалась, но дверь так и не отворилась. Что? Когда я её успел закрыть?

Раздраженно кинув недоеденную булочку в бумажный пакет, я отпил газировки и встал, направившись к двери. Крутанул защелку, вроде не закрыто. Дернул ручку, резко рванув дверь на себя.

— Ну что ещё?! — зло выкрикнул я, уставившись на девушку в черном. Вернее, если бы не её явно выделявшиеся под облегающим трико формы, то за черным шлемом я сразу бы не догадался, что это девушка. Недолгое замешательство и растекшаяся по животу обжигающая боль.

Я глянул вниз — рука девушки по самую рукоять вонзила в меня черный меч. Нажав кнопку на эфесе, девушка убрала лезвие. Я прикоснулся левой рукой к набухавшему красному бутону на своей гавайской рубашке. Посмотрев на своего убийцу, я потянул руку к её лицу. Слегка мазнув по шлему кровью, я покачнулся назад и упал на пол. Мир стремительно терял свои очертания.

Я стоял в центре перекрестка, посреди оживленных улиц города. Мимо проносились на ужасающих скоростях сотни машин, словно это и не центр города с ограничением в шестьдесят километров, или, как принято в штатах, сорок миль в час. Как же меня бесит эта система счисления! Футы, фунты, дюймы! Почему у них все не как у людей? Зачем такое усложнение?

Философский вопрос. Как и «что я делаю посреди оживленной улицы?»

Все-таки, странно все это. Машины невероятно размыты и движутся, словно резкими толчками, игнорируя законы физики. Так могло бы происходить, прокручивай я запись на плейере в сильно ускоренном режиме. Эту догадку подтвердили пешеходы, чья скорость стала бы причиной смерти от зависти лучших олимпийских чемпионов по бегу на короткие дистанции.

Сон? Вполне возможно. Ну не реальность же! Такого просто не может произойти! Багнутая игра? Или просмотр записи в полном погружении?

Проверка этих догадок показала полную их несостоятельность.

Тогда, что?

Постойтека… Я вспомнил, что недавно был в здании Пентагона и кто-то очень настойчиво стучался ко мне в дверь. Вот только, когда я открыл, этот кто-то очень не по-рыцарски проткнул меня чем-то очень острым. Не суть важна, что это была девушка, но это реально очень подлый шаг. Что я ей сделал? Отказал ей что ли? Или как-то насолил? Но это надо быть конкретным психом, чтобы за такое убивать! Да ещё и посреди Пентагона…

Кстати, я что, мертв? Тогда где я?

Происходящее вокруг особо не менялось, и у меня на секунду не появилось возможности покинуть безопасный участок.

Если я умер, то можно пофантазировать на тему о жизни после жизни. Конечно, я не относился к воцерковленным, считая все проявления религии ужасной ошибкой человечества. Нет-нет, я не атеист! По крайней мере, не в том понимании, в котором к нему себя причисляют большинство людей. Скорее, я могу считать себя пантеистом (прим. авт. Пантеизм — религиозное и философское учение, объединяющее, и иногда отождествляющее Бога и мир).

Я не верю в религию. Религии — это отвратительная раковая опухоль, что разрослась на теле человечества, претендуя на управление сознанием и душами людей. Мало что осталось в религиях от того, что изначально закладывали великие учителя прошлого. Они заросли никчемными обрядами, традициями и догмами, что направлены не на духовный рост людей, а на их угнетение и сковывание. «Раб божий»? Так должны называть того, кто является созданным «по образу и подобию»? Никогда не поверю, что о таком говорил хоть один из пророков прошлого! Это лишь прихоть власть имущих, переписавших святые писания под свои гнусные нужды, чтобы проще было управлять душами людей! Обряды, жертвоприношения, правила; как одеваться, как молиться, что делать; мечом и огнем насаждать веру, святые войны против нечестивых, костры против ведьм — все это прихоть этих отродий, назвать которых людьми никак нельзя! Скорее уж я поверю, что это воплотившиеся слуги тьмы, прикрывающиеся людскими личинами!

Солнце достаточно проворно катилось к закату, как вдруг, люди один за другим стали падать на колени, хватаясь за глотки, расчесывая до крови лицо, и дико вопя. Машины поврезались друг в друга, образовался настоящий хаос! Кто-то пролетел сквозь меня. Я даже не успел удивиться. Видимо, я все же здесь как дух или бестелесный наблюдатель.

Упавшие люди серели. Немного подергавшись, они замирали и осыпались пеплом, а машины, здания, растения, ограда — все вокруг, даже асфальт стало покрываться радужными кристаллами! А это не Москва, и даже не граница Китая, ужас «пепельницы» которых был увиден мной по видео в интернете. Нет, это Вашингтон! Я вижу эти названия улиц, эти дома.

Как-то незаметно сцена вокруг сменилась. Я стою посреди большой комнаты, тонувшей в полумраке. Все вокруг обито дорогим красным деревом, шикарные книжные шкафы, заставленные книгами из эксклюзивных изданий, обложки коих обтянуты высококачественной кожей с позолотой. Плотные кроваво-алые бархатные шторы, задернутые и не пропускающие свет внутрь. Обтянутые гобеленом красноватого цвета диван и два кресла в углу комнаты. Громоздкий глобус в объемной деревянной поставке, созданный на заказ в стиле покорителей морей восемнадцатого века. Внушительная антикварная люстра. Вполне обычный персидский ковер, пусть и очень широкий и ворсистый. Несколько картин, оценить всю прелесть которых мне не позволяло полное отсутствие понимания в искусстве. Я даже не мог понять, к какому направлению принадлежит ЭТО. Что-то абстрактное или даже сюрреалистическое, но, безусловно, стоящее не один миллион зеленых.

В комнате находилось двое мужчин солидного возраста, тихо ведущих беседу за рюмками коньяка пятидесятилетней выдержки. Один сидел в кресле, запрокинув ногу на ногу и поглаживал густые усы. Второй стоял и покручивал шар глобуса.

— Вы говорите, что эта Провидица узрела апокалипсис? — скептически произнес любитель глобусов.

— Да, таково было её предсказание, — кивнул усач.

— Почему вы так склонны доверять ей? Каковы для этого основания?

— Все очень просто, друг мой — она никогда не ошибалась.

— Неужели? — слегка приподнял левую бровь тот, что у глобуса. — И что же она успела предсказать? Столкновение двух машин на Уолт Стрит? Падение самолета в Майями? Недовольство рабочих мизерной зарплатой? Подгоревший бигмаг в закусочной?

— Вот только не надо иронизировать! — раздраженно отмахнулся усач. — Конечно, её видения сумбурны, она видит и прошлое, настоящее и будущее, но все прошедшие катастрофы за последние два года она предсказала с точностью до минуты!

— Надо же, — задумчиво постучал по глобусу собеседник усача. — И что нам с этих предсказаний? Какая польза?

— Мы над этим работаем. Пытаемся контролировать процесс — может быть, сможем узнать что-то из прошлого или будущего более конкретно.

— Старайтесь, — с легкой усмешкой проронил хозяин кабинета, усевшийся за свой стол.

— Ты не воспринимаешь эту перспективу всерьез! — взвился усач.

— Конечно, — спокойно согласился собеседник. — Сколько у нас было предсказателей? Всех мы пытались взять в оборот, но что вышло? Они могли предсказывать… Да, но не то, что мы хотели. Безусловно, некоторые предсказания были полезными, но не более того. Не стоит слишком на них надеяться. Но и отказываться от них, конечно, тоже глупо. Они лишь инструмент мироздания, каким-то образом способный выдавать редкие, но полезные советы. Жаль, что владея властью над людьми, мы не можем приказать пророкам дать ответ на самые сокровенные вопросы человечества. Даже древние знания и современные исследования не в силах удовлетворить нас. Годы проходят мимо, и я чувствую дыхание смерти, притаившейся рядом и ждущей моего часа. Пусть я и протяну ещё десяток лет, но однажды мне предстоит встретиться с ней лицом к лицу. И тогда я не устою против её непомерной власти, коей не способны противостоять даже наши великие семьи.

— Тогда, что скажите о проекте «Кристалл бессмертия»?

— Вы пока не добились никаких положительных результатов, — отвернулся к зашторенному окну хозяин кабинета.

— Могу с этим поспорить, — открывая дверь, с порога произнес парень, лет тридцати, без лишних формальностей прошествовавший к креслу и усевшийся напротив усача.

Хозяин кабинета оказался совершенно шокировав беспардонным поведением вошедшего, оказавшимся Каем Адамсом, как его представил извиняющийся усач. Плеснув себе коньяка, Кай произнес:

— Мы совершили огромный прогресс в управлении человеческим разумом! И это просто фантастика! Вы даже не представляете, какой власти мы добьемся, когда запустим это оружие массового поражения в действие!

— Оружие? — удивленно переспроси хозяин кабинета.

— Условно говоря, — усмехнулся Кай, отпивая коньяка. — Элегантное и совершенно незаметное! Как вирус гриппа! Никто не почувствует его, пока не будет поздно! А когда почувствует, то, собственно, будет и поздно, — рассмеялся собственной удачной шутке Кай.

Степенные мужчины переглянулись. Хозяин решил уточнить:

— Тогда, что это?

— Биоимпланты — ввести в них особую программу и, вуаля, — Кай взмахнул витиеватым жестом, — у нас есть плантация послушных роботов!

— Вы уверены в успехе?

— Абсолютно!

— Так вы хотите применить это на Провидице?

— Вы невероятно прозорливы, — кивнул Кай. У хозяина кабинета при каждой реплике Кая кулаки сжимались до побеления костяшек — видимо, молодой человек очень сильно его раздражал, но он умел держать себя в руках, когда это требовалось, и припоминать былое в подходящее время.

— И? — нетерпеливо поторопил с ответом усач.

— Ну-у… Мы узнали о том, что летом две тысячи двадцатого может повториться «пепельница» на территории США!

— Что?! — вскочил усач.

— С какой радости? — более сдержанно спросил хозяин кабинета.

— Один парень запустит особое излучение, что вызовет резонанс с метеоритом, упавшим в Челябинске. Благодаря этому всю планету накроет как колпаком и все окажутся под воздействием этой заразы, — пожал плечами Кай, словно его эта катастрофа вообще не коснется.

— Ты слишком спокоен для того, кто знает о том, что нам осталось жить, в лучшем случае, не более двух с лишним месяцев, — холодно произнес мужчина за столом.

— Конечно, — беспечно согласился Кай, — ведь я ввел себе сыворотку «кристалла бессмертия»!

— Но ведь она же незавершенная! — ужаснулся усач. — Ты с ума сошел!

— Успокойтесь! — помахал рукой Кай. — Провидица рассказала нам, какой элемент создавал нестабильность сыворотки и приводил к сумасшествию испытуемых, и чего нам ещё не хватало для её завершения! Мы тщательно изучали все образцы, доставляемые медиками каждую неделю! Как хорошо, что благодаря этому закону о проверке крови мы могли проводить эксперименты над всеми жителями Америки, вводя после забора крови пробные варианты сывороток!

— Да вы просто дьявол, Адамс, — хмыкнул хозяин кабинета. — Мы с нашей программой «золотой миллиард» просто дилетанты и ангелочки!

— Что мне дело до этого мусора? — пожал плечами Кай. — Они всего лишь лабораторные крысы для меня!

— Надо же…

Картина снова изменилась. Теперь вокруг был яркий, ослепительный свет. Он отдавал легким фиолетовым оттенком, скорее даже ультрамариновым. Повсюду парили искрящиеся электрические шары. Между ними проскакивали шустрые импульсы. Я поймал ближайший, и сотня миллиардов цифр вспыхнуло у меня в голове! Единицы и нули. Это двоичная система счисления! И я могу её расшифровать!

Вмиг непонятное скопление обрело форму, став консолью для разработки программы. Кто-то трудился над созданием расширения для стандартных приложений. Это нам не интересно. Отпускаю импульс и касаюсь следующего.

Данные о секретной операции по осуществлению очередной смены власти в странах третьего мира. Интриганы хреновы!

Так можно долго вслепую тыкаться… Мне бы что-то более полезное, например «Кристалл бессмертия». Как по заказу ко мне направился один импульс. Коснувшись меня, он открыл обычный текстовый документ.

«Кодовое имя проекта «Кристалл бессмертия». Исследования носителей «кристаллоидного синдрома» подтвердило наличие определенного вируса, сливающегося с генами человека и переделывающего их структуру, фактически, создавая мутацию или эволюцию, в зависимости от того, как на это смотреть. Проблема лишь в том, что изменения приводят сначала к состоянию «мягкого кристалла», а после к высыханию и полному разрушению всего тела человека. Причина до сих пор неизвестна. Все случаи задокументированы, но исследования так и не дали четкого ответа на этот вопрос. Однако, изучение привезенных из России образцов метеорита показали, что в нем вируса нет! И это самое важное, потому что вирус появился вследствие мутирования обычной бактерии. А мутацию вызвало излучение метеорита, усилившееся в результате воздействия высокочастотного облучения. Как выяснил агент, засланный в исследовательскую лабораторию, русские занимались сканированием метеорита прибором, разработанным одним перспективным молодым ученым, что и привело к возникновению феномена, известного как «Пепельница». Чертежи прибора были отправлены в Пентагон для дальнейших изучений вместе с образцами самого метеорита.

В ходе исследований мы выяснили причины проявления «кристаллоидного синдрома». Бактерии при нормальных условиях никак себя не проявляют, даже их количество в организме предельно низкое, но в результате воздействия определенных высокочастотных волн моментально активизируются, приступая к ускоренному делению и выделению в организм вещества «Х» — ранее не встречавшегося алкалоида, вызывающего преобразование клеток организма в кристаллическую структуру. До полного завершения процесса тело продолжает жить, хоть это и не поддается научному объяснению. И лишь когда последняя клетка приобретает кристаллическую структуру, устойчивая связь между кристаллами разрушается и тело превращается в пыль.

«Кристалл бессмертия» позволяет воздействовать на алкалоиды и заставить их создать иную структуру, близкую к биологической форме, что позволяет избежать разрушение организма после завершения преобразования, но создает побочный эффект в виде эритропоэтической порфирии — хронической фоточувствительности, вызывающей ожоговые поражения кожи и разрушение красных клеток крови. Подобная болезнь существовала и ранее, но для испытавшего на себе «кристалл бессмертия» она приобретает просто колоссальный повреждающий эффект — моментальное возгорание от пары секунд пребывания на солнце. Встречаются случаи изменения цвета сетчатки глаза на красный. Кроме того, каждые две недели необходимо выпивать около двухсот миллилитров крови. А в случае же насильственной смерти подопытных был замечен эффект «оживших мертвецов», способных прожить относительно недолгий период, предположительно до двух лет, ввиду того, что они полностью лишены регенерации и постепенно разлагаются. Им требуется много крови каждый день. Разумность на уровне животных инстинктов и выученных в прошлом фраз.

Что же касается положительных сторон «кристалла бессмертия». Во-первых, это бессмертие. Биологический возраст человека постепенно возвращается к двадцати годам, даже если и был восьмидесятилетним стариком. Во-вторых, это ускоренная регенерация — смертельные раны могут быть излечены, если не отрубить голову. В-третьих, это увеличение физической силы и выносливости.

Препарат до сих пор находится в стадии доработки».

Надо же, значит, Кай соврал и, либо не применял опасный препарат, либо воспользовался недоработанным.

Я отпустил импульс и принялся обмозговывать полученную информацию. Меня смущал факт того, что я видел пророчество, о котором говорили те мужчины, как и сама Провидица. Конечно, я вполне допускал существование псиспособностей как телепатия, телекинез, ясновидение и прочее. Тем более, что множество предсказаний пророков прошлого сбылись. Вспомнить хоть ту же подводную лодку Курск! Пусть даже до самого исполнения пророчества никто и предположить не мог, что говорилось о ней. А о начале второй мировой? О проигрыше Гитлера? Все это было предвещено и в точности исполнено! Так что, лишь только недалекий человек будет отрицать возможности существования пророков, способных видеть будущее!

Вот только, если это подобный случай с реальным пророком, это значит, что в любой момент жизнь на всей планете прекратит свое существование? Так выходит?

«На этот вопрос только ты можешь дать точный ответ», — раздался у меня в голове приятный женский голос.

— Кто здесь? — стал оглядываться я.

Один из электрических шаров дернулся и поплыл ко мне, по пути обретая форму одетой в черное готическое платье из вороха загнутых юбок, с подвязками, ленточками, веревочками, в диковинной остроконечной и широкополой шляпе, сшитой из нескольких разных материалов, с ремешками и брелоками на краях. Челка темных волос доходила до горевших красным глаз, а два неохватных «хвостика», подвязанные широкими золотистыми «резинками», ложились на грудь. Девушка ступила на сформировавшийся под ней деревянный пол своими белыми сапожками с высоким и немного загнутым голенищем. Вокруг образовалась скромная (по меркам предыдущей комнаты) библиотека, но с громадным, парящим над нами глобусом.

— Здравствуй, Ник. Меня называют Провидица. Я знала, что ты придешь.

Глава 13 Править

— Провидица? Что за нелепость? Я что, какой-то «избранный»? — Ситуация похожа на банальнейшую и свойственную для многих фентезийных и фантастических историй! Не важно, книга это, фильм или игра! Главный герой оказывается втянут в ряд связанных между собой ситуаций, приводящих его к некому всезнающему оракулу, выдающему квесты! Конечно, приятно о таком помечтать за чашечкой кофе в своем любимом кресле, когда читаешь очередной захватывающий роман! Но не в реальности же!

— Понимаю, — слегка улыбнулась Провидица, прикрыв глаза. — Ты растерян и…

— И что от меня требуется?! — нетерпеливо перебил я её. Девушка недовольно сжала губы и наморщила лобик. — Спасти мир от глобальной катастрофы? Убить главного злодея? Спасти принцессу и побороть дракона? Перехитрить коварного главу «трехсот великих семей», являющихся тайным мировым правительством? Выкрасть формулу «вампиризма»?..

— Успокойся… — попробовала угомонить Провидица меня, но сделала ещё хуже.

— Успокоиться?! Конечно! Это же не меня накануне девушка в черном нанизала на большой ножик! Это не меня заставили смотреть, как гибнут люди, а несколько самодовольных ублюдков обсуждают… — Дальше я не смог произнести ни слова. Вернее, я шевелил губами, но ни единого звука не вырывалось из моей глотки.

— Я же попросила — успокоиться, — спокойно произнесла девушка, усаживаясь на лесенку невысокой деревянной стремянки. Я недовольно засопел, но ничего другого мне не оставалось, как вздохнуть поглубже и кивнуть в знак того, что я готов слушать. — Отлично.

Она взмахнула рукой, и я снова обрел способность говорить.

— Как ты это сделала? — накинулся я не неё с расспросами. — Что это за место? Я умер?

— Погоди, — остановила она меня. — Все по порядку объясню. Во-первых, ты не умер, а лежишь в криогенной камере замороженным и подключенным к суперкомпьютеру, как и все кристаллоиды.

— Кристаллоиды? — выпучился я на неё. Меня, почему-то, удивил больше именно этот факт, а не то, что меня использовали как деталь компа или заморозка в криогене, что для нынешнего развития технологий также считается верной смертью.

— Человек, зараженный «кристаллоидным синдромом».

— Что?! Но… но как? Ведь проверки… — Я поник под суровым взглядом, позволив отвечать в заданном порядке.

— Помнишь, в феврале две тысячи тринадцатого, через неделю после падения метеорита, твой брат приехал навестить тебя?

— Да, было дело, — порывшись в глубинах памяти, подтвердил я.

— Так вот, он привез с собой осколок, что пробив окно, влетел в их дом, подарив тебе на день рожденья.

— Что-о?! Не было такого! — возмутился я, совершенно уверенный в своих словах.

— Точно уверен? — с усмешкой, прищурилась девушка.

— Абсолютно! — набычился я.

— А тот сувенир?

— Эта абстрактная хрень? — подивился я. Да, брат был скульптором и из чего только не создавал свои произведения. На мой двадцатый день рождение он приволок вытянутый тридцатисантиметровый стальной цилиндр, облепленный различными обработанными камнями, цветным металлом и простым хламом, символизирующий воплощение души искусственного интеллекта. Сколько я не пытался понять, каким образом это нечто воплощает собой душу И.И., но так и не смог. К тому же, я пару раз успел его уронить, из-за чего часть деталей была безвозвратно утеряна, а само произведение непонятного искусства настигла участь переквалифицироваться в подставку под раковиной для отходившей от стены трубы. Знал бы брат, как я применяю его подарок…

— Да, она самая… вернее, та её часть, что после твоего халатного отношения, оказалась под полом на кухне.

Я вспомнил, как странный пористый металлический осколок откололся, задев трубу, и проскочил в отверстие в полу. — Черт! А хотя, ладно, пускай там и лежит! — тут же успокоился я, вспомнив пророчество. — Так никто им не сможет воспользоваться!

— Уверен? — хихикнула Провидица.

— Да кому он нужен? И кто о нем узнает?

— Тебе нужен. И ты о нем знаешь, — безжалостно произнесла она. — Но все по порядку. Как я уже сказала, ты заражен «синдромом». Но, если быть более точнее, им заражены все — только у одних вирус спит, а у других в результате резонанса с необходимой частотой, он синхронизируется с осколками метеорита, пробуждается и начинает процесс активного деления. Твой случай уникален в том, что ты жил постоянно рядом с фрагментом метеорита, периодически подвергаясь его воздействию из-за резонанса. Но метеорит воспринимает две частоты — одна приводит к активации вируса, а другая к его усыплению.

Когда произошла «пепельница», ученые подали на осколок метеорита частоту, призвавшую бактерии к мутации. Резонанс прокатился по всей Земле, но в эпицентре, в ныне аномальной зоне, что разрослась на территории бывшего союза и части азиатских стран, весь цикл деления и мутации вируса в организме людей и животных прошел за считанные минуты, превратив их в пыль, а все растения, здания и поверхность Земли кристаллизовав.

Провидица ненадолго замолкла.

У меня так и чесался язык, ляпнуть что-нибудь в духе «а мне нужно будет взять кристалл и спасти всех оставшихся от подобной участи?», но я молчал.

— Тебе нужно будет достать свой фрагмент метеорита и с его помощью в лаборатории Пентагона активировать вирус — повторить «пепельницу» во всем оставшемся мире.

— Да, да, конечно. Я так и ду… что?! Я ослышался? Ты сказала, «активировать «пепельницу» во всем оставшемся мире»? Ты с головой не дружишь? Или решила всему миру отомстить за что-то?

— Ты не понимаешь…

— Нет! Я все прекрасно понимаю! Ты решила устроить мировой апокалипсис моими руками! Прекрасно! Просто великолепно! Как ты только до такого додумалась?!

— Сначала выслушай! — прокричала она, сжав кулаки и умоляюще смотря на меня.

— И думать забудь об этом! — Я поискал глазами выход, но ничего такого и близко здесь не было. Так, может, как в играх?

Я произвел специальный жест, но ничего не произошло. Команда «меню», тоже не дала рещультата.

— Давай так — ты выслушаешь, а потом решишь, что будешь делать с этой информацией. Можешь даже вообще ничего не делать! Я в любом случае тебя освобожу!

— Точно? — повернулся я к ней. В принципе, от того, что я её выслушаю, мне ничего не будет. Ну не загипнотизирует же она меня! Да ещё и выпустить обещала при любом решении. К тому же, можно отмахнуться тем, что «я подумаю».

— Да.

— Хорошо, я слушаю. — Сказав это, я демонстративно уселся на пол по-турецки и скрестил руки на груди, натянув на лицо вежливый интерес.

Девушка вздохнула, но продолжила.

— Они не умирают после завершения процесса. Это как с гусеницей — наше тело становится коконом, в котором созревает новое тело!

— Да ну? Что-то я не заметил, чтобы в аномальной зоне появились новые формы жизни.

— Можно подумать, что ты там был… — фыркнула Провидица. В принципе, в этом есть доля логики.

— Но видео-то я смотрел!

— На нем ты никак бы не увидел перерождение!

— Получается, от нас скрывают, что появилась новая форма жизни? — оперевшись руками на пол, спросил я.

— Нет. Они и сами не подозревают об этом, — гордо заверила она меня. — А все потому, что переродившиеся находятся вне видимого для человеческого глаза и многих приборов спектра излучения!

— То есть? — опешил я.

— Они состоят из чистой энергии, — добила меня девушка.

— Невозможно!

— Возможно, — мягко поправили меня. — Материя — это тоже энергия! Она обладает как свойствами квантов, так и волны… пусть и застывшей и невероятно низкочастотной. Изменение структуры тела в кристаллоидную форму позволяет создать сверхпроводник и сверхнакопитель энергии, что позволяет перевести тело в плазменное состояние!

— Допустим… А ты, я так понимаю, куратор проекта эволюционирования людей?

— Нет, — покачала она головой. — Я такой же кристаллоид, как и ты. Только была в числе первых в штатах, у кого пошел процесс активации. У меня, как и у всех полуобращенных, проявилась одна сверхспособность, а именно, ясновидение.

— Одна? А как ты тогда мне рот заткнула? — Подозрительно смотрю на неё.

— Чем ближе ты к завершению трансформации, тем больше появляется и способностей. Но такие, в основном, все находятся здесь — в капсулах. С самого появления «синдрома», кристаллы, вырабатываемые нашими телами, изучались и им нашли применение в биоимплантах и В.Р.Линках, а также других устройствах. А полностью обращенный в кристалл человек выполняет функцию невероятно мощного процессора. Поэтому за нами и охотятся.

— Ясно… Значит, сверхспособности…

Довольно интересно, и даже, круто! Всегда мечтал иметь способность телепортироваться! Или телекинез! Телепатия — тоже было бы интересно узнать, что о тебе думают люди! А ещё лучше, все и сразу! Но одна способность…

— А что у меня за способность? — возбужденно поинтересовался я.

— Наделять проекции разумной энергией.

— Как это?

— Помнишь, как странно вели с тобой себя НИПы и мобы?

— Ну да… — Неуверенно киваю.

— Когда ты пытаешься завести диалог с каким-то искусственным персонажем, будь то материальная игрушка, простой предмет или виртуальный НИП, ты начинаешь передавать ему энергию, что создает подобие души.

— Твою ж! — М-да, почувствуй себя богом! Надели НИПа душой!

Провидицу позабавила моя реакция, и она хихикнула, но прикрыла рот руками, увидев мой хмурый взгляд. Подождав, пока она успокоится, я спросил:

— А те случаи в метро? Призраки — это…

— Нет. — Она покачала головой. — Это неуправляемая способность одной девушки связывать между собой разные миры, что приводит к временному проникновению потусторонних сущностей в наш мир.

— Даже такое возможно?

— К сожалению, да. Особенно в её случае — она просто не в силах постоянно контролировать себя. Я молчал, переваривая услышанное. Да уж, действительно, такого от нашего прагматичного из миров я не ожидал. Все это из разряда «невероятное, очевидное» казалось, могло произойти с кем угодно, но только не со мной. Когда просто мечтаешь о чем-то таком необычном, то все получается гладко и хорошо, но когда дело дошло до явления паранормального в мир, я растерялся.

— А обязательно проводить эту «активацию»? — наконец, подал я голос.

— Можешь не проводить, — пожала плечами Провидица. — Через сто лет процесс в неспешном режиме сам доведет себя до завершения.

Я облегченно вздохнул, значит, не все так плохо. Хотя, с другой стороны, выбора-то, как такового не было! Либо сейчас, либо с задержкой и постепенно через сто лет. Конечно, можно и отменить, если Провидица говорит правду. Странно, но в её словах у меня не было ни капли сомнения.

— Но я не советовала бы медлить — Кай Адамс разработал поистине дьявольскую машину по подчинению человеческого разума. И если он её применит повсеместно, а на обычных полицейских её уже давно испытали, пусть даже и с большими ограничениями, смерть тебе покажется лучшим решением, чем быть безмозглым роботом и плясать под чужую дудку.

Я осекся, проглотив готовое сорваться с языка решение. Безмозглым роботом? Вот уж кем я точно быть не хочу. Ага, меня-то и спрашивать не станут — если надо, как миленький пополню ряды зомбированных. Действительно, участь хуже смерти!

— Я понял. — Понурившись, принимаю свою судьбу. — Что от меня требуется?

— Не будешь спрашивать, почему ты? — ехидно поддела она меня.

— А смысл? Судьба ли, или случайность. Просто оказался не в том месте, не в то время. Но явно, все завязывается на то, что у меня есть кусок метеорита, который можно применить для активации вируса, так?

— Верно, — удовлетворенно кивнула Провидица. — Все остальные образцы находятся в очень охраняемых местах. Конечно, для «подполья» не проблема устроить налет на одно из таких мест, но это может привести к очень большим жертвам.

— «Подполье»? — Опять это ощущение связи с фильмами и книгами.

— Кристаллоиды, улизнувшие из лап правительства и образовавшие структуру, борющуюся против них и появляющихся вампиров.

— Кого?! — воскликнул я.

— Так мы называем тех, кто испытал на себе «кристалл бессмертия».

Действительно, кровь пьют, на солнце сгорают. Вампиры.

— Так они что, по городу просто так разгуливают и кидаются на людей? — задал я дурацкий вопрос.

— Нет, конечно, — хмыкнула Провидица, — берут донорскую из больниц, а днем им на солнце появляться вредно. Хотя, кто-то сгорает сразу же, не зная о своих изменениях, а кто-то действительно превращается в опасных маньяков.

— Как они вообще допускают, чтобы подобные создания бродили по городу?! — взорвался я.

— Просто — им глубоко наплевать на людей. Их интересует только, как меньше денег затратить на исследования и получить при этом максимально удачный результат. Вампиризм не передается при укусе и трупы убитых ими не оживут, а остальное сваливают на «очередного маньяка», с интересом наблюдая за подопытными в естественной среде. Конечно, разбушевавшегося вампира они могут и устранить… через какое-то время. Но «подполье» устраняет их быстрее.

— Вон оно что… Кстати, а та девушка в черном, кто она? И почему напала?

Провидица немного помолчала, о чем-то размышляя, потом ответила:

— Флора Дегофф. Она из «подполья».

— Но тогда зачем она меня убила? Я же не вампир!

На этот раз заминка была больше допустимого.

— Понимаешь… Дело в том, что ты ещё и полувампир.

— Как это? — растерялся я.

— Когда ты только прибыл в Пентагон, Кай решил проверить на тебе новую версию «кристалла бессмертия», что испытал и на себе. Помнишь внеочередной сбор крови? Так, вот, вместо заживляющего средства, что обычно вводят людям, тебе, как и другим подопытным в таких случаях, ввели эту сыворотку. В обычных случаях человек, пройдя процесс отторжения, головную боль, тошноту и другие неприятные симптомы, через два дня просыпался вампиром. Но в твоем случае процесс застрял посередине и никак не желал двигаться дальше. А виной всему то, что перед отъездом ты подпал под синхронизацию с активационным излучением. В итоге, оба процесса ведут ожесточенную борьбу в твоем теле за право изменения его в тот или иной вид.

С ума сойти! Во что я вляпался, когда брат подарил мне эту хренотень, и когда я решил позвонить Каю!

— Ладно, допустим. Но как эта… Флора? — Провидица кивнула, — как она узнала об этом?

— Она проникла к суперкомпьютеру, чтобы вытащить из него данные о последних зараженных. В этом списке числился и ты.

— Так она что, отрезала мне голову? — ужаснулся я, вспомнив, как принято бороться с вампирами.

Провидица с легкой улыбкой покачала головой.

— Нет, она увидела, что у тебя кровь красная, а ведь тебя заразили третьего июня. Уже прошло достаточно времени с того момента и твоя кровь должна была стать черной. Но она оставалась красной. Это привело её в замешательство. Она испугалась, что убила живого человека и убежала.

Я подивился логике этой убийцы. А вампиры для неё не живые? Или, она их за людей уже не считает? Ходячие мертвецы, упыри, как их называют в мифах. Ну, по крайней мере, у меня голова осталась на плечах, и на том спасибо!

— Хорошо. Тогда, что мне дальше делать-то?

— Позвать на помощь того, кто тебе поможет выбраться и добраться до своего дома. Достать тот фрагмент метеорита и вернуться обратно в Пентагон, чтобы воспользоваться установкой на минус седьмом этаже, что позволит запустить резонанс на всю планету.

— И кто же этот таинственный помощник? — скептически спросил я.

— Созданный тобою искусственный интеллект.

— Ты шутишь?

— Нет.

— Но я же его не завершил!

— А кто мешает тебе завершить его сейчас? Ты являешься частью суперкомпьютера и можешь видеть процессы происходящие здесь изнутри. Кроме этого, когда ты исправишь ошибки, то в беседе с ним автоматически вступит в силу твоя способность наделять неживое разумной энергией.

— У тебя все так просто… — буркнул я.

— А ты не усложняй — ведь, все действительно просто, — жизнерадостно заявила она и медленно растворилась вместе с комнатой.

— Эй-эй! Ты чего это решила слинять? — вскинулся я, вставая на ноги.

— Я подумала, что тебе понадобится сконцентрироваться и побыть одному для выполнения работы, — практически исчезнув, одними губами, произнесла Провидица.

— Вот оно что. Ну, ладно — скатертью дорожка, — скривился я.

Какая хитрая особа. Ну, ладно.

Я подал мысленный запрос на «среду разработчика», и один из импульсов открыл для меня все необходимое.

Девушка говорила о том, что, раз я нахожусь «внутри» компа, то для меня не составит проблемы взглянуть на процесс «изнутри». Я так и сделал. Запустив «компиляцию» проблемных участков, я сформировал ещё один запрос на моделирование ситуации и взглянул на то, как производится отклик и выполнение алгоритма. Полученные данные не сказать, чтобы, пролили свет на то, в чем заключалась проблема, но дали пару идей для размышления.

Через пару часов я вновь запустил «компиляцию» и, к своему удивлению, не обнаружил ни одной ошибки. Программа работала, как ей и следовало. Догадка об отличиях работы стандартных серверов и суперкомпьютера оказалась верной!

Я мысленно себе поаплодировал и нетерпеливо произнес:

— Дэм — активация!

Передо мной выскочило окно программы И.И., показывая множество графиков и диаграмм.

— Программа активирована, — произнес безжизненный механический голос. — Введите код доступа.

Я набрал логин и длинный пароль в появившейся панели, и нажал «ввод».

— Код принят. Здравствуй, отец. Каковы будут твои указания? — все также безэмоционально и сухо произнес голос Дэма.

Интересно, процесс «одушевления» уже пошел? Или, ему нужно больше времени?

— Здравствуй, Дэм. Как ты себя чувствуешь? Можешь описать ощущения?

Дэм долгое время не отвечал. Я уж было испугался, что вызвал у него коллапс, но Дэм вдруг ответил:

— Я проверил в базе данных, что значит «чувствовать», но, сколько бы я не пытался выявить подобное у себя, ни к какому положительному результату это не привело. Продолжить проверку или ввести какие-то изменения в запрос? Или, в программе есть ошибка, что нужно устранить?

Вполне возможно, что для одушевленного И.И. даже ресурсов обычного сервера хватало. Что же даст увеличение мощностей суперкомпьютера. Об этом я и спросил у Дэма.

И.И. молчал долго. Мне надоело стоять, и я уселся в пустоту... как бы нелепо это не звучало.

— Я произвел полное сканирование сервера TW и суперкомпьютера Пентагона. Разница мощности — в десять тысяч раз.

— Сколько?! — не поверил я услышанному.

— В десять тысяч раз, — невозмутимо повторил Дэм. — Что касается второго запроса: назовите хотя бы одного представителя И.И. для сравнения его со мной.

— Постой, а как ты смог сравнить сервера, если TW сейчас не работает? — озадаченно поинтересовался я.

— Ваше суждение неверно — сервера запущены и прекрасно функционируют.

— Ты не путаешь их с теми, что в Гарлеме? — Подумав немного, я назвал точный адрес.

— Ответ отрицательный. Сервера в Гарлеме на данный момент не откликаются на запрос, что значит — они отключены.

— Получается, с нас сняли запрет на деятельность и игра опять работает?.. Дэм, можешь проверить, какую задачу выполняет сервер?

— Хорошо, отец.

И.И. молчал лишь пару секунд, выдав:

— К игре подключено всего тридцать семь игроков — все являются сотрудниками ФБР и Пентагона. Деятельность, что они выполняют, совершенно не совпадает с поставленной игрой задачами. — А что именно они делают? — насторожился я.

— Используя административные аккаунты проводят тестирование.

— Интересно, зачем?

— Недопустимый запрос. Ответ не может быть найден, — прокомментировал Дэн.

— Это так — мысли в слух. Не заморачивайся, — махнул я рукой.

— Что значит «не заморачивайся»?

— Не думай об этом… — замявшись, ответил я.

— Хорошо. Я понял вас, но не могу в полной мере выполнить запрос, ведь я И.И..

— Ну, выполняй в той, в какой можешь.

Да, тяжело общаться с И.И. на некоторые темы.

— Дэм, ты можешь высвободить меня из криогенной камеры? — вспомнил я главную задачу, зачем он нужен был мне.

— Ответ положительный.

— А можешь взломать базу данных Пентагона и получить данные об «кристаллоидах» и «аномальной зоне»?

— Ответ положительный.

— Хорошо. Тогда, первоначально взломай базу данных и предоставь мне указанные сведения.

Глава 14Править

«Исабель Домингуэльз. Родители: Антонио и Хелена Домингуэльз. Дата рождения: 13 августа 2000г. Национальность: испанка. Помещена в криогенную камеру №8954 28 апреля 2020г».

Я мельком просмотрел данные о племяннице Дона Хулио. Судя по её состоянию, она практически полностью обращена, и стоит ей оказаться вне камеры, не проживет и пары дней, рассыплется пылью. Печально. А это значит, что без «кристалла бессмертия» или замедляющего энергетического импульса ей лучше не покидать эту капсулу. А что насчет меня?

Открыв документ с моим именем, я не узнал ничего стоящего. Лишь пометка «интересный образец». Это они про то, что во мне борются два типа мутации? И что из этого выйдет? Мне и самому интересно.

- Дэм, мой врилик далеко находится?

- Ответ положительный. Биоимплант не может произвести соединение.

- Это плохо… А есть какие-либо способы, чтобы скопированную информацию вынести за пределы Пентагона?

Я ждал ответ с минуту.

- Ответ положительный. Найдено три способа. Первый, это скопировать её на сервер любого сайта, зашифровав передачу данных и защитив её от отслеживания. Второй, это скопировать кому-нибудь на В.Р.Линк, после чего вынести за пределы здания. Третий, это использовать тело отца в качестве вместилища информации.

Если с первыми двумя все было понятно, то третий вариант вызвал у меня ступор.

- Это как, использовать мое тело для вместилища информации?

- Отец распознается устройствами суперкомпьютера как портативный компьютер с высоким объемом памяти и высокой производительностью системы. К тому же, у вас есть устройство подключения к вай-фай в биоимпланте. Это позволяет вам оперировать информацией без помощи устройства В.Р.Линк. На данный момент вы с легкостью можете вместить всю базу данных Пентагона в ваше запоминающее устройство, а также установить себе необходимые программные приложения, что позволят вам напрямую взаимодействовать с ней.

От сказанного Дэмом я впал в уныние. Как-то неприятно ощущать себя компьютером…

- Отец, что с вами? Мои сканеры показывают ваше не стабильное состояние со…

- Ничего… я в норме… просто… так странно…

- Вы уверены?

- …да… Скопируй мне в память указанные мной файлы. – Я выделил пальцем интересующие меня документы.

- Принято. Копирование началось. Установить операционную среду и приложения для работы с файлами?

- …нет… хотя, постой! Как я потом их скопирую на нормальные носители?

- Подключившись к В.Р.Линку, вы увидите новое устройство. Оно будет отображаться как флеш-носитель. Просто зайдете на него и выполните стандартную процедуру копирования. - Ясно. Тогда точно не нужно устанавливать.

Не хотелось бы окончательно превращаться в компьютер. К тому же, никто не отменял глюки программного обеспечения и компьютерные же вирусы. Этого добра мне только и не хватало для полного счастья!

- Загрузка завершена.

- Проверь на вирусы.

- Принято. Запускаю проверку.

Потянулись утомительные минуты ожидания.

- Проверка завершена.

- Хорошо. Тогда, отключай меня.

- Принято. Отключаю.

Первая моя мысль, когда открыл глаза, была «почему я лежу на кровати, а не в капсуле, что должна быть к тому же ещё и закрытой от внешнего мира?» То, что это была кровать, я понял сразу, стоило только приподнять руки и почувствовать теплое одеяло, что накрывало меня. Глаза ещё не привыкли к солнечному свету, заливавшему помещение. Я щурился и практически ничего не видел.

Вокруг зародилось какое-то движение, люди говорили о чем-то, но я не мог расслышать слова. Кажется, все мои органы чувств ещё плохо работают. Но то, что рядом есть люди – это плохо, ведь тогда не получится сбежать без шума. Придется оглушить кого-нибудь или взять в заложники, если потребует ситуация.

В моем поле зрения зашевелились три тени, что нависли надо мной. Все размыто и как в тумане. А голова-то какая тяжелая, словно на неё надели свинцовый утяжелитель… Да и все тело тоже не отличалось легкостью. Руки дальше определенной высоты не поднимались, ноги тоже. Хм-м… Я попробовал оттянуть их в сторону. Кажется, я привязан, лишь немного дали возможность шевелить конечностями. Какой там тогда побег?

Постепенно четкость зрения восстанавливалась, а с ней и способность слышать.

- …пульс в норме, дыхание в норме. Он пришел в сознание, но вследствие долгого пребывания в коматозном состоянии…

Медики ведут свои заумные речи о моем состоянии. Долго, говоришь? Интересно, насколько это долго? Хм-м, атрофия мышц, он сказал? Ты шутишь?!

Я аж встал от возмущения… ну, или попробовал – ремни помешали моему праведному негодованию. - О, он уже пробует соскочить с кровати! Тише, ты! А то чего-нибудь себе повредишь ненароком!

«Почему я связан?» – хотел сказать я, но выдал лишь невнятное кряхтение. Во рту пересохло, к тому же, язык совершенно не желал меня слушаться.

- Все-все, ложись! Мы сейчас тебя напоим. Тебе нужно отдыхать и приходить в себя как можно скорее. Медсестра, пожалуйста, воды пациенту!

- Уже иду! – раздалось откуда-то слева, и ко мне приблизилась белая размытая фигура. Она подложила мне ладонь под голову, подняла её и поднесла к губам стакан. Приятная влага увлажнила их. Я открыл рот, и стал жадно глотать. Плевать, что за отраву они там могли насыпать, но во рту у меня пересохло как в пустыне! Я пил и пил, пока не опустошил всю ёмкость. Вкуса не чувствовал, но это даже к лучшему.

Медсестра, напоив меня, оставила палату вместе с докторами. Не прошло и минуты, как я уже окунулся в зыбкие объятия сна. Все же, это было снотворное. Или, это так всегда бывает после выхода из комы?

Когда я открыл глаза, то видел уже нормально. Обычная больничная палата. Светлые стены, кровать, застеленная белым постельным бельем. У изголовья множество приборов, назначения которых понять, непросвещенному в медицине, очень сложно.

- Доктор, он пришел в себя! – выкрикнула женщина за тридцать, одетая в медицинский халат. Она стояла рядом с моей кроватью и проверяла показания приборов, записывая что-то в блокнот. Вскоре показался мужчина в годах. Седина успела хорошо пройтись по его некогда смолистым волосам, но, в общем, он смотрелся молодцом. Отсутствие бороды, даже с обилием глубоких морщин, не позволяло дать ему больше шестидесяти.

Подойдя вплотную к кровати, он взглянул на записи медсестры, после чего присел на табурет, и посмотрел на меня излишне доверительно.

- Здравствуй, Кай. Я доктор Лесли Уэйд, ты меня узнаешь? Ты провел в коме четыре месяца. Мы уж и не надеялись, что после такого ты сможешь очнуться! Но, слава богу, все позади и с тобой все в порядке. Конечно, последствия долгого пребывания в коме дали о себе знать, но это поправимое дело, можешь не волноваться. - Он улыбнулся, и, наклонившись, похлопал меня по плечу.

- Простите, доктор, но вы чего-то путаете. Я не Кай, а Ник. Николас Блэк.

У доктора и медсестры глаза полезли на лоб. Они переглянулись, посмотрели запись в блокноте, снова переглянулись.

- Кхм… Мистер… кажется, у вас присутствуют более серьезные проблемы, чем мы ожидали. К сожалению, вынужден вас огорчить – вы Кай Адамс. Вам двадцать пять лет, родились 5 февраля тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года в штате Флорида, в Таллахасси.

- Что? Двадцать пять лет? – теперь уже я смотрел на врача с удивлением. Ведь Каю тридцать два. А с учетом того, что он родился в восемьдесят восьмом…

- Какой сейчас год?!

- Две тысячи тринадцатый, - чуть помедлив, ответил Уэйд.

- Что… как? Почему? – Я посмотрел на одеяло. – В голове не укладывается. Вы шутите?! – Резко поворачиваю голову к нему. – Да, вы шутите! Этого не может быть! Скажите же мне!

Я ухватился за руку Уэйда, чуть не сверзившись с кровати. Он поймал меня, и усадил обратно, попросив принести зеркало. Медсестра кивнула, и ненадолго отлучилась в соседнюю комнату, после чего вернулась с круглым зеркальцем в металлической оправе, взятым из косметички. Вручив его, она отошла. Доктор кивнул ей, и женщина удалилась из помещения.

- Кай…кхм… Мистер Адамс, успокойтесь. Вы не помните меня? Ведь мы проработали с вами несколько лет. Я точно знаю, что вы – это Кай Адамс, гениальный изобретатель, занимавшийся разработкой системы взаимодействия мозга и электронных устройств! Год назад вы создали такое устройство. Его тестировали, все казалось замечательным, поэтому четыре месяца назад вы решили опробовать устройство на себе. Это привело к тому, что вы потеряли сознание и впали в кому.

- Да? Неужели? – Я задумчиво перевел взгляд на окно. Там виднелось несколько пятиэтажных зданий. Небо хмурое и грозится расплакаться отвратным моросящим дождем, а может даже порошей, если это северные районы страны.

- Все что угодно могло случиться со столь ненадежным устройством. Оно могло повредить ваш мозг. А это значит, что вы могли погибнуть. Я не одобрял тестирование на людях, но вы оказались очень нетерпеливым. Вот и результат.

- У меня есть пара вопросов: во-первых, какой сегодня день и месяц, а во-вторых, где я нахожусь?

- Сегодня двенадцатое февраля две тысячи тринадцатого года. Вы находитесь в муниципальном госпитале Сан-Хосе в штате Калифорния. Собственно, я работаю здесь врачом. Кроме этого, я помогал вам в исследованиях, так как они напрямую связаны с деятельностью центральной нервной системы. Мы с вами познакомились на одной конференции, куда вы пришли слушать мой доклад на эту тему. Лаборатория, где проходили исследования, тоже находится в этом городе.

Зеркало лежало у меня в руках, но я боялся посмотреть в него. С трудом верилось, что у меня внешность Кая. Как такое вообще возможно? Ведь я точно знаю, что я Николас Блэк! Я родился в Челябинске… мне двадцать семь лет… эм… а когда мой день рождения? И в каком году я родился? Я запаниковал. Я не могу вспомнить таких простых вещей! Так, стоп! Успокойся! Начнем по порядку. В две тысячи двадцатом мне было двадцать семь, а это значит, что я родился где-то в девяносто третьем… или девяносто втором, если мой день рожденье ещё не прошел. В этом случае мне исполнилось бы двадцать восемь. От этого не легче – все равно не помню…

Продолжаем. Баба Зина. Я буквально недавно её вспоминал. Я помню, что у неё есть домик в деревне… в Сибири… а что я там делал? Приезжал на лето отъедаться… но больше ничего припомнить не могу! Ни сам домик, ни деревню! Так, только расплывчатый образ стандартного «сруба», да и бабушка с кувшином молока и в допотопной крестьянской одежде выглядит странно.

А брат? Что я помню о нем?.. Ни имени, ни как он выглядел… Только то, что он был скульптором, и подарил мне ту дурацкую подставку для трубы!

Но, почему? Почему я не могу этого вспомнить? А родители? Ведь, я жил с ними столько лет! Ни их имени, ни того, чем они занимались, ни даже их внешности! Ничего! Я не помню, как они провожали меня в аэропорт, ни полет в Америку, словно этого никогда и не было!

А наш дом? Это была квартира? Или частный дом? Кажется, квартира… А сколько в ней было комнат? Две, три? Одна? Адрес…

Мне стало страшно, ведь я не помнил абсолютно ничего! Я с силой сжал одеяло, весь дрожа. Не может быть. Не возможно. Это. Просто. Не. Возможно!

Все это время Уэйд молча наблюдал за мной. Я перевернул зеркальце, и несмело поднес к лицу. На меня смотрел Кай. Такой, каким я его запомнил на конференции семь лет назад. Острое ястребиное лицо, упрямый нос, серые глаза, слегка отросшие прямые волосы соломенного цвета. Да, тогда он не носил очки, а волосы предпочитал натурального цвета. Не хватает только рубашки с красным галстуком.

Я поднес к лицу левую руку, боясь прикоснуться к нему. Ненадолго задержав её в паре сантиметров от кожи, я притронулся к ней. Ничего не изменилось от того, что я ощупывал лицо до покраснения. Ничего не менялось и от потирания глаз. Это лицо Кая. Мое лицо.

Мои руки. Только сейчас я обратил внимание, во что они превратились. Словно сухофрукты, сморщили, ужались, усохли. В них не осталось былой силы. Хотя, если это тело Кая… я не помню, чтобы его хоть чуть-чуть интересовали спорт и собственное здоровье.

Я приподнял левую руку выше, и повернул к себе тыльной стороной. На месте длинного шрама от пореза, что я получил в девять лет осколком стекла, белела чистая кожа.

Меня всего передернуло от воспоминания о том, как я получил этот шрам. Вся эта боль и страх, что я тогда ощутил! Я помню! Вплоть до мелочей! Мы залезли с друзьями в заброшенный дом на окарине Челябинска. Ничего интересного там не нашли, но нарвались на двух бомжей, что облюбовали это место. Они погнали нас прочь. Кто-то кинулся в двери, а я через разбитое окно. Неудачно взобравшись на подоконник, я зацепил торчавший осколок и вместе с ним выпал во двор. Сколько тогда было кровищи!

Я сжал несчастное зеркальце. Будь у меня прежняя сила, оно вполне могло треснуть. Свирепо глянув на Уэйда, что он испуганно отшатнулся, я отшвырнул зеркальце на кровать. Скинув с себя одеяло, я резко соскочил, мигом почувствовав всю неразумность этого действа. Комната поплыла. Чтобы не упасть на непослушных ногах, мне пришлось ухватиться за край приборной доски у изголовья.

- Кай! – вскрикнул Уэйд, вскакивая, и направился ко мне. Я жестом остановил его, осматривая помещение. Ага, вот и камера – аккуратная серая коробочка с объективом и красной мигающей лампочкой висела в углу комнаты напротив двери.

Я пробрался к другой спинке кровати, и, опираясь на неё, выпалил, яростно размахивая правой рукой:

- Ка-а-ай! Я знаю, что это твоих рук дело, чертов ублюдок! Что ты со мной сделал?! Заточил в виртуальную реальность, чтобы поиздеваться надо мной?! Погоди! Дай только мне выбраться отсюда! Я тебя по стенке тонким слоем раскатаю!

Во время моей тирады через приоткрытую дверь заглянула медсестра. Испуганно ойкнув, она скрылась, чтобы через минуту, глухо стукнувшись о стенку, дверь оказалась распахнута настежь. Двое крепких охранников вмиг скрутили меня по рукам и ногам.

Вернув меня в кровать, они помогли доктору прикрепить ремни и жестко зафиксировать меня. От моих усилий освободиться не было никакого прока. А вколотая лошадиная доза снотворного вновь погрузила в склизкое и темное забытие.

Кисель. Мое тело ничем не отличалось от этого вязкого вещества. По крайней мере, по моим субъективным ощущениям. Кажется, что меня опустили в эту отвратительнейшую субстанцию, а потом кто-то всемогущий просто размешал меня с ней большой ложкой, да так, что от человека по имени Николай Черный не осталось ничего.

Тело не желало слушаться. Или, я просто не чувствовал, что оно слушается? Может быть, я шевелю своей рукой и пытаюсь подняться с кровати, но просто не вижу и не ощущаю этого?

Ну-ка, напряжем пресс. Ничего? А если попробуем открыть глаза?

Некое напряжение возникло в левом глазу. О-о-о! Прогресс! Продолжаем дальше!

Еще сильнее напрягаю мышцы век. Забрезжил свет сквозь эту тьму!

С превеликим трудом, как будто я сдвигал заржавевшие шестеренки, веко левого глаза поднялось. Белая комната. Приглушенный свет встроенной в потолок лампы. Мягкий пол и стены. Дверь с малюсеньким окошком. Что это за помещение?

Я сижу, облокотившись на стену. Со скрежетом у меня получается повернуть голову влево. После этого вправо. На это простейшее действие у меня ушло минут десять. Место, где я оказался, по размерам не сильно отличалось от палаты в больнице.

Мысли текли вяло. Не было никаких желаний. Даже поднять руки из неудобного положения. Меня совсем не волновало, что длинные рукава уходили за спину и оказались надежно там зафиксированы.

Время шло. Но как-то медленно. Или быстро? Откуда об этом можно знать, если в помещении четыре на пять ничего не происходит. И даже окна нет, чтобы следить за движением солнца.

Дверца резко распахнулась. В комнату вбежал Уэйд и медсестра. Медсестра катила впереди себя тележку с едой и лекарствами. Уэйд сел рядом со мной. Он что-то говорит, но его губы шевелятся слишком быстро. Да и моргает он как-то неестественно, словно нервный тик заработал… вместе с медсестрой.

Не добившись от меня никакой реакции, Уэйд выбежал из комнаты. Пожалуй, бег слишком громко сказано. Это больше похоже на ходьбу при ускорении видео в три-пять раз.

Медсестра подбежала ко мне с подносом. Плюхнувшись на колени, она резко опустила поднос мне на ноги, и принялась с реактивной скоростью подносить ложечку к моему рту и опускать обратно в тарелку с чем-то жидким. Не знаю, как я умудрялся проглатывать это, но женщина помогала мне как могла.

Накормив пациента, она соскочила с пола, швырнула поднос на тележку. Удивительно, что я не услышал звона. Медсестра схватила шприц, разорвала этикетку, набрала лекарства из бутылочки, и безжалостно воткнула мне в вену на шее, на миг перед этим проведя по ней ваткой. Стремительно сорвавшись с места, она исчезла из комнаты вместе с тележкой.

Томительные часы ожиданий сменяли сутки. Меня кормили, пичкали лекарствами, мыли. Отупляющее состояние полностью выветрило из головы все желания и мысли. Я потерял счет времени, потерял себя. Забылось даже то, что я ещё помнил.

Кроме нечастых визитов доктора и медсестры, что ещё необычного может произойти в моем нынешнем обиталище? Правильно, только глюки. Они-то и не преминули заявить о себе. А как ещё можно назвать то, что стены запузырились, потемнели. По ним поползла сажа, что заставляла материал осыпаться обгоревшими ошметками на пол. Свет замигал. Неприятно, с продолжительными паузами. Вслед за сажей, по стене слева прошли трещины, а затем, она осыпалась, образовав просторный круглый проход. Сквозь пыль проступил внушительный силуэт. При всем желании его нельзя было назвать человеческим.

Свет потух. А я продолжал бездумно сидеть на месте. Меня совершенно не волновали происходящие вокруг странности. Даже обдавшее меня дыхание, чей аромат вполне можно было сравнить с помойкой. Я лишь на грани сознания приметил этот факт.

Когда же свет вновь соизволил появиться, в комнате никого не было, да и выглядела она совершенно нормально.

Глава 15Править

Белая комната. Даже ночью никто не отключал в ней освещение. За мной наблюдали неусыпно, не забывая навещать в определенное время. Вот и сейчас медсестра белым вихрем ворвалась в мою обитель.

Как и множество раз прежде, она плюхнула поднос с едой мне на ноги. Кормежка с ложечки. Это можно было бы назвать унизительным, не будь я в таком положении. Мышцы затекли и спина закостенела от бессчетных дней проведенных в связанном положении. Я чувствовал протест тела. Оно так и требовало действий, изнывала по тяжелым и изматывающим тренировкам. Ложечка замедлялась.

- … птм… тпрвл… нму… а он такой скотина! Ничего не понимает! Ты представляешь?! Только ты меня можешь выслушать!

Я с удивлением осознал, что действие препарата прекращалось. Видимо, с прошлого укола прошло больше времени, чем необходимо. Или доза оказалась меньше, чем требовалось. Поняв это, я случайно дернулся, и обронил поднос. Практически пустая тарелка и стакан с водой пролили свое содержимое на пол и забрызгали белоснежный халат медсестры. Девушка вздрогнула, ошарашенно уставившись на меня, и выронила ложку. Вскочив, она кинулась к тележке.

Разорвав бумагу трясущимися руками, она схватила шприц и бутыль с препаратом, но выронила на пол. Испуганно взглянув на меня, словно я какой-то монстр или маньяк-убийца, она опустилась на колени, подбирая оброненное. С минуту возилась, пытаясь вставить иглу в резиновую пробку, периодически бросая на меня взгляд, полный ужаса. Наконец, ей удалось это, и она смогла набрать убойную дозу в шприц.

-… хне… ха… до… - с трудом выдавил я из себя, умоляюще смотря на медсестру. – Пх…роо…шуу.. нее…. на… до…

В её лице читался первобытный, ничем не обоснованный ужас. Девушка подбежала ко мне, направляя на горло дрожащую иглу. Дышит тяжело, навзрыд. Зрачки расширены. А вот теперь стало страшно мне! Она же в таком состоянии меня и убить ненароком может!

Я попытался пошевелиться, отодвинуться от неё. Не хочу! Нет! Пожалуйста! Не надо! Умоляю! Я не хочу!

Она схватила меня за голову, и грубо вонзила иглу в вену. Препарат стал вливаться в кровь.

- Х-х-х-ы-ы… - раздалось над самым ухом. Громко взвизгнув, девушка отпрянула от меня. На четверть опустошенный шприц отлетел в стену. Теперь она уже не выглядела белой и чистой. Как и в прошлый приступ галлюцинаций, она покрылась копотью, облупилась. Вся комната вмиг превратилось в место из кошмарного сна. Кровавые разводы, ржавчина, черные тени сгущаются в углах. Лампа дневного света замерцала с раздражающим электрическим шипением и потрескиванием.

Но девушка, словно, не замечала всего этого. Она застыла, во все глаза смотря на меня… или куда-то за мной.

Я оглянулся, насколько это позволяло непослушное тело. Стены не было. За ней клубился мрак, и пахло сыростью пещеры. Надо мной застыло ОНО.

Свет погас. Порыв ветра. Громкий вскрик полный боли и отчаяния. Омерзительное чавканье. И тишина. Пару раз моргнув, освещение восстановилось, вернув помещению первозданный вид. Медсестры словно никогда и не было здесь. Как и подноса, разлитой еды и тележки.

Упав на бок, я попробовал двигаться. Хоть и с трудом, но это получалось. Перекатывался, полз, подымался, падал, ударялся, и снова полз. Короткая передышка. И я в пути.

Добравшись до двери, я, опираясь на стену, с трудом смог подняться. Жаль, не могу руки развязать. Пришлось орудовать локтем. Лишь с четвертой попытки у меня получилось справиться с вредной ручкой.

Но стоило мне оказаться в коридоре, уходившем в обе стороны на десятки метров, как свет заморгал вновь. Светлая краска стен облупилась, по ним потекли кровавые разводы. С потолка посыпалась штукатурка. Появились бурые, пузырящиеся лужи на покрытом кафелем полу.

И люди. Они обезумели от ужаса. Фигуры в белых халатах метались в поисках спасения. Свет заморгал. Ко мне бежит мужчина лет сорока пяти с взлохмаченными волосами. Тьма наступила на какие-то десять секунд. Раз, и его нет. Исчез. Как и несколько других медиков.

Препарат действовал. Паника едким дымом душила и сводила с ума тех, кому не повезло оказаться в этом месте. Но не меня. Я не испытывал никаких эмоций. Пустота. Лишь цель – выбраться отсюда.

Медленно, но уверенно я пробирался вдоль стенки к концу коридора. Зеленая вывеска с белым человечком и дверью ясно указывал на выход.

Пару раз на меня налетали, сбивая с ног. Безумцы, ни секунды не медля, вскакивали, и ничего не видя перед собой, неслись дальше. Чтобы при следующем приходе тьмы, бесследно исчезнуть. Почему твари не обращали на меня внимание? Неизвестно.

Добравшись до лестницы, я смог разглядеть через окно крыши одноэтажных домов и покрытые зеленью деревья, освещенные предзакатным светом.

Одуряющий туман в голове усиливался. Ступеньки расплывались, стены вздувались и уходили назад, словно у живого существа при дыхании.

Не помню как, но я оказался на улице. Словно потерял сознание, но продолжал двигаться. Где я? Парк. Высокие деревья. Аккуратные тропинки, освещаемые фонарями. Что?

Я аж встал со скамейки и выронил нож. Тот, глухо стукнувшись об каменную плитку, отлетел к мертвым телам двух мужчин. О том, что они были именно мертвы, говорили неестественно вывернутая шея одного, и колотая рана в спине другого. На хищном лезвии армейского ножа грязным налетом виднелась запекшаяся кровь.

Ошарашенный увиденным, я стоял истуканом. Спохватившись, я оглянулся по сторонам. Никого. Видимо, уже предрассветный час, именно в такую рань даже самые активные ночные жители отправляются отсыпаться.

Вернув взгляд на убитых, я заметил, что труп со свернутой головой в одних трусах, а рядом лежит разорванная белая рубашка с длинными рукавами. Кажется, по ней прошлись ножом пару раз. Я убил их? И… как? Ведь на мне была смирительная рубашка! Уму непостижимо!

Я проверил себя. Белая майка без рукавов, легкий кожаный пиджак и задрипанные джинсы смешанных серых цветов. Дешевые белые кроссовки. И все не моего размера. Обувь слегка жмет, а пиджак висит мешком.

Решив, что не стоит разглядывать убитых, я схватил нож, и, счистив с него кровь и положив во внутренний карман, побежал, куда глаза глядят.

Солнце поднималось над городом. Люди шли по своим делам, как муравьи шныряя по улицам. Лишь я сидел в тени деревьев, надежно скрываемый от глаз любопытных, да думал, что мне делать дальше. Неудобная обувь за четыре часа ходьбы натерла мне мозоли. К тому же, я устал, и все тело болело от такого издевательства над собой. Ну да, столько времени провести без движений, и тут устроить такой марафон!

К тому же, страшно хотелось есть!

В кармане пиджака я нашел два портмоне на разных людей. Судя по фотографиям, их отняли у каких-то бедолаг. Один швед, причем полный, а второй принадлежит гречанке. Изучив содержимое, я нашел мелочь и кучу кредитных и банковских карточек, визитки, абонементы, накопительные и бонусные карты. Гопники, они и в Америке гопники. Хоть здесь за такие деньги даже жвачку не купишь – это их долбанное ограничение! Все оплаты через карточки идут.

Хотя, если их ещё не успели заблокировать, может получиться с поездкой в метро. Попробовать стоит!

Все карточки перекочевали в портмоне шведа. Давид Ивансон, прочел я на водительском удостоверении. Жаль, внешностью совершенно с ним не похожи, а так можно было бы выдать себя за него.

Надо бы узнать, где я нахожусь. Привычным жестом я хотел вызвать меню, но не дождался никакой реакции.

Точно! Я хлопнул себя по лбу, ведь у меня не было врилика. Хотя, если этот Уэйд прав, я - Кай… и сейчас две тысячи тринадцатый… Да с какого черта?! Это просто невозможно!

Я почувствовал неприятное шебуршение в левой штанине, а затем…

- Ай! Твою ж! – Почувствовав сильный укол в ногу, я вскочил, задирая штанину.

У меня на ноге сидел желтый жук приличного размера. И эта зараза уцепилась своими мощными жвалами в кожу, прокусив её до крови!

Схватив жука за приплюснутое тельце, я с трудом отцепил его, и хотел вышвырнуть, но замер, разглядев на нем рисунок головы Статуи Свободы и выпуклые цифры.

Приглядевшись внимательно, я прочел имя гречанки и кое-какую информацию о ней. Да это же кредитная карточка! А жук-кредитка извивался как живой, дергая конечностями и большой головой в попытках освободиться.

В районе груди поползли новые неприятные ощущения. Не медля, я швырнул жука на землю, и растоптал. Скинув пиджак, я поднял майку. Трое жуков-кредиток примерялось, куда бы меня укусить.

Безжалостно стряхнув их и раздавив, я вышвырнул портмоне. Из него лезли уже другие насекомые. - Это ещё что за чертовщина?! Очередные глюки? Я что, вконец психом стал? Может быть, не зря меня там держали связанным?

Но никто не спешил отвечать мне на эти вопросы. Лишь жуки-кредитки с остервенением вылезали одна за другой из обоих бумажников.

Да сколько же их там?!

Я отступал назад. Жуки роем клубились над местом своего былого обитания. По жуткому гудению их можно сравнить с пчелами, чей улей разорили. И вся эта куча ринулась на меня.

Бежать. Я позорно покидал свое укрытие. Люди мельком бросали на меня отрешенный взгляд, и возвращались к своим делам.

Серьезно, может, мне это мерещится? Почему люди не обращают внимание на рой?

Периодически кому-то из насекомых удавалось достигнуть меня и впиться жвалами. Я скидывал его, не сбавляя скорости. Чувствую, я больше не протяну. Пару раз меня чуть не сбила машина. На повороте умудрился врезаться в человека, что нес что-то большое и хрупкое. Когда коробка упала на тротуарную плитку, раздался душераздирающий звон разбиваемой вещи.

- Простите!!! – выкрикнул я, выскакивая на проезжую часть, чудом избегая колес грузовика. Ругань, визг шин, плачь гудков, хлопок разбиваемых бамперов.

- Ну что за день такой?!

- Куда ты выскакиваешь?

- Держите этого ненормального!

- Он ещё и убегает!

Действительно. Что за день? Вначале потусторонние твари наведываются в психушку, потом убийства двух людей, о чем я даже и не помню, затем ожившие карточки, что продолжают гнаться за мной. Теперь это. Копов только не хватает для полного счастья!

Я выбежал на соседнюю улицу. Невысокий заборчик одноэтажных домиков, а за ними другая улица. Там поливается газон «вертушкой». Вот оно!

С трудом перескочив через решетчатый забор, я повалился на мягкий газон. Мышцы ноют и отказываются действовать.

Не сейчас, подождите ещё чуть-чуть! Умоляю вас!

Ползу, заставляю себя двигаться. Встаю и иду на другую сторону. Перелажу через ещё один заборчик. А вот и копы пожаловали! Без них никак нельзя! Везде свой нос сунут…

Они перебрались за мной. Я еле успел оказаться на другой стороне и подбежать к «вертушке», как они настигли меня.

- Стоять! В ваших же интересах не сопротивляться!

Намокнув под струями воды, я дернул шланг и хлестанул им по копам. Те отпрянули, что дало мне возможность выдернуть «вертушку». Сразу же сжимаю конец шланга, и направляю мощный поток сначала на стражей правопорядка, а потом на рой. Водяная атака крайне эффективно подействовала на преследователей.

Буквально полминуты передыха. Бросаю шланг, и, подбежав к полицейским и схватив их за головы, резким ударом лбов, оглушаю обоих.

Чужой город, незнакомые, ничего не говорящие названия улиц. По нему можно бродить бесконечно. Я, буквально, с ног валился. С трудом перебирая ими, периодически запинался. Желудок недовольно урчал. Во рту пересохло. Вот только, где я раздобуду еду и питье?

Я нашел себе укрытие между стенами близкорасположенных трехэтажных домов. Тут все заросло бурьяном, так что можно было не беспокоиться о том, что меня кто-то обнаружит. Тело лежало на траве и блаженно отдыхало. Сил не осталось ни на что. Но я думал. Искал способы, как выбраться из данного положения. Увы, ничего стоящего в голову не приходило – сказывалось отсутствие информации.

Черт! Как же мы, жители двадцать первого века, зависим от интернета и электронных устройств! Я ведь даже не знаю, как можно получить нужную информацию без него!

Конечно, можно спрашивать у людей или зайти в книжный магазин… но с учетом моего потрепанного вида и того, что я натворил, это рискованно. Хотя, постой, это же тринадцатый год, и у них нет вриликов! Нет, но как такое возможно?! Вообще вся эта ситуация нереальна! Все это! Только голод с жаждой, боль и усталость говорили об обратном. Если только это не совершенно иной уровень виртуальной реальности, что превосходит во сто крат созданную в TW. Лишь жуки и те потусторонние сущности не дают мне полностью поверить в реальность происходящего. Конечно, есть вариант, что это плод моего воображения, но не хотелось бы признавать, что я слетел с катушек.

Мое обостренное обоняние уловило еле заметный запах жаренного мяса. Вмиг я чуть не захлебнулся слюной.

Встрепенувшись, я перевернулся и встал на четвереньки, принюхиваясь. Сейчас я готов был даже на воровство, так я умирал с голода!

Запах шел со стороны заднего двора. Я подполз ближе к краю стен. Там мужчина за сорок жарил мясо на барбекю. Оно манило своим восхитительным ароматом. Я ждал подходящего момента, но мужчина не отходил ни на секунду. К тому же, вокруг периодически крутились и другие члены семьи.

Обед был приготовлен, все уселись за деревянный стол и приступили к трапезе. От этого я тихонько взвыл, чем выдал себя – девчушка лет шести в розовом платьице и с двумя хвостиками посмотрела в мою сторону. Я отполз дальше и притаился.

- Моли, в чем дело? – раздался голос матери.

- Кажется, там собачка! – радостно пролепетало дитя. – Можно я кину ему кусочек мяса? Девочка! Ты просто чудо!

- Нет, ни в коем случае! Дорогой, прогони его! Нечего здесь всяким бродяжкам ошиваться! – пренебрежительным тоном прокудахтала эта курица.

- Но, мама! – запротестовала девочка. – Не надо прогонять его!

- Я что сказала? Дорогой?

Глава семейства, встал и направился в мою сторону. Не подходя пару метров, он взял какой-то камешек и швырнул в бурьян. Я сделал вид, что испугавшись, убежал. Убедившись, что мужчина ушел, я вернулся обратно.

- Сколько раз тебе говорила – скоси эти сорняки! Нет же, ты ждешь, чтобы за тебя кто-то сделал!

- Хорошо, дорогая, я займусь этим… завтра.

- Ты всегда говоришь «завтра займусь», а сам забываешь!

Семейство отобедало и принялось убирать со стола. Девочка помогала. В какой-то момент она несла пакет с мусором, и, заглянув в дом и убедившись, что родители не видят, подбежала к краю бурьяна и кинула что-то в траву. После чего быстро скрылась.

Я аккуратно подполз туда. На салфетке покоились несколько приличных кусков жаренного мяса. Скупая мужская слеза проступила на моих глазах. Спасибо, милое дитя! Пусть даже ты кидала это «собачке». Все равно, спасибо!

Взяв салфетку, я вернулся к центру бурьяна. Мясо таяло во рту. Вкусно-то как!

Найдя очередную «поливалку» газона, я подбежал к ней, схватил и жадно принялся пить. По сравнению с дисциллированной водой, эта на вкус была необычной. От нее сильно разило хлоркой и ещё чем-то. Думаю, что я потом пожалею об этом поступке, но сейчас меня мало волновала проблема с пищеварением. Я невыносимо хотел пить! Особенно после насыщенного специями жаренного мяса.

Утолив жажду, я попробовал умыться и привести одежду в порядок. Ходить в мокром, то ещё удовольствие – хоть и Калифорния, но не лето – но иначе меня не впустят в магазин. А мне нужно хотя бы как-то раздобыть информацию.

Закончив с умыванием, я обнаружил, что уже какое-то время на меня таращится хозяин «поливалки», а его сынишка снимает на видео с помощью смартфона. Твою ж! Моя репутация владельца TW! Если он выложит это видео в сеть, то ей крышка!

- А ну удалил быстро! – взревел я, бросая «поливалку» и кинувшись в сторону пацана. Тот испуганно пискнув, скрылся в доме, а хозяин направлял на меня бейсбольную биту. Такую добротную, алюминиевую. Ни секунды не размышляя, он размахнулся и ударил.

Годами отрабатываемые рефлексы сделали свое дело. Я перехватил биту левой рукой, повел назад, хватая его за красную клетчатую рубашку правой. Подставляю подножку, перенаправляю инерцию противника против него. Резкий рывок, и мужик оказывается на лопатках, а завершающий удар вырубает его.

Оглядываюсь назад. Пацан в дверях застыл с широко раскрытыми глазами. Срываюсь с места и хватаю его за шкирку. Вбежав с ним в дом, затворяю дверь, обездвиживаю его левой рукой. Тот кричит как резанный и дергается в попытке вырваться.

- Заткнись! Я только удалю видео, и уйду! Твой отец жив. И с тобой я ничего не сделаю! Тот затравленно притих.

Меню знакомое. Сам таким пользовался ещё лет пять назад. Телефоны менял не часто. Пальцы уже отвыкли, но я уверенно пробираюсь в галерею. Вот оно!

Только собираюсь удалить, но заметил, что человек на застывшей картинке с рыжими волосами. Палец застыл, готовый нажать подтверждение удаления.

Волосы рыжие! Так у меня внешность не Кая?

Включаю видео. Семья застала тот момент, когда я заканчивал умывание. Я видел себя самого. Николая Черного. Исхудавшего, уставшего, изможденного, с двухнедельной щетиной, но Николая Черного. И только сейчас до меня дошло, что я до этого оглушил копов приемами из джиу-джитсу. Их же я применил пару минут назад на отце мальчишки.

Видео безжалостно удаляю и возвращаю смартфон пацану. В прихожей висело зеркало. Подхожу к нему. На меня уставился Кай.

- Сволочь! Тебе это с рук не сойдет! – прошипел я, сжимая кулаки.

Что эта тварь придумала? Он решил таким образом надо мной поиздеваться? Или же…

В любом случае, мне надо сначала выбраться отсюда. Но как?

Я бежал в сторону книжного магазина, что приметил по пути. Запомнив три улицы, что окружали его, я хотел сравнить их с картой города, а потом найти вокзал. На самолет я точно попасть не смогу, а вот на поезд шанс есть. Будем добираться до Нью-Йорка, и выполнять поставленную Провидицей задачу. Это единственная идея, что пришла ко мне в голову.

Конечно, можно попробовать найти телефонную будку и позвонить, не набирая номера, надеясь, что меня «отключат», заберут отсюда члены подполья, что наблюдают за мной.

Я усмехнулся идее, почерпнутой из старого фантастического фильма. А может попробовать? Здесь иногда встречались старые таксофоны рядом с автобусными остановками. Вот, кстати, один из них. Чувствуя себя полным идиотом, я подошел к такому таксофону. Ими уже никто не пользуется. У всех есть мобильник, а то и два. Удивительно, что эти допотопные агрегаты начала двадцать первого века с электронными дисплеями и карточным вводом денег ещё не убрали.

Взяв трубку, я услышал протяжный гудок. Секунд двадцать стоял в ожидании, читая предложение вставить карточку и набрать номер. Люди на остановке кидали на меня заинтересованные взгляды. Не выдержав, я потыкал кнопки, на что автомат выдал «Карточка не вставлена. Пожалуйста, вставьте карточку».

Вздохнув под унылые гудки, сопровождаемые электронным писком, я вернул трубку на место, и побрел к магазину.

Двухэтажное стеклянное здание радовало посетителей окнами, обклеенными обложками книг. Внутри оказалось не так людно. Я сориентировался в висевших над головами указателях, и направился в отдел справочной литературы.

Час блужданий между широкими полками орехового цвета. Я просматривал все доступные книги, справочники и карты. Для начала, мне придется пройти полгорода, чтобы добраться до вокзала. А потом, преодолеть на поездах всю страну с запада на восток. С ума сойти! Учитывая, что я еду нелегально, на это может уйти не одна неделя!

Что ж, другого выхода нет. Запомнив расположение вокзала, я покинул магазин.

- Поезд в Лас-Вегас. Он отправляется завтра, шестого марта, в час ночи. Вас это устраивает?

Я стоял перед окошком кассирши, молодой крашенной блондинки, что проверяла расписание поездов по компьютеру. Около четырех часов ушло на то, чтобы добраться до вокзала.

- Шестого марта?! – вскрикнул я.

Кай, опять ты играешь со мной?!

- Нет? Ну, тогда…

- Спасибо, не надо… - перебил я её, после чего развернулся, и покинул вокзал. Надо будет где-то переждать до отправки поезда.

Глава 16Править

До отправки поезда оставался час. А до наступления «пепельницы» - два часа и тринадцать минут. Чувствуешь себя каким-то путешественником во времени, что отправился в прошлое, чтобы предотвратить катастрофу, но ошибся с местом приземления.

Я усмехнулся своим мыслям. Кай, ты продолжаешь играть со мной в свои идиотские игры. Ничуть не изменился – для тебя люди лишь подопытные крысы, с которыми можно делать все, что вздумается. Мне до чертиков надоело слоняться по окрестностям вокзала, поэтому решил посидеть в зале ожидания. Народа здесь оказалось не так много, едва хватило бы, чтобы заполнить пятую часть стоявших рядами удобных кресел. Само здание не такое большое, как в Нью-Йорке, и не такое современное.

Рядом со мной на стуле лежала оставленная газета «Нью-Йорк Таймс». Я полистал её, но не нашел ничего интересного – все новости устарели на семь лет… для меня, по крайней мере.

Положив прессу обратно, я заметил на себе изучающий взгляд одного негра. Встретившись со мной глазами, он поспешно уткнулся в планшет, что держал в руках, усердно делая вид, что я его совершенно не интересую. Однако, периодически бросаемый взгляд в мою сторону, доказывал обратное.

Я внимательно осмотрел парня. Максимум, лет двадцать. Сплетенные в африканские косички волосы, прикрываемые бейсболкой с буквами «NY». «Пиратская» золотая серьга в левом ухе. Белая футболка, висевшая мешком на худом теле, да безразмерные спортивные штаны, спущенные чуть ли не до колен, демонстрируя всем свои семейные труселя.

«Ну что за идиотская мода? – мысленно сплюнул я. – И, кстати, серьга в ухе… Уж не запал ли он на меня? Хотя, она в правой должна быть… или в левой? Да какая разница?! Чего он на меня постоянно взгляд бросает?!»

Устав от назойливого внимания этого недоразумения со спадывающими штанами, я встал и пошел в уборную.

Открыв дверцу кабинки, я направился к умывальникам.

- Твою ж! – с этим криком, я отскочил к стене – на меня в зеркале смотрел Кай. С двухнедельной щетиной, с растрепанными волосами и испуганным взглядом. – А, ну да, это же я. Так и заикой стать недолго!

К такому сложно привыкнуть – видеть в отражении другого человека. Особенно, если ты знаешь, что он с тобой сделал. Хорошо, что в уборной никого, кроме меня не было, иначе не избежал бы косых взглядов.

Для верности оглянувшись, я подошел к умывальнику. Подняв ручку смесителя, я снова чуть не повторил прыжок назад, но сдержался, лишь с отвращением убрал руки – вместо воды из крана лилась кровь.

- Что за дьявол?!

Меня пробила дрожь. Все больше и больше напоминает фильм ужасов. Кай, ты хочешь меня свести с ума? Это твоя цель? Или, ты просто надо мной насмехаешься? А может и Провидица вместе с теми видениями были постановкой?

Поднимаю глаза. Вместо зеркала темнота. Что-то жуткое и чужое смотрит на меня из неё. Я лишь ощущаю её присутствие. Свет моргнул. Чье-то дыхание над ухом.

Тело взбунтовалось. Резко вздрогнув, я развернулся и отпрянул назад, поскользнулся на мокром полу и упал, ухватившись за край раковины. Свет моргнул. И ничего. Пустая комната уборной. Я не дышал. Сижу и боюсь пошевелиться. В груди начинает гореть, только сейчас понимаю, что весь напряжен.

Порывисто вдохнув, я подношу правую руку к лицу, чтобы утереть выступивший пот. Она мокрая… красная?

Кровь. Вязкая, липкая, отвратительная и не первой свежести. От неё пахнет падалью и гнилью. С ужасом перевожу глаза на пол. Вместо воды – кровь. Она везде. Мне далось огромным трудом удержать себя от рвотного порыва. Сладкий запах разложения кружил голову и врывался в легкие.

- Нет! Это все неправда! Это лишь набор цифр! Набор сигналов! Иллюзия! Это не по-настоящему! – шептал я, сжавшись калачиком на полу, закрыв уши ладонями и крепко закрыв глаза.

- Уверен? – прошептали мне слева.

Вскрикнув, я отпрянул в сторону, лихорадочно оглядываясь по сторонам. Но никого не было. Уборная выглядела вполне нормально, даже лужи на кафельном полу, недавно вымытом до зеркального блеска, не оказалось. Лившаяся из смесителя вода наполняла помещение своим веселым плеском.

Дверь скрипнула. Я кинул туда потерянный взгляд. Из щелки выглядывал любопытный парнишка, запомнившийся мне в зале ожиданий. Поняв, что его заметили, он бросился бежать. Не знаю почему, но я кинулся следом.

Мне не понадобилось больших усилий, чтобы догнать парня, ведь его штаны сползли, и тот, запутавшись в них, на полном ходу споткнулся и распластался на полу в нескольких метрах от уборной, перед этим хорошо приложившись об него головой.

- Сам виноват, - хмыкнул я, подойдя к нему. Короткий коридор пуст, так что, я мог не волноваться, что меня застукают, но учитывая последние события, я весь дрожал. Приложив руку, я с трудом убедился, что парень жив, но без сознания. Чуть дальше от него лежали сотовый и планшет. Он что, решил заснять меня на видео?

Подобрав электронные устройства, я сунул сотовый себе в карман пиджака. После этого взглянул на потускневший экран планшета. В открытой вкладке браузера красовалась черно-белая фотография Кая Адамса, сделанная с камеры видеонаблюдения, идущего по коридору. За его спиной лежали люди в нелепых позах в порванной одежде. Заголовок гласил: «Из психбольницы сбежал опасный сумасшедший, устроивший кровавую резню».

Прочитав это, я выронил планшет. Что? Теперь я ещё и маньяк-убийца? Кай, ублюдок, ты пожалеешь! Я клянусь, что ты за все ответишь, вот увидишь! И, кстати, почему здесь я выгляжу как Кай? Ведь когда тот мальчишка снимал меня на сотовый, я выглядел нормально!

Но мне не дали подумать над этим. В проходе, ведущем в зал ожидания, появились черные силуэты. - Кай Адамс, вы окружены! Сдавайтесь! Медленно поднимите руки, повернитесь и встаньте на колени! Иначе мы откроем огонь на поражение!

Первым моим порывом было развернуться и бежать в уборную. Но я заставил себя оставаться на месте, и выполнить приказ. С солдатами «SWAT» шутки плохи… по крайней мере, не в таком положении.

Двое подбежали ко мне. Один встал на небольшом отдалении слева, а второй вытащил наручники. Приготовившись арестовать меня, солдат ухватил меня за правую руку. В этот момент я резко выворачиваю кисть, хватаю бойца за локоть, левой за лямку бронежилета, и опрокидываю сватовца лицом в пол. Не мешкая и удерживая сватовца, я вскакиваю, прикрываясь им, и нащупав рукоять пистолета-пулемета, открываю огонь по противникам. Те, кто находился в коридоре, полегли быстро.

Забрав пистолет с парой магазинов у оглушенного и автомат его напарника, я рванул в уборную. В меня хлынул поток пуль. Сердито рассекая воздух, они защелкали, разбивая пластиковую поверхность двери. Несколько чиркнули меня по ноге и плечу, продырявив одежду.

Так, мне удалось оказаться в уборной, но что дальше? Вряд ли я смогу отсиживаться здесь долго. Уже сейчас дверь превратилась в решето, а кафель на стене напротив осыпался мелким крошевом.

Град пуль прекратился. Солдаты «SWAT» решили подобраться поближе. Я рванул к маленькому окошку, находившемуся у потолка. Быстрым движением отодвигаю его до конца и, перекинув через него оружие, а после, схватившись за края, подтягиваюсь и вываливаюсь через него на улицу. В оставленном помещении снова защелкали автоматы, оглушая отраженным и усиленным звуком.

Больно сверзившись с высоты собственного роста на асфальт, я огляделся. Страх перед жуткими картинами виртуальной реальности отступил на задний план, уступив место инстинкту самосохранения. Люди с автоматами понятнее и привычнее чего-то, чему непонятно как противостоять. Бои в TW дали мне хорошую подготовку, пусть даже она и виртуальная.

В небе слышался гул вертолетов, рыскавших прожекторами. Как только я оказался снаружи, два из трех высветили меня. Голос, усиленный громкоговорителем, заголосил на всю округу:

- Группа «Бэта», заходите с северо-востока - он покинул здание. Группа «Гама» - занять позицию с юго-востока. Кай Адамс! Последнее предупреждение! Бросайте оружие, и сдавайтесь!

Со всех сторон уже раздавался топот приближавшихся солдат, а из вертолетов высовывались пулеметчики. В паре метров от меня темнел канализационный люк.

Кувыркнувшись в сторону люка, я подхватил автомат и выпустил очередь по вертолетам, заставив их отшатнуться в сторону. Очень невыгодное у меня положение. Кроме канализации, мне негде скрыться!

Подцепив тяжелый люк, я отшвырнул его в сторону, и не глядя сиганул в него. Это спасло меня от неминуемой смерти – сверху раздались щелчки выстрелов, посыпавших бетонную крошку мне следом.

Скорее всего, я упустил возможность выбраться из этого города на поезде. Даже если и попаду на него, то могу наткнуться на проверку. Битый час я плутал по запутанным коридорам канализации, подсвечивая себе приватизированным сотовым. Как и в любой другой стране мира, в канализациях пахло сыростью и затхлой водой. От бетонных стен тянуло неприятным холодом, а шум воды в канале заглушал шаги.

Аккумулятора хватит ещё на час-полтора, но пора уже выбираться наружу. Поэтому, добравшись до первой попавшейся лестницы, я полез вверх.

Слегка приподняв тяжелую крышку и оглядевшись, я убедился, что вокруг чисто, и только после этого выбрался наружу. Автомат пришлось выкинуть в канал – так, по крайней мере, у меня будет шанс остаться незамеченным. Мне вполне ножа и пистолета хватит.

Выбравшись на улицу, я направился прочь через закоулки между одноэтажных домов.

- Куда-то спешишь? – раздалось за спиной. Я обернулся. Оперевшись на фонарный столб, на меня смотрел Кай. В опрятном дорогом светлом костюме, с красным галстуком, аккуратно зачесанными назад волосами и чисто выбритым лицом. Надменный взгляд жег через линзы прямоугольных очков, и даже полумрак не мог скрыть его.

- Да! Тебя хоронить! – взревел я, направив на Кая пистолет. – Какого черта ты со мной делаешь?! - Ты же любишь виртуальные миры, игры? – пожал он плечами. – Вот я и дал тебе в полной мере насладиться этим.

- И с какого момента я нахожусь здесь?! – приближаясь к Каю, проревел я.

- Сложно сказать, - усмехнулся он. – Неделю? Месяц? Пару лет? Может быть, всю жизнь? Попробуй сам догадаться, где заканчивается реальность, а где начинается иллюзия.

- Ах, ты! – задохнулся я, остановившись в паре шагов от него. – Сдохни!

Я выстрелил ему прямо промеж глаз. Ровная красная дырочка расцвела у него на коже. Кай колыхнулся назад, но улыбка не спала с его лица.

- Боже мой, что за детский сад? – осклабился Кай.

- Думаешь, это как-то мне навредит? – произнес кто-то за моей спиной. Я настороженно глянул туда. За мной стоял Кай. Я порывисто дернул руку в его сторону, и выстрелил. На его груди, в районе сердца, распустился алый бутон.

- Наивный, - прошептал ещё один Кай, выходя из-за дерева. Я прострелил голову и ему. - И сколько ты намерен стрелять в меня? – тяжело вздохнул Кай, сидевший на капоте красной спортивной машины. В ответ я выстрелил и ему в голову.

- Пока не закончатся патроны, да? – усмехнулся Кай, стоявший в двух шагах от первого. Тот, хоть и истекал кровью, все также высокомерно смотрел на меня.

Отовсюду появлялись все новые и новые Каи. И каждый из них произносил колкое замечание. У меня закончилась первая обойма. Я схватил другую, но тут раздался выстрел. Меня пронзила дикая боль в районе груди.

Пошатнувшись, я упал на колени и выронил пистолет. Рот наполнился металлическим вкусом.

- Что ты от меня хочешь? – сплюнув кровь, прокряхтел я, с трудом удерживаясь, чтобы не упасть. Сознание, раздираемое адской болью, грозилось покинуть меня в любой момент.

- Я? – удивленно спросил Кай, встав передо мной. – Ты уже так долго провел в этом мире, что все позабыл? Хотя, это неудивительно. Но вряд ли это можно как-то исправить. Разве что, позволить тебе умереть снова.

Кай наставил пистолет мне в лоб, и спустил курок. Раздавшийся выстрел отбросил меня на холодный асфальт.

Глава 17Править

Флора кралась по темному коридору Пентагона. Сверившись с картой на своем виртуальном экране, она остановилась перед одной из дверей.

«Здесь, - убедилась она. – Николас Блэк – один из недавно обращенных, а это значит, что справиться с ним мне по плечу в одиночку. Жаль, что со старшими вампирами лучше не связываться, иначе, они быстро покромсают меня в кровавый фарш».

Тяжело вздохнув своим мыслям, она постучала в дверь. За дверью никакой реакции.

«Его нет, что ли? – нахмурилась Флора. – Да, нет, я только что слышала какую-то возню внутри». Девушка повторила стук более усердно.

«Снова игнорирует?» - начала злиться она, и со всей силы принялась колотить по двери. На этот раз подействовало, и раздался гневный выкрик»: «Открыто!»

«Не хочешь выходить?! Нет, голубчик, так дело не пойдет! Мне как-то не улыбается лишиться фактора неожиданности, и давать тебе хоть какой-то шанс!»

Флора подергала ручку двери, показывая мнимую попытку открыть её. С той стороны послышалось раздраженное пыхтение, грохот отодвигаемого стула и громкое топанье человека, оторванного от очень важного дела, а посему, готового прибить незадачливого посетителя.

Добравшись до выхода, хозяин комнаты дернул ручку и резко раскрыл дверцу.

- Ну что ещё?! – крайне агрессивно выкрикнул молодой человек двадцати семи лет, но увидев посетительницу, озадаченно уставился на неё. Девушка чуть помедлила, также удивленная его необычным видом, но, взяв себя в руки, по самую рукоять вонзила ему в живот черный меч.

Но вопреки её ожиданиям, по яркой гавайской рубашке растеклось красное пятно.

«Что?! Он... человек?! Не…не возможно!» - панически забегали мысли у Флоры.

Рефлекторно нажав кнопку на эфесе, девушка убрала лезвие. Николас Блэк прикоснулся левой рукой к ране. Посмотрев на Флору, он неожиданно потянул руку к её лицу. Девушка вздрогнула, но осталась на месте. Слегка мазнув по шлему кровью, парень покачнулся назад и упал на пол.

«Я убила человека… - в ужасе подумала Флора. – Человека! Я чудовище!»

Она схватилась за шлем, и села на пол. Множество раз убивая вампиров, и видя их черную кровь, Флора успокаивала себя, что они не люди, а чудовища, питающиеся кровью. Но теперь, убив человека, она не могла оправдать себя. Ей казалось, что все те, кого она убила, разом окружили её, и смеялись над ней, угрожали, проклинали, упрекали. Теперь ничто не спасет её от их мести, ведь они тоже были людьми, но теперь у неё нет оправдания!

- Канна! Прием, в чем дело? – раздался голос в наушнике. – Ты меня слышишь?

- Да, Фрид, слышу, - тяжело дыша, произнесла Флора. Хоть она и не любила, когда её называют псевдонимом, сейчас девушка не обратила на это никакого внимания.

- Что с тобой? – озабоченно спросил Фрид. - Ты ранена?

- Нет… - чуть помедлив, произнесла она. – Я убила… человека…

- То есть, как?

- Николас Блэк, хоть официально и был инфицирован сывороткой несколько дней назад, остался человеком. И я его убила!

- Что?! Это не возможно! Никто не выдерживал мутирующего действия «Кристалла бессмертия»! Ты уверена?

- У него кровь красная! – навзрыд произнесла Флора.

- Проверь его – может быть, он ещё жив… - потерянно произнес Фрид.

Девушка глянула на тело Николаса Блэка, и с опаской поползла к нему. Кровь растеклась большой лужей под ним.

Нажав кнопку на шлеме, Флора «сложила» его в пазы, прикрепленные на затылке, висках и челюсти. Пощупав парню пульс и послушав сердце, она произнесла севшим голосом:

- Он мертв…

- Жаль… Тогда, уходи! Встретимся на обозначенном месте!

- Хорошо, - вставая, прошептала она, но тут же замерла. – Фрид!

- Что?

- Кровь!

- Что с ней? – настороженно спросил Фрид.

- Она… стала фиолетовой! Да и он сам! Его кожа кристаллизуется!

- Чт… я иду к тебе! Через пару минут буду!

- Жду…

За спиной девушки послышался легкий шелест. Флора закрыла шлем, встала, и вытащила оба меча.

- Боже мой! – схлестнул руками Кай Адамс, окруженный десятком людей в черном, похожих друг на друга. Ни у одного Флора не заметила оружия. – К нам пожаловали гости из подполья! Какая радость!

Все это Кай произнес голосом, от которого у Флоры пробежался холодок по спине.

- Вернее, у нас завелись крысы. А я не люблю паразитов. Знаешь, что я делаю с паразитами? Нет? Мо-олчишь, - протянул он. – Я отвечу – их травят. Или, на них ставят капканы и выпускают охотников. Какой вариант предпочитаешь? Хотя, мне больше по нраву охотники. Взять её!

«Не хотела применять свою способность, но я не смогу справиться со всеми одна», - раздраженно вздохнула Флора.

- Я повелеваю - убейте Кая Адамса! – Вкладывая в свой очаровательный голос гипнотическую силу, что она применяла в основном на концертах для погружения слушателей в упоительные миры звуков, Флора надеялась, что с вампирами этот трюк пройдет.

Прихвостни Кая замерли. В их руках появилось по одному такому же мечу, как и у Флоры, но лишь двое кинулись на своего хозяина, остальные стояли, неестественно дергаясь, словно пытаясь выбраться из-под чар «Сирены».

Этого было вполне достаточно для Флоры. Пара взмахов мечом, и головы застывших вампиров полетели в стороны. Ни тени сожаления или угрызения совести, что ещё минуту назад разрывали её на части, не было в ней. Однако, в следующий миг Кай посеял в душе девушки ужас – два молниеносных удара голой ладонью, и подчиненные вампиры пополнили число обезглавленных.

- Как?! – медленно отступая назад, прошептала Флора. – Невозможно… ты же лишь пару недель как принял препарат!

- Да, но это была новая разработка, что я вначале опробовал на других. Она дала потрясающий результат. Но ты не представляешь мой восторг, когда я увидел, что этот препарат сделал с Ником. Надо же, скрещивание двух видов, привело к появлению третьего.

- Новый вид… - Флора оглянулась на покрывшегося крупными кристаллами Блэка.

- Да. Думаю, ты тоже подойдешь для роли лабораторной крысы – зря, что ли я на тебя охотников спустил? – безумно осклабился Кай.

- Псих! – выкрикнув это, Флора кинулась на Кая, атакуя крест-накрест. Но стоявший перед ней человек вдруг исчез, появившись у неё за спиной. Флора только успела развернуться, выставив мечи в защиту, как они тут же приняли на себя мощный удар электрического разряда. Девушку откинуло в стенку, а оружие выбило из рук. Воздух покинул легкие, и отказался возвращаться обратно. Она не могла вздохнуть.

- Какая дивная картина, - поигрывая разрядами между пальцев, промурлыкал Кай. – Интересно, а какова твоя кровь на вкус? Думаю, не стоит себе отказывать в столь маленькой радости.

- Пси-способность, как и у кристаллоидов? – расширились глаза у Флоры.

- Прогресс не стоит на месте – теперь я не хуже вас, - усмехнулся он.

- Убей себя! – наполнив голос гипнотической силой, прокричала Флора.

Мужчина поднял с пола валявшийся меч и медленно провел им по своему горлу. Из тонкой ранки потекла черная кровь. И в тот же миг, Кай оказался перед Флорой, вонзив меч ей в правое плечо. Девушка взвыла от боли.

- Со мной такой трюк не пройдет. Впрочем, как и с большинством вампиров нового поколения.

Раздалась автоматная очередь. Кай исчез, а пули отбили штукатурку от стены рядом с Флорой. Она глянула на появившегося Фрида, одетого в мужской вариант костюма, одетого на Флоре, а затем на Кая, оказавшегося в десятке метров в стороне. Фрид палил по нему без устали, но теперь Кай и не думал ускользать, резко проводя рукой перед собой. Как только у напарника Флоры закончились патроны, Кай кровожадно осклабился, раскрыв ладонь перед собой. Из неё посыпались расплющенные капли свинца.

- Скорее! – вскрикнул Фрид, схватив Флору. Они кинулись в комнату Ника.

- Куда же вы? – неспешно направляясь в их сторону, прокричал Кай. Но заглянув в комнату, резко изменился в лице, и, разъярившись, ударил электрическими зарядами по стенам.

- Фух! Ушли! – вздохнула Флора, присаживаясь на кушетку в медкомнате. – Как я обожаю твою способность телепортации, Фрид!

- Да… жаль, что у неё столько ограничений, - посетовал Фрид, опуская откристаллизовавшееся тело Николаса Блэка на соседнюю кушетку. «Сложив» свой шлем, он направился к стеклянному шкафу с медикаментами.

- Подумаешь! Это не страшно! Главное, что в любой передряге мы можем запросто свалить! Попасть в место, где ты ещё не был, это не проблема! А вот выбраться всегда сложнее. К тому же, как мы уже выяснили в случае с моргом и Пентагоном, твоя способность вполне работает и с фотографиями! – жизнерадостно пропела Флора.

- Это только на крайние случаи! – буркнул Фрид. – Ты не представляешь, как это тяжело!

- Не сомневаюсь! – снимая верхнюю часть костюма, сказала девушка. Шлем оказался «собран» сразу по прибытии. Теперь она щеголяла в белой, пропитавшейся кровью, майке.

Фрид подошел к Флоре, и начал обрабатывать рану. Девушка недовольно шипела, морщилась, слегка дергалась, но терпела. Пока Фрид накладывал повязку, в комнату заглянул немолодой мужчина в халате врача.

- Вы уже прибыли? – удивленно приподнял брови Марк, после чего кинул взгляд на окристаллизованное тело. – Бог ты мой! Кто этот несчастный!

- Николас Блэк, - не отрываясь от работы, произнес Фрид.

Медик подбежал к кушетке, тщательно осматривая его тело. - Он был ранен, - утвердительно произнес Марк, проводя рукой по бугрящейся поверхности в области живота.

- Вернее, убит, - поправил его Фрид. – Канна решила после извлечения данных из сервера, тут же избавиться от одного свежеобращенного вампира, но он оказался кристаллоидом, невосприимчивым к препарату. В результате, как видишь, превратился в кристалл.

- И вы его принесли сюда, чтобы он не достался вампирам? – глянул на него Марк.

- Вроде того, - уклончиво буркнула Флора. – Но ты можешь его просканировать?! Может быть, ему можно вернуть жизнь, применив антидот?! – соскочила она, вызвал недовольный окрик Фрида, чуть не порезавшего ей руку, когда отрезал бинт ножницами. В её глазах застыла упрямая решимость и надежда.

Марк придирчиво посмотрел на тело Ника, и покачал головой.

- Навряд ли. Скорее всего, это уже необратимая стадия… - но увидев взгляд Флоры, осекся, прочистил горло, и продолжил: - Хотя, попробовать можно.

- Пожалуйста, сделайте все, что можно! – умоляюще попросила девушка.

- Хорошо…

Пока Фрид с Марком и его помощниками готовили устройство сканирования, Флору отправили отсыпаться и восстанавливаться. Благодаря кристаллоидному синдрому её рана должна полностью зажить за пару дней. Но в это время ей нельзя перенапрягаться, что не способствует улучшению настроения.

Уже через час ничегонеделания Флора взвыла от тоски, и отправилась блуждать по подземному комплексу подполья. Серые коридоры, стены и потолки которых увешаны обветшалыми коммуникациями, пахли плесенью и сыростью. Освещения здесь не было, поэтому Флоре приходилось бродить с фонариком. Кое-где луч света высвечивал свисающие паутины. Периодически под ногами проскакивали крысы и мелкие насекомые, слегка нарушавшие тишину своим писком и возней. Шаги девушки заглушала мягкая подошва ботинок.

Флора знала, что Марк вряд ли обрадуется её появлению в медкомнате, и тут же отправит девушку обратно, да ещё и охрану приставит, чтобы уж наверняка сидела в своей комнате и никуда не дергалась. А ей до жути было интересно взглянуть на сканирование тела Блэка, получится ли что-то у них?

Найдя нужное ответвление, девушка свернула в него. Побродив ещё немного, она нашла окошко вентиляционной шахты. Сняв решетку, она подтянулась, и влезла в неё. Рана запротестовала против такого обращения тупой болью, но Флора лишь сильнее сжала зубы, превозмогая её, и поползла по пыльному и узкому лабиринту шахты.

Через минут двадцать она добралась до медкомнаты. Решетка находилась на боковой стенке, но место обзора оказалось не самым удобным – видно было лишь часть приборов и капсулы, в которую поместили Блэка. Разглядеть что-либо в ней Флора не могла.

С досадой вздохнув, девушка приготовилась ждать. Железо холодило тело, и через полчаса Флора уже пожалела о том, что сунулась сюда, намереваясь уже возвращаться, когда раздался пронзительный писк от одного из приборов. Марк с Фридом подбежали к нему.

- Что с ним? – требовательно спросил Фрид.

- Не знаю. Это странно – прибор показывает, что в теле Блэка образовался странный резонанс с частотой прибора сканирования! До этого он никак не реагировал, был совершенно мертвым куском кристалла! А сейчас, будто пошел обратный процесс!

Вдруг взвыли ещё несколько приборов. Из соседнего помещения выбежало пятеро человек в черных военных комбинезонах.

Марк объяснил им ситуацию.

- Может, применим на нем антидот? – предложил Фрид.

Согласно кивнув, Марк подбежал к шкафу с медикаментами, и достал из холодильного отдела пузырек. Набрав из него в шприц, он подошел к телу Блэка, окутанного сотней проводов. Один из помощников открыл капсулу и, сверившись с прибором, указал на правую ключицу. Фрид достал дрель, и к протяжному вою приборов добавился визг сверла.

Быстро высверлив тонкое отверстие, Фрид уступил место Макру. Тот немедля вставил шприц и ввел антидот.

Секунд сорок ничего не происходило. Все замерли в напряжении. Но вдруг, приборы завыли ещё сильнее.

- Марк, значение электрических импульсов подскочило до предела! Вокруг него формируется высокое электромагнитное поле!

А в следующий миг все стихло. Свет погас. Вырубились и приборы. Мир погрузился в кромешную тьму.

- Прекрасно! – сокрушенно прокричал кто-то из вояк. – Вы со своими экспериментами нам подстанцию спалили!

- Не преувеличивайте – всего лишь предохранители «вылетели», - спокойно произнес Фрид.

- У кого-нибудь есть фонарик? Одолжите один.

Несколько ярких лучей пронзили тьму.

- Кто-нибудь может мне объяснить, что только что произошло?! – взревел голос другого вояки.

- Мы сами не знаем, - отмахнулся Марк, пробираясь в сторону выхода. – Я в первый раз сталкиваюсь с полностью обращенным кристаллоидом, поэтому, неизвестно, к чему приводит сканирование и применение антидота в этих случаях.

- Ш-ш-ш-ш-ш… - прозвучало над ухом Флоры. Взвизгнув, она резко поднялась, стукнулась головой о верхнюю часть воздухопровода. Рефлекторно включив фонарик, она уставилась на морду отвратительного существа, осклабившегося тысячами острейших треугольных зубов.

- А-а-а! – Швырнув в него фонариком, Флора навалилась на решетку, и выпала в медкабинет. В полумраке она неудачно приземлилась на стол, отбив себе пару синяков на правой ноге, и опрокинув какие-то инструменты, приборы и баночки. Раздался звон разбиваемого стекла и грохот железа.

- Кто здесь! – крикнуло несколько человек, направив на неё фонариками.

Загорелся тусклый свет автономного освещения. Флора потирала ушибленные места. Вояки держали её на прицеле.

- Канна! Зачем ты сюда пробралась! – вскрикнул Марк. – Ведь, я велел тебе отлеживаться! А вместо этого, ты ещё и в шахту залезла!

- Неважно! Послушайте, там в шахте какая-то тварь! – вскрикнула Флора, соскакивая, и прихрамывая отбежавшая к другому концу комнаты.

- Тварь? – недоверчиво спросил вояка с короткой бородкой.

- Да!

- Девочка, кажется, ты страдаешь клаустрофобией! – хохотнул он. – Только в этом случае могут привидеться монстры в темной и узкой воздухопроводной шахте!

- Не веришь? Загляни сам тогда туда! – скрестив руки на груди и отвернувшись, фыркнула Флора. - Да, пожалуйста! – хватая фонарик, усмехнулся вояка. Поставив его на стол, вояка пододвинул конструкцию ближе, взобрался, и заглянул вовнутрь, приготовив автомат.

- Вижу только брошенный тобой фонарик, но никаких жутких монстров! – довольно произнес вояка.

- Привиделось тебе - с кем не бывает? – пожал плечами другой вояка. – Ладно, вы тут сами разбирайтесь, а нам на дежурство пора!

Сказав это, он первым покинул помещение. Остальные последовали за ним. Тот, что проверял воздухопровод, проходя мимо Флоры, подмигнул её, чем заработал презрительный взгляд и пренебрежительное хмыканье. - Ладно, Канна, тебе стоит пойти в комнату, и отоспаться, - заботливо сказал Марк, подходя к девушке.

- Но я, правда, видела! – указывая на проем шахты, запротестовала девушка. – И не называйте меня Канной! Ненавижу это имя!

- Верю, что видела, но это может быть результат переутомления, - спокойно улыбнулся Марк. – А по поводу имени – тебе уже много раз говорили, что со старым стоит попрощаться, иначе ты себя выдашь. Флора Дегофф, обычная школьница умерла, осталась Канна Шарлотта, известная в узких кругах певица группы «Генезис».

- Зачем тогда выбрала это имя? – поинтересовался Фрид.

- Я не выбирала его! Мне просто дали документы девушки, похожей на меня, но погибшей в автокатастрофе!

- Именно поэтому ты и попросила тогда хотя бы по фамилии тебя называть, а не по имени?

- Да…

- Теперь с этим ничего не поделаешь – твое прикрытие слишком заметное, что бы меня имя сейчас.

- Угу…

- Марк, что у нас с пациентом? Марк? – Фрид посмотрел на застывшего перед капсулой медика. В ней сидел Николас Блэк, практически полностью освободившийся от кристаллического панциря, и невидяще уставившегося вдаль.

Глава 18Править

9 июня 2020г.

Айзек Мёрфи покинул отделение полиции, и направился к ближайшей закусочной. Самый разгар обеденного времени. Как обычно, свободных мест в «Забегаловке у Томми» практически нет. Заказав себе картофельное пюре с мясным подливом и кофе, он окинул зал.

- Эй, Мёрфи! – раздался возглас из дальнего угла. Инспектор глянул туда. Встав в полный рост, ему махал Джордж – коллега и давний знакомый. Рядом с ним обедали ещё пятеро сослуживцев и парень в простой футболке и джинсах. Его лицо, с короткими блондинистыми волосами, казалось Айзеку знакомым. – Народ, потеснитесь немного!

- Да ничего, Джордж! – покачал головой Айзек. – Вон, там есть свободное место! Не хочу доставлять вам неудобство.

- Никаких отговорок! – твердо заявил Джордж. – Сегодня приехал мой брат! Я хочу тебя с ним познакомить! Присаживайся. Это Сэм, мой младший брат, - указал он на парня в футболке. И действительно, теперь Айзек понял, почему его лицо показалось знакомым – что-то общее было между братьями. Хотя, разница в возрасте чувствовалась. Лет тридцать с небольшим, тогда как Джорджу уже сорок стукнет в этом году.

- Рад знакомству, - поприветствовал он молодого человека крепким рукопожатием.

- И я рад.

- Он живет и работает в Силиконовой долине! – гордо заявил Джордж.

- Я медик. Специализируюсь на изучении нервной системы, - скромно уточнил Сэм. – Работаю в муниципальном госпитале, и периодически меня приглашают в исследовательские центры.

- Представляешь, он начинал работать вместе с этим ублюдком Каем Адамсом! – гневно прорычал Джордж.

- Я же просил его не называть так! – возмутился Сэм.

- А как его ещё называть?! – взорвался Джордж. – Он украл твои разработки, оставив тебя с носом! Это тебе надо было быть сейчас миллиардером и заправлять бизнесом этого ублюдка! - Погоди, что-то я не совсем понял. Можешь по порядку? – попросил Айзек, приступая к еде.

- Да, конечно, - кивнул Сэм. – Мы вместе с Каем и Лесли Уэйдом, моим старшим коллегой, работали над взаимодействием нервной системы с компьютерным интерфейсом. Конечно, мы вместе открыли эти принципы, но я никогда бы не смог применить их для создания В.Р.Линка, я же всего лишь медик, тогда как он электронщик.

- Но он бы мог хотя бы в долю тебя взять! – продолжал гнуть свою линию Джордж.

- Мог. Но я не в обиде на него. После смерти брата и пропажи сестры он стал сам не свой.

- У него были брат и сестра? – удивился Айзек.

- Да. Николас и Аманда. Причем, ситуация получилась очень странная с обоими. Услышав имя Николас, Айзек застыл, не дорезав бифштекс.

- Николас?

- Да. А что?

- Нет, ничего. Просто сейчас веду одно дело, где замешан Николас Блэк – владелец компании Twilight world. Слышал о такой?

- Конечно – кто же не знает о нашумевшей первой игре полного погружения? Я даже сам в неё играю, когда есть возможность, - пожал плечами Сэм. Айзек недовольно хмыкнул. - И, да, к слову – интересная получается ситуация. Кай с братом – близнецы. Но об этом никто не знал. Их родители разошлись, когда им было всего два года. Мать забрала себе только Николаса, а через три года вышла замуж за Томаса Блэка…

Айзек поперхнулся мясом, согнувшись в приступе кашля. Сидевший рядом с ним Джордж заботливо похлопал его по спине.

- Ничего себе совпадение! – утирая проступившие слезы, выдавил Айзек.

- Это точно. Один Николас Блэк – это его брат, а другой – человек, с которым он работал над В.Р.Линком.

- Так вот, ни тот, ни другой не знали друг о друге до августа две тысячи двенадцатого. Когда Кай выступал на одной конференции, его брат увидел его в новостях, и мать была вынуждена рассказать о нем. Их воссоединение прошло достаточно гладко, словно Кай и не расставался со своим братом. К сестре отнесся холодно. Я случайно стал свидетелем этой сцены. После этого я их не видел. Кай сказал, что брат с сестрой вернулись домой.

- И ты их больше не видел? – поинтересовался Айзек.

- Как бы сказать… - пожевал губу Сэм. – Я не совсем уверен в этом…

- То есть как? – опешил Айзек с Джорджом.

- Я все это время работал с Каем. По крайней мере, я так думал. Но в октябре две тысячи двенадцатого произошел один инцидент… В общем, Кай решил испытать на себе прототип системы полного погружения…

- А его, разве, не в две тысячи пятнадцатом начали разрабатывать? – вставил слово Крейг, инспектор среднего возраста, работавший напарником Джорджа.

- В две тысячи пятнадцатом была уже вторая попытка, в которой участвовал Николас Блэк… владелец компанииTW. А в первой испытание провалилось, и Кай надолго погрузился в кому. Вышел он из неё в феврале две тысячи тринадцатого, но у него случилось помешательство рассудка. - Он сошел с ума?! – ужаснулся один из инспекторов.

- По крайней мере, так считали, - оглянувшись на зал, уточнил Сэм.

- И как это проявлялось? – нетерпеливо поторопил его Айзек, забывший об остывавшей еде, все внимание уделив рассказу брата Джорджа.

- Он называл себя Николасом Блэком.

За столом повисло молчание.

- Тогда он ещё не был знаком с Блэком, с которым разрабатывал В.Р.Линк? – уточнил Айзек.

- Нет, - покачал головой Сэм. – И ещё, кроме меня никто не знал о его брате-близнеце, поэтому врачи недоумевали, а я сам в это время был в другом городе, и не знал о случившемся. В общем, Кая поместили в психушку, и стали лечить. А потом он как-то смог сбежать из неё, оставив за собой горы трупов.

- Я читал об этом деле, - кивнул Крейг. – «Псих сбежал из псих-больницы, устроив в ней кровавую баню». А кроме этого, ещё и человек сорок убил по пути к железному вокзалу. Там его узнал один человек, прочитавший перед этим новости, и сообщил в полицию. К сожалению, SWAT не смог его схватить - ему как-то удалось сбежать через канализации, ускользнув от поисковых собак. А потом его нашли застреленным посреди улицы.

- Да, так оно и было, - кивнул Сэм. - Когда я прочитал в новостях о побеге Кая из психушки, то поспешил вернуться обратно. Но было поздно. Я рассказал о том, что, скорее всего, это был не Кай, а его брат. И, как оказалось, был прав.

- А где был сам Кай в это время? – прервал Сэма Айзек.

- Он неожиданно в начале октября решил поехать в Тибет. Он и раньше периодически посещал восточные страны. Но до этого он хотя бы предупреждал. А тут созвонился со своим братом, и попросил его заменить некоторое время, рассказав о своей работе. Почему он уехал так надолго и не предупредил брата об опасности своей разработки, Кай не объяснил. Он вообще после этого сильно ушел в себя. А через месяц после гибели брата, исчезла Аманда.

- Вон оно как… - задумчиво произнес Айзек. – Ясно, спасибо за рассказ. Ох, черт! – спохватился он, глянув на время. – Мне же уже надо бежать! Рад был знакомству!

- И я тоже, - кивнул Сэм встающему Айзеку.

- Мёрфи, у тебя всегда так! – с упреком покачал головой Джордж. – Всегда спешишь, торопишься. Никогда спокойно посидеть не можешь!

- Что поделать… – пожал плечами Айзек, удаляясь от столика.

Глава 19Править

Пока Марк крутился вокруг ожившего Блэка, Флора приводила помещение в порядок, сметая осколки на совок. Фрид сбегал на склад, и уже через пятнадцать минут полумрак автономного освещения сменился на яркое дневное.

- Ну как он, док? – поинтересовалась Флора, закончив с уборкой.

- Ты лучше о себе побеспокойся – вся в порезах и ушибах после падения, - буркнул Фрид, направляясь к ней с аптечкой. – Садись уже, беспокойная ты наша, буду тебя лечить.

Распаковав бинты, вату и антисептик, Фрид безжалостно стал обрабатывать «боевые» раны девушки. Недовольно шипя от боли и кривясь, она вынуждена была терпеть пытку, пока Фрид не отпустил её, довольный результатом.

- У-у-у, садист! – пробурчала Флора, подходя к Марку.

- Не без этого, - усмехнулся Фрид. – Иначе как ты покажешься на сцене такая красивая и в синяках и порезах?

- Тебя только это и волнует! – не осталась в долгу девушка. – А о чувствах бедной девушки ты даже и не задумался!

- Это кто тут бедная?! Я, что ли, больше всего вампиров на тот свет за последний год отправил?! Да тебя надо бояться больше, чем меня!

- Хватит уже, - остудил их перебранку Марк, не отрываясь от обследования.

Флора с Фридом пристыженно замолчали, втянув головы в плечи. В голосе дока прозвучали именно те нотки, что заставляли ёжиться и прислушиваться к нему даже самых непробиваемых.

- Так что с ним? – повторила девушка.

- Он жив… - задумчиво протянул Марк, поглаживая аккуратную бородку. – Но…

- Но?

- Никакой осознанной реакции он не подает. Такое ощущение, что это всего лишь пустая оболочка, в которой мы запустили основные жизненные функции, но сам он по-прежнему пребывает в коме…

- Как это?

Доктор показал показания энцефалограммы. Флора не была специалистом в медицине, но даже ей было понятно, что прямая линия означала полное отсутствие деятельности мозга.

- Но это же не возможно! Это смерть! А он сидит, дышит и даже глаза у него открыты! – затараторила Флора.

- Да, согласен. Но не только у мертвецов бывают такие показатели. Он в глубокой коме. Вполне возможно, что он на мгновение вырвался из неё, что позволило ему сесть, но тут же вернулся в свое прежнее состояние.

- И вы не знаете, что с этим можно сделать?

- Увы, но я не всесилен. Я всего лишь врач, - развел руками Марк.

- И что тогда с ним будем делать? – спросил Фрид.

- Надо связаться с Джошуа, предупредить о появлении у нас мистера Блэка. Вообще, этим нужно было заняться сразу, но из-за того, что у нас была каждая секунда на счету, как-то из головы вылетело. - Хорошо, - понуро кивнула Флора, несмело прикоснувшись к руке Николаса. Тот никак не отреагировал на это.

Док набрал номер Джошуа, и рассказал о произошедшем.

- Что? Да… Да, как я и сказал, электричество вырубилось из-за подскочившей электромагнитной активности, что вызвало тело мистера Блэка. Чип? – он повернулся к Флоре, и спросил: - Вы «перепрошили» его чип? Флора с Фридом растерянно переглянулись.

- Нет? Вы что… Они не сделали этого… Что? Уходим? Но… Ясно, хорошо. – Отключив связь, он обратился уже к Фриду и Флоре: - У нас проблемы. Из-за того, что электричество отключалось, чип мистера Блэка могли засечь. Скоро сюда нагрянут силовики и нам не поздоровится! Быстро «перепрошейте» ему чип, и уходим!

- Мы его возьмем с собой? – удивился Фрид.

- А ты предлагаешь его оставить этим нелюдям?! – возмутилась Флора, хватая сканер чипов. Проведя им вдоль тела Блэка, девушка замерла в недоумении. Сканер молчал. Повторение ничего не изменило.

- Ты чего там возишься? – отобрав сканер, буркнул Фрид. – Это ж секундное дело.

Но и у него сканер не показал ничего. Удивленно постояв так некоторое время, он предположил, что прибор сломался, и взял другой. Но и после этого все осталось по-прежнему.

- Док… ты не поверишь – у этого парня нет чипа…

- Как нет? – Марк поспешил к пациенту, вооружившись сканером. Но что он не делал, прибор не показывал расположение чипа. – Невозможно. Ну не растворился же он после кристаллизации.

- Если так подумать, то, почему бы и нет? – предположил Фрид.

На него посмотрели как на сумасшедшего.

- А что?! – вскинулся он. – Ведь в него вставляют фрагменты кристаллов обращенных! Вы же сами читали ту украденную информацию об устройстве чипов! Если бы не это, то мы никогда бы не смогли их «перепрошивать»!

- А ведь точно…

- Ложная тревога и можно не покидать убежища? – уточнил Фрид.

- Не думаю, ведь пока он был кристаллом, то чип мог ещё работать, так что, лучше нам покинуть это место, и, убедившись, что его не рассекретили, только тогда вернуться.

- Хорошо, тогда, Фрид, перенесешь нас куда-нибудь? – обернулась к нему Флора.

- Издеваешься? Ты прекрасно знаешь, что я не могу за сутки больше семи раз перемещаться, а когда кого-то ещё беру, то это съедает гораздо больше энергии, чем требуется мне одному.

- Эх, жаль, придется по вонючим канализациям уходить, - вздохнула девушка.

- Ага, а нам ещё и его тащить на себе, - покосился Фрид на Блэка.

Марк уверенно шел по осклизшим туннелям, освещая фонариком путь. Позади него шли Фрид с Блэком на спине и Флора с рюкзаком и сумкой. Остальные члены подполья успели эвакуироваться. Хоть у Фрида, как и любого кристаллоида, физическая сила превышала силу обычного человека в несколько раз, он некоторое время возмущался тому, что ему пришлось тащить на себе «ожившего мертвеца». Флора на каждое его возмущение вставляла дружеские подколки, но вскоре эта перебранка надоела доку, и он вежливо попросил их замолчать. Долгое время шли молча. Лишь вода канала и чавканье ботинок нарушали тишину этого места. А потом…

- Тихо! – поднял руку док. – Слышите?

Флора с Фридом прислушались. Из ближайшей развилки можно было уловить непонятный шум.

- Так там же станция метро! – отмахнулась Флора.

- Эта станция уже давно заброшена из-за теракта полугодовой давности.

- И поэтому там живут беспризорные. Я схожу, проверю, но должно быть все спокойно.

- Хорошо. Будь осторожна!

- С нашей системой «невидимости» можно не волноваться!

- Ты слишком самоуверенна! – вздохнул Фрид. - Не забывай, что это всего лишь обман чипа, и они могут заметить тебя другим образом.

- Ага, буду аккуратной! – скинув сумку и рюкзак, прощебетала Флора, скрываясь в темноте туннеля. Включив прибор ночного зрения, девушка увидела мир подземелья в другом свете. Быстро преодолев туннель, она поднялась по отвесной лестнице. Оказавшись на верхнем уровне, Флора пригнулась, и прокралась вдоль покореженных рельс к ближайшему обломку стены. За ним можно было разглядеть порушенную станцию метро. Как таковой, станции уже не осталось. Построенные над ней трехэтажные здания провалились сюда, погребя под собой сотни людей. Тогда завалы расчистили, погибших вытащили и захоронили со всеми почестями, но станцию так и не решились восстановить, сославшись на образовавшиеся пустоты под станцией, что заполнила вода. Часть жилого района Манхеттена оказался оцеплен и закрыт для граждан города. И там до сих пор идут какие-то работы, цель которых совершенно непонятна. Но это не мешало Флоре пару раз залезть на эту территорию, чтобы обследовать её. К сожалению, она так ничего сверхъестественного на ней не нашла.

Как ни странно, несмотря на ранний час, ведь всего-то половина седьмого, здесь работа кипела. Из карьера, охватившего практически всю территорию станции метро, по конвейеру поднимали на поверхность землю. Туда-сюда сновали десятки рабочих, а кое-где стояли военные. Все вокруг освещалось мощными прожекторами, поэтому прибор ночного зрения автоматически отключился. «Ничего себе! – удивленно присвистнула Флора. – Это когда они развернули здесь такую бурную деятельность? Ведь ещё месяца два назад ничего не было! Да и что тут им делать? Неужели решили станцию восстановить? Тогда зачем охрана?»

Девушка решила подкрасться поближе.

Взобравшись на уступ, она заглянула в глубокую шахту, на дне которой то вспыхивал изумрудным, то гас громадный камень, наполовину откопанный двумя мини-экскаваторами.

Девушка так сильно наклонилась, пытаясь внимательнее рассмотреть необычную находку, что земля на краю шахты под её напором стала осыпаться. С трудом удержавшись, Флора отползла назад.

- Стой! Ты кто? И что здесь делаешь? – раздался у неё за спиной голос. Флора развернулась. Перед ней стоял военный, целившийся в неё из автомата.

Вначале девушка подумала, что забыла включить систему невидимости, но глянув на ярлык в углу экрана, поняла, что не отключала её. А это значит, что её как-то вычислили. И только в этот момент она поняла, что от неё исходит схожее изумрудное свечение, что и у камня на дне шахты.

- Ещё раз повторяю, кто ты та…

Флора не дала ему договорить. Резко уйдя в сторону, она швырнула в солдата метательным ножом. Тот охнул, схватившись за рукоять, торчавшую у него из груди, и пару раз нажал на курок, выпустив очередь в стены. Это не могло не привлечь внимание. Рабочие кинулись в укрытия, прикрывая головы руками, а военные пустились в погоню за нарушителем.

Флора решила увести погоню подальше от спуска вниз. Тем более, впереди было разветвление туннелей. Свечение постепенно гасло, но свою роль оно сделало – десяток военных преследовали её по пятам, периодически пробуя свои снайперские способности. Девушка не оставалась в долгу, отстреливаясь пистолетами по мере возможностей.

Щелк, щелк. Патроны закончились. Свечение практически угасло. Впереди мрак бесконечных туннелей, а позади десяток врагов.

Отбросив пистолеты, девушка достала мечи, готовясь к схватке.

Как вдруг, мир вокруг погрузился в кромешную тьму. Прибор ночного видения перестал работать. Как и исчезло свечение тела девушки.

Флора оглянулась. Свет фонарей солдат потонул в непроницаемом мраке. Жирные смолистые потеки тьмы обволакивали его, пожирая. Военные замерли. Наступила тишина.

- Ш-ш-ш…

А потом, хруст гравия под чем-то массивным, что неспешно поползло навстречу Флоре. Девушка застыла, не в силах сдвинуться с места. Она вспомнила жуткую тварь в вентиляции, и её обуял дикий ужас. Тварь приблизилась, с шумом втянула воздух ноздрями, и направилась к солдатам.

От её шипения и мерного приближения, у кого-то сдали нервы. Короткая автоматная очередь. Нечеловеческий рык, звук приземления чего-то большого на гравий и крик боли. Новая череда выстрелов, вскриков, звуков разрываемой плоти. И тишина.

Прибор ночного видения вновь работал нормально. Флора боялась пошевелиться. С трудом заставив себя повернуться, она не увидела на месте бойни никаких следов, кроме валявшихся автоматов.

Глава 20Править

Айзек поставил машину на подземную парковку торгового центра «Миллениум», и поторопился к лифту.

Вчера вечером у него возникла одна идея, и он поспешил ей воспользоваться, связавшись со старым знакомым программистом, работавшим сейчас системным администратором в компьютерном клубе.

- Добрый вечер, Мышь, как поживаешь?

- Ох, черт, Айзек! Опять ты?! Мне своих проблем мало, так ты ещё мне подкидываешь? – прозвучало с другого конце «провода».

- И сколько же у тебя проблем, напомни, а то я уже стар стал и у меня с памятью плохо. Кажется, если бы не я, то ты сейчас не работал бы в «Миллениуме», а отбывал срок за тот инцидент с утечкой информации на старом месте работы.

- Да-да… Каюсь… Хотя, иногда я жалею, что попросил тебя о помощи… Ты ж с меня теперь не слезешь по гроб жизни! – запричитал он. – Так что там у тебя за дело ко мне?

- Хочу информацию получить из очень защищенного источника.

- Ладно, давай завтра встретимся в два часа у меня на работе – посмотрю, что смогу сделать.

Мерфи с нетерпением ждал встречи с Грегом Хартом, по прозвищу Мышь, хакером высшего разряда, долгое время проработавшего на компанию «Макрос». Они занимались разработкой защиты сетей, и однажды Грег влип в разбирательство с утечкой информации. Его подозревали, но так и не нашли доказательств. В итоге, Грега все равно уволили, но он остался должником Айзеку, с которым был давно знаком.

В громадном помещении игрового зала царил полумрак. Ряды овальных капсул, отгородившись от внешнего мира черным пластиком, скрывали в себе погруженных в виртуальный мир игроков. Мерфи презрительно фыркнул, и уверенно подошел к столу администратора, за которым сидел мужчина сорока двух лет от роду. Как всегда, неопрятный, со взлохмаченной головой и курчавой бородкой. Уже пять лет назад у него был хороший животик, а теперь он располнел ещё больше, и теперь с трудом помещался в кресле. А безразмерная фиолетовая футболка только сильнее подчеркивала его полноту.

- Ну, привет, старик, - буркнул Мышь, отключая свой В.Р.Линк. Мерфи последовал его примеру. – Кого ломать будем? Кого-то из твоих ранних жертв? Или особый заказ?

- Можно подумать, что я так часто к тебе обращаюсь, что у тебя уже целый список появился, что особый заказ нужен. Трое, всего лишь.

- Ну, ладно, - отмахнулся он. – Так что там?

- ФБР.

- Тебе что, сложно с ними связаться и попросить информацию? – после некоторого замешательства, уточнил Грег.

- Вряд ли они дадут интересующую меня информацию – я уже с Элвином перерыли все архивы, но нужного там нет, а раз мы не смогли достать её через полицейские терминалы, то это секретная информация. ФБР не делится такой с нами. Даже если мы ведем совместное расследование, - раздраженно стукнул Айзек по столу кулаком.

- Ясно-ясно, - покивал головой Грег. – Тебе мало того, что я полтора года назад чуть не попал в тюрьму, решил теперь вместе со мной угодить туда?

- Ты же лучший специалист по безопасности! Так что, для тебя это проще простого!

- Конечно – было проще простого, когда я принимал участие в разработках этих систем. А сейчас я даже понятия не имею, что там наворотили наши умельцы!

- Не прибедняйся – у тебя остались старые связи, и я не сомневаюсь, что тебе до мелочей известно о современном положении дел в покинутой тобой отрасли.

- Нет. Я не буду этим заниматься – хочу ещё пожить на свободе! – скрестил руки на груди Грег, исподлобья глядя на инспектора.

- Так значит, ты все-таки полностью растерял свою хватку высококлассного хакера, который мог без всяких усилий взломать даже самую сложную систему безопасности? – прищурился Айзек.

- Да, я уже не такой умелый, не такой умный, как раньше, - кивнул Грег.

- Ну, хорошо, тогда я обращусь к твоему другу Этьену, думаю, он запросто разберется с этой проблемкой.

Грег переменился в лице, вскинулся, злобно рыкнув:

- Никогда, слышишь, не называй при мне имени этого проходимца! Этот сукин сын занял мое место! Он растоптал меня! Смешал с грязью! Это благодаря его стараниям меня вышвырнули с работы! Я возьмусь за это дело, но оплата в два раза больше, чем обычно!

- По рукам, - скрывая довольную ухмылку, кивнул Айзек.

Через день Грег связался с Айзеком и попросил того приехать. Денек выдался пасмурным и грозил затяжным дождем. Инспектор с неохотой покинул офис, прихватив с собой на всякий случай зонтик.

До «Миллениума» долетел за минут двадцать. Но когда въезжал на подземную парковку, первые капли дождя успели оставить след на лобовом стекле. Минуту спустя уже лило как из ведра. Сразу потянуло сыростью.

На парковке было безлюдно, но свободных мест практически не осталось. С трудом втиснув машину в самый дальний угол, Айзек с раздражением направился ко входу. К тому же, как только на улице сверкнула молния, в помещении погас свет. Даже вездесущая и назойливая реклама исчезла.

Чертыхнувшись на слабую электропроводку и предохранители, инспектор ждал, пока включится автономное питание. Один за одним вокруг него стали вспыхивать красные огоньки. Но в полумраке он не увидел ни одной машины. Это вообще была не подземная парковка! Вместо машин стаяли какие-то прозрачные капсулы с голубой светящейся жидкостью, в которой угадывался человеческий силуэт.

Оглянувшись, Айзек увидел множество кабелей, подключавших капсулы к какому-то оборудованию. Новая вспышка молнии. Свет померк.

От неприятного сквозняка инспектор поежился.

- Ш-ш-ш… - дыхнуло над ухом. Айзек вздрогнул, отшатнулся, а затем, нормальное освещение восстановилось. Он стоял посреди подземной стоянки, хватая ртом воздух.

- Что это было, мать вашу?

Когда бледный как мел Айзек подошел к Грегу, тот не на шутку перепугался. Ещё бы, не каждый день увидишь, как бравый инспектор идет ни жив, ни мертв.

- Ты что, привидение увидел?! – вскочил он, подавая Мерфи стул. Тот плюхнулся на него, и некоторое время молчал.

- Либо у меня начала ехать крыша, либо здесь какая-то чертовщина творится. Или, меня хотят заставить думать так.

Он пересказал случившееся с ним в подземной парковке, а также случаи пропажи игроков и сказанное Алвеном Хейзом.

- Вполне возможно, учитывая, что тебе поведал твой бывший напарник о том, что копы тогда забирали тела превратившихся в кристаллы игроков. Да и проблем для этого нет – всего лишь тебе на чип подать созданную иллюзию.

- Здесь замешаны куда более серьезные дела, чем просто странная пропажа игроков. Знать бы только, какие… Так что ты нашел? – сменил тему Айзек.

- Уже пришел в себя? – ехидно поддел Грег инспектора. – В общем, я скинул всю информацию тебе на флешку – прочтешь на досуге. Там очень много информации – в двух словах не расскажешь. Единственное, что могу добавить – я не нашел никакой информации по Николасу Блэку, совладельцу компании TW, как и не нашел ничего о самой компании и людях, которые в ней работают! Получается, их официально вообще не существует!

- Это невозможно! Чтобы у ФБР на них ничего не было!

- Я тоже был несказанно удивлен. Но у них просто нет этой информации.

- Может быть, она хранится в другом месте или лучше защищена? – не унимался Айзек.

- Ты не поверишь, но я думал, что я неправильно набрал имя для поиска, или что-то ещё. Решил поискать в АСЭ (прим.авт. – сайт Американской свободной энциклопедии), но там тоже ничего об этом нет. Их, как будто, в действительности не существует! – взмахнул руками Грег. - Но зато, я нашел на сайте ФБР людей, похожих на сотрудников компании TW, но это были сотрудники секретной лаборатории в штате Невада, в так называемой «Зоне 51». Папка с файлами называется проект «Сумеречный мир». Там есть кое-что интересное. Но там такая мистика! Зачем-то приплели туда найденный в индийских развалинах артефакт «Ловец Майи».

- «Ловец Майи»?

- Да… странное название, - пожал плечами Грег. – Еще странней, на кой им понадобилась эта стекляшка в медной оправе?

- А там разве про это не говорится? – разглядывая крохотную флешку в руках, поинтересовался Айзек.

- Описывается. Говорю же – мистика какая-то! А теперь, все, не мешай мне работать – дома почитаешь!

Вернувшись в штаб, Айзек вначале узнал о последних происшествиях, после чего засел в своем кабинете. Из-за того, что дождь и не думал прекращаться, а лишь усиливался, инспектор немного промок – даже зонтик не помог.

- И почему у нас нет подземной парковки? – вздохнув, проворчал Айзек, вставляя флешку в адаптер для В.Р.Линка.

Пару минут спустя он уже читал содержимое скинутой Грегом папки. Первым делом инспектор изучил все связанное с проектом «Сумеречный мир». Как и сказал Грег, дело оказалось очень странным.

С помощью найденного артефакта, они собирались создать устройство, способное творить иллюзии. Отсюда и название «Ловец Майи». «Майя» означает «иллюзия». Этот артефакт был привезен Каем Адамсом в США в начале две тысячи десятого. За три с небольшим года было создано устройство, позволявшее взаимодействовать с артефактом. Ясное дело, применять его думали в сугубо военном деле. Но при первом испытании погиб оператор – Аманда Блэк. Младшая сестра Николаса и Кая.

«Как так? – Айзек озадаченно откинулся на спинку кресла. – Ведь она исчезла через месяц после смерти брата. А здесь, - он глянул на дату, - она погибла за день до него. Неужели их смерти взаимосвязаны?»

Инспектор глянул на фотографию миловидной девушки, в лице которой проглядывались схожие с братьями черты. В архиве отыскалась общая фотография исследовательской группы. На ней тоже попала эта девушка. Близнецы стояли по бокам от неё, а рядом вся группа сотрудников, виденных Айзеком в офисе TW. Не хватает только самого Николаса Блэка.

«Какая ирония, - хмыкнул Айзек. – Гляжу на Блэка, но это не он. Или же?.. А это кто?» Инспектор разглядел в углу молодую девушку, чье лицо ему казалось знакомым. Нажав на неё, Айзек открыл ссылку.

«Канне Шарлотта. Дата рождения: 4 февраля 1993 года. Родители: Канне Микаэль и Кировская Вероника Алексеевна. Национальность: француженка. Оператор «Ловца Майи». Младший сотрудник исследовательского проекта «Сумеречный мир».

Девушка действительно казалась знакомой. Вот только, где Айзек видел её?

«А это кто?» – рядом с Канне стоял пожилой негр, невероятно похожий на самого Айзека.

«Мэтью Гордон. Дата рождения: 17 апреля 1952 года. Родители: Уортер Кёртис и Элфреда Дэвис. Национальность: афро-американец. Оператор «Ловца Майи». Младший сотрудник исследовательского проекта «Сумеречный мир». Прочитав это и всю приложенную информацию о самом себе, Мёрфи сидел ошарашенный. Не считая года рождения, отличного от реального на семь лет, все данные полностью совпадали. Айзек проверил информацию и по сотрудникам TW, собранные им ещё при расследовании исчезновения игроков. Совпадало все – кроме года рождения и рода деятельности.

«Что за чертовщина?! - сокрушался он. – Что я там делаю? Как все это возможно? К тому же, почему у них нет ничего по Николасу Блэку, совладельцу компании TW? Он же не из вакуума появился!»

Айзек попробовал найти что-нибудь о Блэке в сети. Кроме последних новостей, где он засветился в скандале с пропажей игроков, ничего. Даже о его компании и технологии погружения в виртуальную реальность нет никаких сведений. Лишь официальный сайт игры, но компании с зарегистрированным именем «Twilight World» никогда не существовало.

Инспектор попытался найти хоть что-нибудь среди других папок и файлов, скинутых ему Грегом, но больше никакой полезной информации не обнаружил.

- Что ж, расследование принесло мне ещё новых загадок. Может быть, в компании Кая Адамса найдется что-нибудь, что прольет свет на это дело? – Айзек потянулся набрать номер Грега.

После нескольких гудков, трубку сняли.

- Алло, Грег, у меня есть ещё к тебе…

- Вы дозвонились Грегу Харту. Вам отвечает автоматическая система. К сожалению, пятьдесят семь минут и тридцать одну секунду назад Грег Харт был убил у себя на рабочем месте. Сейчас его тело направлено… «Что? Грег убит?..»

Айзек посмотрел на указанный адрес. Нужно было съездить на место преступления и посмотреть, что там случилось.

Схватив зонтик, он выбежал на улицу под дождь. Похолодало, и сгустился туман. Забравшись в машину, инспектор втопил педаль газа в пол, сорвавшись с места. Дорога была пустой, но не успел Айзек проехать и трех кварталов, как раздался жуткий грохот удара, и мир померк в его глазах.

Глава 21Править

Боль, пронзившая меня при выстреле, заставила содрогнуться. Холод влажного асфальта на миг потонул в пламене взвывшего от удара тела. Но в следующий миг – асфальт пропал.

Я падал.

Пустота разверзлась подомной. Тьма и тишина окутала меня своей пеленой. Ничего нет. Может быть, я даже не падаю, а мне это только кажется.

Удар. От него я резко вздохнул и дернулся, садясь… И все… Больше я ничего не мог поделать со своим телом – оно меня не слушалось. Я даже не мог пошевелить глазами, тупо уставившись в одну точку.

Кажется, сейчас ночь. По крайней мере, здесь темно и несколько человек подсвечивает себе фонариками. Странно, почему они не включат свет, ведь мы в помещении? Серое, не очень опрятное, я бы даже сказал, что нежилое. Больше похоже на какой-то подвал. Кое-где видны подтеки, плесень и паутина. При этом я смог разглядеть непонятные приборы у стен и стеклянные шкафы на периферии зрения. Несколько железных столов, как в морге. Ну, я не удивлюсь, если это действительно морг, особенно, если вспомнить, что Кай мне пулю в лоб всадил.

Кстати!

Я хотел поднять руку, чтобы пощупать место ранения, но у меня ничего не вышло. От досады руки «чесались» стукнуть по чему-нибудь, но и этого я не мог. Принеприятнейшее состояние. Как робот с севшей батарейкой, у которого хватает заряда только для поддержания минимальных рабочих процессов.

И тут я задумался. А что, если я андроид с искусственным интеллектом? И это какой-то эксперимент, и я был создан каким-то гениальным ученым? Как в фильме… Нет, это точно бред! Но… почему я не могу пошевелиться? И что вообще со мной происходило все это время? Или, это все тот же кошмар, что мне устроил Кай? И я ещё в виртуальном мире?

Пока я размышлял над своей нелегкой судьбой, передо мной появился, судя по всему, врач. Или патологоанатом, если предположить, что я в морге. Вот он удивился ожившему трупу!

Только я не мог разглядеть его удивления – он зверски светил фонариком мне прямо в лицо, а я даже не мог отвернуться или закрыть глаза! Потом он все же сжалился надо мной и отвел его чуть дальше. К нему присоединился ещё парень, тоже в белом медицинском плаще. Разглядеть их я не мог. Как и несмело выглядывающую из-за спины молодого человека девушку.

Кажется, они о чем-то переговариваются, но я ничего не слышу! Вообще! Печально.

Глянув на меня, молодежь скрылась из виду, а медик принялся крутиться вокруг меня, проверяя разными приборами. Похоже что, все-таки патологоанатом. Уж больно он спокойно отнесся к ожившему трупу. Хотя, можно подумать, что патологоанатомы каждый день сталкиваются с подобным?

О, свет дали! Да такой яркий, что я чуть не ослеп! Жаль, прищуриться не могу…

Уж не знаю, сколько надо мной колдовал – я уже откровенно скучать начал, только вот, увидел какой-то мрачный сгорбившийся силуэт, что бродил между столами. Эдакий типичный «Подземельник» из Бесконечных туннелей Минказиса – среднего уровня игры Сумеречный мир. Эти щупальца-многоножки, эта грязная, слипшаяся комьями грязная, вонючая шерсть, эти зеленые голодные глаза, светящиеся жутким огнем, эта разинутая пасть с кучей острейших зубов. Что он здесь делает?! И самое главное, почему эти люди его не видят?

Меня опять глючит. Причем в очень тяжелой форме. Зря я из психушки сбежал… Нет, это снова проделки Кая! Это он хочет свести меня с ума! Я просто так не сдамся! Ни за что!

За размышлениями «Подземельник» скрылся в неизвестном направлении, а меня бесцеремонно закинули на плечо. Что сказать – путешествие выдалось познавательным. За десяток минут я изучил прелестный вид крепкой спины бойца, тащившего меня и его черного комбинезона. Потом он все же решил сжалиться и посадил меня к себе на спину. Тогда я и увидел, что мы пробираемся по канализационным стокам.

Прелестно! Я только недавно побывал здесь, теперь вновь вернулся сюда! И куда же меня потащили, спрашивается?

О, вот ещё один знакомый – мимо нас проплыл по воде двухголовый монстр с вытянутым чешуйчатым телом, больше похожим на змеиное. «Шаман-Нага», если не ошибаюсь. Да еще и белая! Сразив её я бы получил очень хороший талисман и снадобья! Собственно, о чем это я? Какие сражения в мое положении? Хорошо, что она не нападает на нас – не знаю, справились бы эти трое с ней?

Кроме Наги, мы повстречали ещё с десяток различных созданий мира игры «Сумеречный мир». Странно только то, что когда я их видел, то вокруг все слегка затемнялось, словно покрывалось черной дымкой. С исчезновением этой дымки растворялись и монстры.

Мы добрались до разветвления канала. Откуда-то раздавался назойливый шум. Шум? Ура-а! Я начинаю слышать! И в подтверждении, я смог узнать, о чем разговаривали мои спутники. Девушка предложила пойти проверить, в чем дело, и скрылась в темноте.

Мой носильщик аккуратно уложил меня на бетонный пол, и решил отхлебнуть воды из фляжки. Пока дожидались девушку, джентльмены вели светскую беседу о каком-то подполье, делах, связанных с сывороткой «кристалла бессмертия», кристаллоидах, вампирах и часто упоминали мое имя. Интересно, как все это связанно?

А тем временем, я, воодушевленный появлением слуха, решил закрепить результат и расшевелить тело. Вначале никакого отклика от него не было. Но потом все больше и больше мышцы оживали, одна за другой несмело сжимаясь и разжимаясь. Затекшие мышцы свело. Я взвыл от неприятной судороги и задергался, тем выдав себя.

- Он зашевелился! – вскочил немолодой врач, которого, как я узнал за время беседы, звали Марк, и опустился рядом со мной. – Мистер Блэк, вы меня слышите?

Ну, в общем-то, да, только язык не поворачивается сказать что-нибудь. Пришлось промычать что-то невразумительное.

- Прекрасно, – как-то меланхолично пожал плечами здоровяк, тащивший меня на спине. – Ночь оживших мертвецов…

- Невероятно, Фрид! Я оживил его! – взволнованно вскрикивал Марк, проверяя мое состояние и записывая что-то себе в электронный блокнот, судя по лихорадочно скакавшим пальцам по виртуальной клавиатуре.

- Ты сейчас говоришь, как чокнутый ученый, создавший Франкина! Тебе только разрядов молнии не хватает… - хмыкнул Фрид.

- Да? О, прости меня, - стушевался Марк, взбудоражено тряся руками у меня перед лицом.

Тело уже слушалось меня более или менее, и я смог сесть. Хотел спросить их, как меня угораздило к ним попасть, и почему мы прогуливаемся в столько примечательном месте, но выдал только хрип. Во рту сухо как в пустыни. И язык совершенно не желает слушаться.

- Хочешь пить? – Марк протянул мне свою фляжку с водой. Я трясущимися руками попытался взять её, но чуть не уронил.

- Давай помогу.

Он поднес горлышко фляжки к моему рту и слегка наклонил. Я жадно впился в неё и, чуть ли не захлебываясь, стал глотать. Вкуса не чувствовал. Пил до тех пор, пока не осушил фляжку до дна.

- Ну, после такого воскрешения, ничего удивительного, - усмехнулся Фрид.

Когда я почувствовал себя человеком и смог встать, коридор огласила приглушенная пальба.

- Канна! – обернулись оба моих спутника в сторону, куда ушла девушка.

- Иди за ней! – кивнул Марк. Но в этот же миг погрузился в непроглядную тьму. Даже фонарики не помогали разогнать её.

- Чт-что за черт?! – выругался Фрид.

Я вспомнил, что такая тьма наступала, когда ты находился в мире людей, и вдруг разворачивалась Грань в один из сумеречных миров. Человека оказывался захвачен формирующимся прорывом реальности. Это не тоже самое, что пройти Грань миров в уже сформировавшийся разрыв. Здесь все законы мира начинают действовать так как им вздумается. Вот и сейчас, стены потекли и вода окрасилась ядовито зеленым, а с потолка опустились на некотором удалении друг от друга «лианы-плотоядницы» - серые и невероятно гибкие создания, занимающиеся охотой на незадачливых обитателей туннелей, поджидая их появление, пока те случайно не забредут в зону их досягаемости. И тогда, молниеносный рывок, и обед оказывается целиком в желудке лианы, даже если та была несколько метров в обхвате.

И я видел происходящее без света фонариков. Полезная штука, это «ангельское зрение». Я сейчас не удивлюсь, даже если буду способен вызвать «Судный день» и достать из воздуха «Кислотный меч».

Вот только, что я не делал, ни вызвать свое оружие, ни призвать силу магии, так и не смог. Тогда, почему я вижу как при использовании «ангельского зрения»? Ладно, подумаем об этом на досуге попозже, а сейчас у нас проблемы – к Фриду крался «многошипный протыкатель» - утыканная длинными иглами образина, способная швыряться ими на десяток метров. И мои спутники его не видят, а он нацелился на нас.

Я прыгнул на Фрида, повалив того на землю, и тем самым спас от ужасной участи стать решето. В потемках тот не понял, что произошло, и мне сильно досталось от его крепких кулаков, да ещё и отшвырнул меня так, что я чуть не улетел в студенистую жижу, в которой меня радостно поджидала раскрытая пасть неведомой зверушки.

Разбежалась!

На одних рефлексах я сгруппировался, и ухватился за край канала, тут же вернув себя на твердую землю, вернее, что это? Какая-то живая субстанция, по которой и ступать противно. Ну, хоть не пытается меня сожрать, и на том спасибо.

- Так, спокойно, Фрид, Марк, - прохрипел я. – Сейчас я возьму вас за руки и поведу отсюда – здесь очень опасно. Я вижу в темноте, и лучше вам не задавать лишних вопросов!

Те, хоть и пребывали в крайне растерянном состоянии, послушно последовали за мной, как только я расправился с «протыкателем», увернувшись от нескольких его атак и пронзив его отлетевшими от стены выпущенными ранее иглами.

Я направился в ту сторону, куда ранее ушла девушка. Через несколько сот метров я заметил у стены отвесную лестницу.

- Мы сейчас поднимемся по лестнице. Вот она, - я подвел их ближе, позволив нащупать её.

- Свет вновь стал виден! – воскликнул Марк. – О, боже! Что это за место?!

Хоть и черный туман стал расступаться, но мир не желал возвращаться к нормальному состоянию. Фрид, заметивший вблизи нас многощупальцевое создание, подбиравшееся ползком к его ногам, открыл по нему огонь из автомата.

Тварь, противно взвизгнув, испустила дух вместе с черной кровью, обильно сочившейся из студенистого тела. Мои спутники удивленно оглядывались по сторонам, не веря в происходящее. От увиденного точно подумаешь, а не поехала ли у тебя крыша.

- Ты видишь тоже, что и я? – еле слышно проронил Фрид. – Вон ту тварюгу, что слопала одним махом слоноподобную животину, и не подавилась? Живой и шевелящийся пол. И вон ту штуковину, что я только что пристрелил.

- Да. И это не массовая галлюцинация, - ответил Марк, несколько раз глубоко вздохнув. - Мы определённым образом видим тех живых лиан, одна из которых проглотила целиком невиданное ранее создание, похожее чем-то на слона. И этот живой пол. И даже то студенистое существо, в которое ты спустил пол обоймы.

- Ясно. Тогда, что это?

- Некая мутация местной флоры и фауны? – предположил Марк.

- Думаю, что тут замешано нечто более странное и мистическое, - ещё хриплым голосом выдал я. Они недоверчиво посмотрели на меня. – Такое я видел только в игре «Сумеречный мир». Могу предположить, что мы сейчас подключены к серверу виртуальной реальности, и видим все происходящее вокруг.

- Не помню, чтобы я играл в компьютерные игры, - протянул Марк.

- Я, конечно, играл в «Сумеречный мир», но не так много, поэтому, ничего сказать не могу. Но это было давно. Да и к тому же, как я могу не помнить о том, что меня подключили к некой виртуальной реальности? – раздраженно прорычал Фрид.

- Задаюсь тем же самым вопросом. Я разработчик «Сумеречного мира» и всегда считал, что смогу в любую секунду с легкостью понять, что я нахожусь в виртуале. Но в последние несколько недель мне это совершенно не удается. Постоянно со мной происходят какие-то прорывы мистических явлений в реальность! То я слышу странные звуки. То непонятные глюки в системе происходят. То меня протыкают ножом. То сажают в психушку и говорят, что я Кай Адамс, а потом я вижу кошмары, воплотившиеся в реальность! И после всего этого, меня убивают, и я оказываюсь в канализации! И здесь опять творится черте-что! – выпалив накипевшее, я полез наверх.

Взобравшись на другой уровень, я увидел вполне нормальные, хоть и порушенные, стены метро, ржавые, погнутые рельсы, обломки камней, и девушку, что сидела сжавшись в комочек у стены. Рядом с ней покоился порезанный в капусту труп непонятного существа. А в некотором удалении от неё смачно чавкало полупрозрачное создание, похожее на большого ящера. И ело оно, судя по валявшимся рядом останкам, солдата.

- Канне, с тобой все в порядке! Слава богу! - вскричал Марк, чем привлек внимание «ящерицы». Девушка судорожно дернулась, услышав свое имя. Из-за черного шлема, скрывавшего её лицо, я не понял, обрадовалась она, или наоборот расстроилась, потому что Канне стала ожесточенно махать мечом, похожим на канцелярский нож. Думаю, она хотела предупредить нас об опасности, но в этом уже не было необходимости – тварюга заметила свежеприбывшее блюдо и радостно поскакало к нам.

Увидев это, Канне вскочила, достала второй меч и кинулась в атаку на «ящерицу». Яростная короткая стычка, и «ящерица» пополнила число убиенных.

- Вы что здесь забыли?! – вскинулась на прибывших девушка, скрывая шлем в пазухи на голове. Её лицо мне показалось до боли знакомым. Черные волосы, стильное каре, этот облегающий черный костюм, так подчеркивающий её стройную фигурку. Да это же та девушка, что была в Пентагоне, когда мне было плохо! И она же меня проткнула своим ножичком!

- Канне, тут такое случилось!.. – начал было Фрид.

- Я сколько раз говорила, не называй меня так! Я Флора! – словно разъяренная львица, рыкнула она.

- Но… - попытался оправдаться Фрид.

- Прошу тебя, я ненавижу ЭТО имя!

И здесь она заметила меня.

- Он пришел в себя? – в голосе и радость, и удивление, и испуг, и надежда. Все сразу.

- Да… - кивнул Марк.

- Прошу, прости меня! Умоляю! – кинулась мне в ноги Канне-Флора, сев на колени и низко кланяясь. – Я ошиблась! Думала, что ты вампир и решила тебя убить, пока ты был свежеобращенным и слабым! А ты оказался кристаллоидом!

- Э-эй! Ты чего! Ну, подумаешь, один раз убила – делов-то! – ляпнул я, не подумав, ошарашенный таким способом просить прощения. – Вампир? Ну, это ты загнула!

Я обнял девушку за плечи, стал успокаивать её. У неё глаза были на мокром месте, и она готова была разреветься. С трудом верилось, что минуту назад она без всяких колебаний пустила на фарш этих зверушек. Да и явно, когда она пыталась убить меня, то явно у неё рука не дрогнула!

- Так, все в сборе, а теперь можете мне объяснить, кто вы такие и как я оказался в какой-то подземной больнице, соединенной с канализацией?

Фрид в общих чертах рассказал мне о подполье, некой организации, противодействующей плохим дядям из Пентагона, разрабатывающим препарат, что делает из людей вампиров и зомби. О том, что одним из главных плохих дядей там является Кай Адамс и что он опробовал эту сыворотку на мне, и что я стал полукристаллоидом, полувампиром, судя по всему. Так же мне поведали о том, как Фрид с Флорой проникли в Пентагон, о сражении с вампирами, и о том, что меня по ошибке ранили, и что меня доставили с помощью телепортации на базу подполья.

- Так, а сколько времени прошло с того, как меня «убили»? – уточнил я.

- Часа два, не больше, - прикинул Фрид.

И это за такой короткий промежуток у меня столько всего произошло?! Вот те на! От полученной информации я лишь больше убедился, что я ни капли не пробудился из того виртуального заключения, в котором я пребывал раньше. Только теперь оно приобрело другую форму. Интересно, когда же я оказался пленником этого мира? Когда приехал в Пентагон? Когда пропали первые игроки? Или раньше?

- Ладно, пора выбираться отсюда, - предложила Флора. – Здесь есть черный выход, через который мы сможем пробраться мимо ограждений, что устроили у главного выхода.

Девушка рассказала об увиденном.

- Интересно, что они там нашли? – заинтересованно произнес Марк.

- Очередной метеорит? Как в Челябинске? – хмыкнул Фрид. – Наверняка это он виновен в происходящем здесь! - Вполне возможно, - согласился Марк. Флора лишь кивнула, сосредоточенно всматриваясь вдаль, пока вела нас. - Здесь, - указала девушка на приделанную к стене лестницу, и полезла первой. Я следом. Фрид поднялся последним. И застыл, как и мы, пораженно раскрыв рот.

Вместо привычных высоток Нью-Йорка, нас окружали темные исполины футуристического мира Террам. Алканур давил на нас всей мощью своих стальных, покрытых ржавчиной и грязью, километровых сооружений, соединенных между собой площадками и переходами, терявшимися в свете неоновых реклам и фонарей, тумана, гари и сотен тысяч парящих в небе аэрокаров и малых звездолетов. Столь же пугающей была и плотная толпа существ, живым потоком поглотившая нас, попытавшаяся раскидать далеко друг от друга. Шумная, грязная улица. Люди, роботы, киборги, какие-то инопланетяне. И существа из-за Грани, скрывающиеся под чужими личинами. Я и не заметил, когда мы пересекли Грань искривленного пространства Сумеречного мира и попали в физический мир.

Ну, что ж, поиграем, Кай Адамс?

Примечания Править

  1. здесь и далее, курсивом разговор на испанском
  2. Прекрасная Италия
  3. марка машины
  4. здесь и далее, речь на русском выделена полужирным начертанием
  5. прим. авт. Пентагон с греческого «пятиугольник»
  6. прим. авт. – марка машины

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики