ФЭНДОМ


Лазурная фея
Название (яп.) チェレステの妖精
Название (англ.) The Celeste Fairy
Название (рус.) Лазурная фея
Хронология Арка "Танец фей"
Дата публикации 10 апреля 2013
Дата мира 10 апреля 2025
Автор Рэки Кавахара
Перевод Lord Zombie666, Samogot
Опубликован Dengeki Bunko vol. 31

Побочная история написана Рэки Кавахарой и опубликована в бонусной брошюре идущей в комплекте с 31-м выпуском журнала Денгеки Бунко.

Текст на РуРанобэ.

Лазурная фея Править

Celeste. Селеста.

Это слово, незнакомое примерно половине… нет, семидесяти процентам или, возможно, даже более чем девяноста процентам всех японцев.

Его значение включало в себя «лазурный» или «небесно-голубой». И его производным было «голубой, как цвет неба». Образ небесно-голубого обычно всплывал, когда просили описать этот цвет неба, но люди определённых увлечений немедленно ассоциировали бледно-бирюзовый с этим словом – «селеста». Существовали различные оттенки бирюзового, но несколько ближе была мятная часть шоколадно-мятного мороженого.

Тем не менее, эти «определённые увлечения», естественно, не относятся к пробам мороженого. Старейшая компания-производитель велосипедов в мире, Bianchi из Италии, ассоциировала себя с этим цветом – лазурным[1]. Асуна прокомментировала: «О-о, так это как тиффани блю[2], да?», после того, как я рассказал ей об этом, но, действительно, это… на что это похоже?

Во всяком случае, я верил, что каждый в Японии, кто вспоминает цвет мятного мороженого, когда слышит «селеста», интересуется велосипедами.

Именно по вышеупомянутой причине я воскликнул «Ого, это же Бьянчи!» сразу же, как бросил взгляд на велик, появившийся вечером пятницы, 10-го Апреля 2025, даже не видя логотипа производителя.


Только я повесил пиджак школьной формы, к ношению которой я никак не мог привыкнуть, на стену в своей комнате и открыл южное окно, как до меня на полной громкости донёсся вопль.

— Бра-а-ати-ик!!

После того, как я поражённо отпрянул, воскликнув «ого!», я выглянул в сад из окна. Когда я сделал это, Сугуха, одетая в свитер, видимо, вернувшаяся домой раньше меня, была там и размахивала обеими руками взад-вперёд.

— Выйди на минутку, давай, торопись!

— Э… Эй, каждый по соседству поймёт, что голос принадлежит тебе, даже если у них есть девочка примерно твоего возраста…

Хотя я действительно пытался предупредить её как брат, она меня заткнула единственной фразой «кого это волнует!». Неохотно подняв правую руку в знак своего согласия, я спустился по лестнице со всё ещё болтавшимся на мне полуразвязанным галстуком.

Я спустился в сад через гостиную, и там я, наконец, заметил большой объект рядом с Сугухой. Так как он был обёрнут снаружи белой тканью, ничего не было видно, кроме длинного и узкого силуэта.

— Что это… что там?

Весело улыбаясь, глядя на моё лицо, и на то, как я склонил свою голову на целых пять секунд, Сугуха схватила белую ткань обеими руками. Должно быть, было тяжело найти такой большой кусок ткани… Погоди-ка, это же простыня? Мама же потом разозлится на тебя!.. Такие мысли посетили меня, когда я…

— Та-да!

Произведя звуковой эффект, похожий на этот, из своих уст, Сугуха тут же сорвала простыню, которую сразу сдуло. Тем, что появилось из-под ткани, оказался высококачественный спортивный велосипед, сияющий яркой лазурью, даже в лучах заката… широко известный, как шоссейный велосипед.

Ого, это же Бьянчи!.. что ты собираешься делать с ним?.. не говори, что ты купила его... он, должно быть, немыслимо дорогой… снова заглушив поток моих вопросов поднятой правой ладонью, Сугуха ответила с широкой ухмылкой.

— Конечно же, я купила его, но он не был настолько дорогим. Это секонд-хенд, а также была ещё какая-то особая причина, так что мистер в Ринриндо[3] сделал мне большую скидку.

Ринриндо — это близлежащий магазин велосипедов, в который Сугуха и я заходили ещё с детского сада. MTB[4], на котором я езжу в настоящее время, был куплен именно там, так что этот дядя ни за что не попытался бы продать велосипед с действительно подозрительным происхождением, таким как авария или кража, но всё же…

— Даже со скидкой… у него карбоновая рама, и остальные детали тоже хороши, так что я уверен, что за него, в действительности, можно было выручить около двухсот тысяч[5] даже если он юзаный, хотя…

— Э-э, правда? Вау, тогда я приобрела его по удивительно выгодной цене…

Насколько сильно ты сбила цену? Я ещё раз посмотрел на велосипед с этой мыслью в голове и, наконец, кое-что заметил.

— Нет, подожди секунду, разве эта ростовка тебе подходит, Сугу? Попытайся-ка сесть на него, вероятно, он слишком большой.

Сугуха широко раскрыла глаза после того, как я это сказал, и шлёпнула меня по левой руке без предупреждения.

— Что ты говоришь! Я ни за что не буду ездить на чём-то подобном. Он твой, братик, твой, в честь твоего зачисления!

— Хе? Мой?

После ответа «само собой разумеется, ты, идиот» тоном, похожим на Кляйна, Сугуха, наконец, объяснила всё с самого начала.

Очевидно, Сугуха и мои родители обсуждали подарок в честь моего на-год-запоздавшего поступления в старшую школу – или, если быть точным, специализированную школу для выживших в SAO. В результате многочисленных обсуждений они проконсультировались насчёт серьёзного шоссейного велосипеда, которым я однажды заинтересовался, и, похоже, оставили ни много, ни мало все свои деньги на попечение дяде из Ринриндо, доверив ему марку и размер.

— Так вот почему он узнавал про то, в какой позе я езжу на своём горном велосипеде, и измерял мой рост и длину ног на днях, когда я упал …

— Ахаха, похоже, кот не вылез из мешка, даже когда мистер сказал, «должно быть, он всё понял, когда я снимал размеры».

— Мне даже на ум не пришло…

Тряхнув головой, я осторожно попробовал потереть раму велосипеда, раскрашенную лазурным и чёрным, пока он сохранял своё положение при помощи подставки. Сугуха сказала, что он бывший в употреблении, но было похоже, что предыдущий владелец, катаясь, соблюдал величайшую осторожность, так как на нём не было видимых следов повреждений, металлические части были аккуратно отполированы, а рулевая обмотка и шины заменены на новые. Поглядев на аппарат, который был настолько красив, что у меня перехватило дыхание на целых десять секунд, я повернулся и заговорил с Сугухой.

— Огромное спасибо, Сугу. Я хорошенько позабочусь о нём… на таком даже кататься жалко…

На что моя младшая сестра ответила со смущённой улыбкой.

— Эхехе… Но будет обидно за велосипед, если ты не будешь на нём ездить. Береги себя и катайся, сколько влезет!


И, посредством этих событий…

В десять часов утра, в воскресенье, двумя днями позже, 12 апреля, я был на пешеходной дорожке перед моим домом в процессе подготовки к штурму, экипированный в шлем, солнечные очки, перчатки и обувь для катания на велосипеде.

Бьянчи стоял, прислонённый к воротному столбу, мерцающий, будто омываемый весенним солнечным светом. Вчера я хотел выпросить подробную информацию об «особой причине», когда получал точные настройки в Ринриндо, но, как утверждалось, она не заключалась в серьёзных проблемах, таких как трещины в раме — лишь часть, называемая кареткой, застряла, и ее нельзя было снять.

«С железом было бы попроще, но, как ты видишь, это карбон; чертовски страшно пытаться прикладывать к нему усилия… ну, не похоже, чтобы это создало тебе хоть малейшую проблему во время езды, Кадзу»

Вот именно так он и сказал. Каретка — это ось, соединённая с шатунами (стержнями, к которым крепятся педали), так что подшипники внутри изнашиваются, но пробег в десять или двадцать тысяч километров расслабленной велоезды с отсутствием силы в моих ногах не будет оказывать на них существенного эффекта.

После добавления других предметов первой необходимости, таких как фляжка для питья, седельная сумка и светодиодные фары, я прикрепил на руль свой часто используемый смартфон. Конечно же, существовали и специализированные велокомпьютеры, но была причина, почему я не использовал таковой.

Закончив с кое-какими разминочными упражнениями, я вскочил в седло, которое было чуть выше, чем у моего MTB, и поехал с осторожностью, даже с некоторой нервозностью от моей откровенно прогнутой вперёд позы. Не испытывая абсолютно никакого сопротивления, узкие шины высокого давления катились по дороге, и скорость увеличивалась от малейших усилий, прикладываемых моими ногами к педалям.

Как только я выехал с местной дороги на широкую главную дорогу, я прошептал в маленький микрофон, прикреплённый к воротнику моего спортивного костюма,

— Юи, теперь можешь выходить.

Тут же экран наладонника, прикреплённого на руле, слабо засветился, и оттуда выпрыгнула маленькая девочка. Её рост был немного меньше десяти сантиметров, её конечности были тоньше, чем тросики переключателей справа-позади от неё. Конечно же, она не существовала в реале. Я мог смотреть на нее, как будто она была реальной, благодаря прозрачным дисплеям, встроенным в мои темные очки, так как она была, так называемым, «AR-изображением[6]».

Длинные черные волосы и белое платье девочки, сидящей на потемневшем дисплее наладонника, затрепетали на встречном ветре, и она широко улыбнулась.

"Доброе утро, Папа!"

Имя этой девочки – Юи. Я, Кирито/Киригая Кадзуто, встретил её, ИИ, в Парящей Крепости Айнкрад, которой более не существовало.

Основная программа Юи после освобождения из SAO теперь обитала в персональном компьютере в моей комнате. Преимущественно, мы встречались в виртуальном мире, но, тем не менее, существует возможность проводить встречи через смартфон или смотреть на неё при помощи очков со встроенными дисплеями так, будто она находится в реальном мире. Очки пока ещё довольно сыроваты, так что довольно тяжело носить их постоянно, но нет ничего странного в том, чтобы делать это во время езды на велосипеде.

"Уа-а-а, вишни цветут так красиво, правда?"

Глядя на полностью распустившиеся цветы вишен, тянущих ветви вдоль обочин, Юи говорила счастливым голосом. Как бы то ни было, её поле зрения было ограничено встроенной камерой телефона, закреплённого на руле, так что разрешение было никаким, и углы обзора отрегулировать было невозможно. Что-то, типа маленькой куполообразной камеры, которую Юи могла бы вращать по желанию, было бы идеальным, но такого удобного приспособления я не смог найти ни в интернете, ни в Акихабаре.

Я чувствовал, что тоже проникся цветением вишен над головой, но шоссейник, на котором я ехал впервые, реагировал быстрее, чем я того ожидал, и почти не давал мне возможности отвести взгляд от дороги во время езды. Сосредоточенный на дороге, я скомандовал Юи:

— Итак, начни проверку систем, пожалуйста.

"Да, Папа!"

Юи бодро ответила, и её эмоции стёрлись с лица, а длинные брови слегка приподнялись. Голосом, который звучал искусственнее, проходя через динамики с костной проводимостью, встроенные в дужки очков:

"Соединение со спидометром… ОК. Соединение с датчиком каденса[7]… ОК. Соединение с пульсометром… ОК. Температура воздуха, температура тела, датчик высоты… ОК. Соединение с GPS… ОК. Соединение с камерой заднего вида… ОК. Систем, олл грин. Навигейшн энд дэйта логгин, стэндбай[8]."

— О-о-о, это поразительно, Юи! Ты как настоящая!

Озадаченное выражение появилось на обращённом ко мне личике маленькой феи.

"Настоящая… В сравнении с чем, собственно?"

— А, не, должно быть…

Ответив честно – «с гигантским человекоподобным роботом» – скорее всего, можно было создать проблемы с воспитанием моей ненаглядной дочки, так что…

— Видишь ли, это похоже на ИИ, в последнее время устанавливаемый в системы автомобильной навигации. При этом, конечно, ты намного более функциональна, чем они, Юи!

И я уклонился от проблемы. Мой рот сам собой раскрылся, когда Юи обеими руками хлопнула себя по талии и выпятила грудь, сказав: «Само собой, разумеется!», прежде чем я успел дать следующую команду.

— Ну, тогда, начни сбор данных, пожалуйста. И отобрази маршрут до пункта назначения «А».

"Поняла!"

Тут же ответила Юи, отобразив скорость движения, направление и скорость ветра, частоту пульса, температуру и тому подобные данные, вместе с изображением с камеры заднего вида и даже стрелку, указывающую направление. Мне стало страшно от того, как, должно быть, сложно ездить с таким смешанным обзором как у меня, но мне казалось, что пользовательский интерфейс VRMMO вмещает в мое сознание куда больше информации.

— Затемни отображение данных, пожалуйста. И сдвинь монитор заднего вида чуть вниз-вправо… Окей. Хорошо, тогда поехали!

"Поехали!"

Юи уселась, развернувшись вперед, а я надавил на педали изо всей силы, принимая ее вытянутую вперед правую ручку за указатель. Весенний ветерок, обгоняющий мой велосипед, рассыпал несколько вишневых лепестков на моем пути.


Проехав 5 километров на восток по префектурной дороге 51 из Кавагоэ, Сайтама, где находится мой дом, я выехал на Аракавскую велосипедную дорогу. Пунктом назначения, который я выставил заранее, был парк 13-ю километрами южнее, так что путь туда и обратно составляет 36 километров. Это было расстояние, которое серьезный велосипедист может преодолеть смеясь, но для меня, вернувшегося в реальный мир всего полгода назад, это была очень дальняя поездка.

В воскресенье маршрут казался перегруженным, но ощущения от солнечного света были приятными, и, глядя на ярко-голубое небо и зеленую траву, ко мне невольно пришла мысль: "Реальный мир тоже довольно хорош". Легкий встречный ветер был минусом, но, убедив себя в том, что на обратном пути он сделает поездку еще более расслабляющей, я крутанул шатуны.

Это случилось после того, как я беспечно прокатался около двадцати минут с "трудоспособными" ездоками, пролетающими мимо меня справа. Юи, сидящая, покачиваясь, на руле, тихонько воскликнула: «Ха?»

— Что-нибудь случилось?

Когда я прошептал это на громкости, неслышимой для обгоняющих велосипедистов, Юи посмотрела на меня и сказала нечто, выходящее за рамки моих ожиданий.

"Пять секунд назад я начала принимать электромагнитные волны через протокол ANT+. Источник сигнала… Папин велосипед, я полагаю"

— Чё? От этого велика?..

В смятении я посмотрел на раму между моих ног, но не смог припомнить, чтобы я устанавливал какие-либо беспроводные устройства, кроме датчиков, уже подключенных к смартфону. Возможно, это могло остаться от предыдущего владельца Bianchi, но дядя Ринриндо дал бы знать, если бы там было что-то подобное.

Я проинструктировал Юи после пятисекундных колебаний.

— Попробуй произвести с ним сопряжение, пожалуйста.

"Поняла".

Юи закрыла глаза, её милые бровки слегка сдвинулись вместе – и её глаза распахнулись.

— Чт… Что там? Ты определила, какого рода это устройство?

"Да. Сейчас визуализирую".

…Визуализация? Чего?

И в мгновенье ока.

Бледно-голубые шарики света сформировались поверх потушенного экрана смартфона, непосредственно слева от Юи, соединились и приняли форму небольшого объекта… нет, девочки.

— Уа-а!

Я резко дёрнул руль от непомерного удивления, и после, в панике стабилизировав качающийся велосипед, я снова остановил взгляд на девочке, стоящей поверх мобильника (хотя, на самом деле, она была на полупрозрачном дисплее очков). Она была точно того же размера, что и Юи. У неё были короткие волосы, которые, как и надетое на ней облегающее футуристическое трико, были светло-бирюзовыми – того же лазурно-синего цвета, что и велосипед.

Таинственная девочка медленно подняла своё лицо, которое было смоделировано более зрелым, чем у Юи; её веки поднялись в то же самое время. Её глаза, казалось, сияющие аквамаринами, уставились на меня, а губы зашевелились.

"Доброе утро, Мастер. Прошло девять сотен и семь дней с последней поездки".

Она, скорее всего, была персонифицированным интерфейсом, на уровне тех, что имелись в продаже, не считая того, что ей несколько лет, с неуклюжими интонациями и практически неподвижным выражением лица. Перед моими глазами, глядящими на неё с изумлением, девочка продолжала свою мягкую речь.

"Соединение с GPS и остальными датчиками не может быть установлено. Остаточный заряд батареи менее десяти процентов. Зарядка, в настоящее время, осуществляется со встроенного динамо".

— О… Она сказала, встроенное динамо?

Я снова вгляделся в раму. Под динамо подразумевают генератор питания и тому подобное для велофар, часто встраивается в ось переднего колеса повседневных велосипедов, таких как велик Сугухи или мамачари[9], но не может быть, чтобы его поместили в легковесное колесо шоссейника. Если перечислять другие вращающиеся детали, то это будет задняя втулка и… еще каретка.

— Ах… только не говорите мне, что динамо встроено в кареточный стакан… и что каретку заело именно из-за этой доработки…

Рама около каретки, вероятно, содержит также и устройство, хранящее лазурную девочку. Пустая батарея зарядилась до минимального уровня, благодаря тому, что я крутил педали всю дорогу от дома, и таким образом устройство включилось.

Модификация по вставке динамо в каретку, которая повысит ее сопротивление, пусть даже и ненамного, должна быть актом предельной ереси в глазах ортодоксальных велосипедистов, но это вовсе не является невообразимым для храбреца, который встроил такой персонифицированный интерфейс и даже настроил его называть себя «Хозяин». И это однозначно не та тема, где мне, «Папе», есть что сказать.

Остановив велосипед на парковке возле велосипедной дороги, чтобы собраться с мыслями на ближайшее будущее, я глотнул воды из фляжки и хорошенько потянулся. Хоть моя спина и поясница и начали ныть от бесцельно жесткого седла и необычной для меня наклоненной посадки, эта боль, однозначно, не была неприятной.

"Хорошая работа, Папа. Пройденная дистанция 12.7 километров, а расчётное время прибытия в точку назначения 11:20."

Рядом с Юи, которая плавно излагала отчёт, сидя на руле, девочка в светло-голубой одежде стояла, всё ещё не произнеся ни слова. Юи понадобилось усилие, чтобы превратить её, аватар, обычно отображаемый на маленьком дисплее регистратора данных, в трёхмерный объект и показать мне. Так что, для неё было вполне естественным двигаться не так много, но я не мог не чувствовать оттенок заброшенности от фигуры девочки, ожидающей указаний.

Я раскрыл причину зафиксированной каретки, но это лишь добавило новых сомнений. Почему предыдущий владелец Бьянчи не извлёк встроенный прибор? Даже если он не мог быть удалён, так как был намертво закреплён, почему память не была очищена? Чем больше я думал об этом, тем более уверенно я приходил к единственному очевидному ответу. Этот Бьянчи (и лазурно-голубая девочка) покинули предыдущего владельца без заранее обдуманного намерения.

Дядя Ринриндо ни за что не станет продавать краденые велосипеды. Но шоссейные велосипеды редко регистрируют для безопасности, так что он мог не знать происхождение велосипеда, прошедшего по рукам многочисленных владельцев и магазинов, ссылаясь на дефектную каретку, как причину. Если этот Бьянчи был краденным, то настоящий владелец после выполнения на нём такой модификации до сих пор должен быть усиленно занят поисками, даже сейчас.

Нынешний владелец, то есть я, относится к, так называемым, «добросовестным покупателям», и лазурная девочка ранее сказала «прошло девять сотен и семь дней с момента последней поездки» — это значит, что более двух лет прошло с момента кражи, и по закону я не обязан возвращать его. Вдобавок, это был поздравительный подарок на моё зачисление от Сугухи и моих родителей, так что я не знаю, насколько Сугуха будет шокирована, если окажется, что я вернул велосипед потому, что он был краденным.

По-прежнему, тем не менее, я считаю, что изображать неведение, продолжая кататься как ни в чём не бывало, не будет выбором, который правильно было бы принять. Кроме того, я придумал, как найти местонахождение владельца.

— Эй, Юи. Эта девочка не отвечает на голосовые команды, не так ли?

Когда я спросил, держа в руке фляжку, Юи ответила кивком.

"Всё верно, Папа. Похоже на то, что она отвечает только на ввод с сенсорного дисплея. Но я могу преобразовать твои голосовые команды и передать их ей, Папа"

— Я понял. Тогда… прежде всего, как её зовут?

Услышав мой вопрос, Юи обратила свой взор на нее, и девочка быстро подняла лицо и ответила.

"Я Сел"

— Сел… хм...

Естественно, её имя, скорее всего, образовано от селеста. Кивнув, я продолжил свои расспросы.

— Сел, у тебя есть возможность связаться с твоим хозяином?

"Запрашиваемые данные отсутствуют в хранилище".

Ну, тем не менее, это было нормально. Люди обычно не записывают свои телефонные номера и почтовые адреса в велокомпьютер. Получив ожидаемый ответ, я произнёс следующее указание.

— Тогда, отобрази маршрут предыдущей поездки, пожалуйста.

"Да, Хозяин".

После, примерно, двухсекундной задержки, карта южной Сайтамы отобразилась в моём поле зрения. При увеличении до окраин Аракавы постепенно проступила светло-голубая линия. Предыдущий владелец тоже обычно проезжал по этой Велосипедной Дороге. Чувствуя облегчение от того, что место не было удалённым, я сфокусировался на отображённом маршруте.

Одна поездка протяжённостью, примерно, в 30 километров, и точкой отправления был Фуджими, Сайтама. Достаточно, чтобы вычислить дом предыдущего владельца. Парк, который я выставил в качестве пункта назначения, был в стороне от курса примерно в 2 километрах или около того, так что это значило, что я смогу вернуть этот Бьянчи уже сегодня. То есть, пока владелец не ушёл. Кроме этого, мое решение.

— Сел, я не твой хозяин. Ты хочешь вернуться к своему настоящему хозяину?

Услышав вопрос, Юи мягко покачала головой, опустив веки.

"Прости Папа, я не в состоянии преобразовать этот вопрос".

— А-а… Понятно, чего и следовало ожидать. Извини насчёт этого.

Конечно, Сел не показала никакой ответной реакции, но моё сердце уже всё решило. Быть такого не может, чтобы она не хотела вернуться, так ведь?

— Юи, смени пункт назначения на точку отправки из данных, полученных от Сел.

"…Да, Папа. Изменение маршрута завершено".

— Хорошо… Тогда, погнали!

Обратно зафиксировав мою правую ногу на бесклипсовой педали, я вновь повёл Бьянчи против южного ветра.


Характеристики Сел, должно быть, несоизмеримо ниже, чем у Юи, но она скрывала в себе неожиданные способности.

Получив данные с GPS через Юи, Сел начала в деталях передавать важные моменты Велосипедной Дороги. Слепые пятна, вызванные барьерами, не допускающими въезд четырёхколёсного транспорта, или препятствиями, и более того, даже проломы различных размеров были точно указаны ею, так что моя поездка ощущалась более уверенно. Разумеется, это не охватывало препятствия, которых не было там два с половиной года назад, но она, казалось, собирает данные автоматически.

Стоящая на мобильнике и дающая мне указания, такие как: "Дорожное покрытие в плохом состоянии, через пятьдесят метров" или "Здесь двадцатисантиметровая разница в уровне, пожалуйста, медленнее", Сел, казалось, совершенно как фея, живущая в велосипеде. Благодаря ей, я достиг первоначального пункта назначения искрой спустя девяносто минут после выезда из дома, не встретив по пути ни малейшей проблемы. Я планировал развернуться здесь, но вместо этого продолжил движение вперёд, после того как вновь наполнил свою фляжку. Переехав мост на юге парка и въехав в Фуджими, я ехал около пяти минут через жилой район до тех пор, пока навигационная стрелка не исчезла в мгновение ока.

"Папа, мы прибыли на место назначения".

Я слушал, что говорит Юи, в то же время осматривая окрестности.

Справа от дороги была детская площадка. Слева располагались ворота частного дома. Таким образом, этот дом, безусловно, может рассматриваться как место жительство предыдущего владельца. После того, как это проскочило у меня в голове, я, наконец, осознал, как сдался бы, окажись в точке назначения многоквартирный дом или кондоминиум, но, полагаю, в конце всё обернулось к лучшему.

Спешившись с Бьянчи, я посмотрел на строение сквозь чёрную ограду. Белый минивэн стоял под навесом на газоне, и три велосипеда, мамачари, были припаркованы у входа.

Вероятно, я больше узнаю о живущих по соседству, если посмотрю поближе, так что я укрепил свою решимость и протянул руку к интеркому.

Протяжное «да» немедленно прозвучало в ответ, так что я представился, и кратко описал цель своего визита. А именно, что я привёз велосипед, который, возможно, был украден из этого дома. Вышедшей из прихожей оказалась женщина, которой на вид было за двадцать. Она пересекла двор почти бегом, постукивая босоножками, и открыла ворота, опешив в тот момент, когда увидела меня – нет, велосипед. Хотя на тот момент, я был примерно на восемьдесят процентов готов к тому, что Бьянчи был краденным, я всё ещё объяснял детали обстоятельств. Как велосипед был куплен в комиссионном отделе веломагазина, в Кавагоэ. Как мне показалось странным, что остался регистратор данных, и как я попал сюда по записям маршрута. И наконец, как я хотел бы вернуть его, если того пожелает владелец.

— Поняла… так вот, как оно было. Я сожалею, что заставила тебя так далеко отклониться от твоего маршрута ради этого.

Женщина, которая опустила голову, её связанные волосы покачивались позади, приняла какое-то сложное выражение лица и продолжила.

— Этот велосипед принадлежит моему младшему брату, студенту университета… точнее, принадлежал. Но он не был украден или что-то в этом роде.

— Э-э… он был продан? Если так, то в таком случае, почему данные всё ещё…

Когда я переспросил, удивлённый тем, что он не был украден, на лице женщины появилось растерянное выражение. Спрятав обе руки в карманы её темно-синей меховой куртки, она взглянула на второй этаж дома. Одно из окон напротив веранды было занавешено наглухо, без единого просвета, несмотря на дневное время. Вновь обратив взгляд на меня, спустя некоторое время, женщина медленно начала говорить.

— Моему младшему брату было запрещено кататься на велосипеде из-за некоторых обстоятельств, произошедших осенью, три года назад. Причём, это не было травмой, болезнью или чем-то другим подобного рода… просто до осени прошлого года, как бы это сказать… он был прикован к постели…

Сразу, как только я услышал, как она дошла до этой части, я сделал резкий вдох и широко раскрыл глаза.

Началось три года назад, судя по всему, осенью 2022; закончилось в прошлом году, судя по всему, осенью 2024; прикованный к постели не по причине травмы или болезни. Если это было так, говоря конкретно, то обстоятельствами, о которых говорила женщина…

Перед замолкшим мной, женщина продолжала говорить с опущенными глазами.

— Его тело полностью ослабло, когда он вернулся в сознание… несмотря на то, что он смог ходить после реабилитации, он запирался в своей комнате всякий раз, как только возвращался домой. Он не ходит в университет, и, конечно, ни единым взглядом не удостаивает велосипеды… Он лишь продолжает играть в VR-игры всё время. И когда он не остановился даже в следующем году, отец в гневе избавился от велосипеда, не заботясь о последствиях. Для него это тоже должен был быть подарок за поступление в университет…

Добравшись до этого места в её рассказе, женщина подняла лицо и неловко засмеялась.

— Боже мой, я очень сожалею о том, что вы слушаете всё это, несмотря на то, что к вам это не имеет никакого отношения. Вот почему этот велосипед не краденный. Я уверена, что мой брат больше не будет на нём ездить, так что я верю, что велосипед будет счастливее, если вы будете ездить на нём.

— …Понимаю, так вот как оно было… — пробормотал я и бросил взгляд на Бьянчи.

Поняв разговор с женщиной, Юи, сидящая на руле, продемонстрировала обеспокоенное лицо, но выражение лица Сел, стоящей на КПК, оставалось неизменным. Ожидая следующей команды от «Хозяина», она стояла без малейшего движения.

— Ваш младший брат учился на факультете прикладных наук?

Женщина моргнула и кивнула на мой вопрос.

— Да, он посещал довольно продвинутый университет науки и технологии в Токио. Как..?

— Доработка этого велосипеда сделана на уровне, несколько недоступном для любителя. Именно благодаря ей я смог проделать весь этот путь, хотя…

— Понимаю… Киригая-кун…так ведь? Я имею в виду, большое спасибо. Я передам младшему брату, что ты заходил. И что этот велосипед всё ещё крепок, даже сейчас.

— …Хорошо.

Мне ничего не оставалось, кроме как, ответив так, опустить голову.

Я примерно на девяносто процентов уверен, что младший брат этой женщины, стоящей передо мной, был «выжившим в SAO», как и я. Я на собственной шкуре познал, насколько ослабевает тело за двухлетний период комы. Особенно для велосипедистов, должно быть, трудно смириться с чувством потери, приходящим с атрофией их кропотливо тренированных ножных мышц. Так что, для него не было странным отказаться от желания когда-либо снова ездить на велосипеде.

Как бы то ни было. Мне хотелось верить. Что, по крайней мере, у младшего брата женщины остались чувства к «Сел»… персонифицированному интерфейсу, в который он вложил свою любовь; любовь, заставившую встроить в каретку динамо, преобразующее силу его ног в электричество и закачивающее его в батарею.

— Э-эм… Могу я задать вашему младшему брату вопрос? Разве он не заберёт хотя бы регистратор данных? – сказал я, и женщина слегка наклонила голову, но ответила «хорошо» и достала мобильник из кармана куртки. Она не стала звонить, а вместо этого отправила e-mail и снова посмотрела на второй этаж дома. К счастью, он, видимо, не был в полном погружении в тот момент, так как завеса на окне слегка шевельнулась – или так показалось. Спустя некоторое время заиграл рингтон с мобильника женщины.

— Эмм… штыштырь должен быть вытащен в первую очередь, затем ты сможешь удалить дата логгер, если потянешь за кольцо внутри подседельной трубы… эй, Киригая-кун, ты понимаешь это?

— Да.

Я с улыбкой кивнул и ослабил зажим подседельного штыря Бьянчи, прислонённого к воротному столбу. Полностью вытянув седло из рамы, и заглянув в трубу, я и вправду увидел маленькое колечко. Увидев, что он не заметил этого, дядя в Ринриндо, скорее всего, уволился бы.

Просунув кончик пальца в кольцо, я осторожно приложил к нему усилия; я смог почувствовать, как что-то выходит. К концу аккуратно вытянутого кольца было прикреплено небольшое устройство сбора данных. Удалив шнур, который вышел, по всей вероятности, вместе с динамо, я вручил устройство женщине.

С мыслью, промелькнувшей в моём разуме, я посмотрел на руль; фигурка Сел была всё ещё там. Возможно, это потому, что терминал зарядился до определённого уровня, но, похоже, соединение с Юи всё ещё поддерживается. Однако, ANT+ был протоколом беспроводного соединения сверхкороткого радиуса, так что, соединение будет разорвано, когда женщина вернётся в дом.

— Спасибо. Я передам его моему младшему брату.

Женщина, которая получила регистратор данных, опустила голову и говорила так, будто эта конкретная мысль только пришла ей в голову.

— Верно, Киригая-кун, если ты не против, не мог бы ты сказать свои контактные данные? Я привезу младшего брата в Кавагоэ поблагодарить тебя, даже если он никогда не будет в настроении, чтобы пойти и купить новый велосипед.

— Э, нет, вы не должны…

Я принял мобильник женщины, несмотря на попытки быть вежливым, и напечатал моё имя и почтовый адрес перед тем, как его вернуть. Она сообщила мне своё имя, а затем еще раз низко поклонилась.

— Огромное искреннее спасибо. Пожалуйста, хорошо позаботься об этом велосипеде.

Выпустив из вида женщину, которая вернулась в дом, я посмотрел на руль Бьянчи.

Соединение прервалось, и лазурная фея, стоящая на мобильнике, исчезла; но непосредственно перед этим…


Она мило улыбнулась, или мне так показалось.


Весенний ветер был переменчив, и к тому времени, как я собрался возвращаться в Кавагоэ, он сменился с южного на северный. Другими словами, моя поездка домой, скорее всего, будет против ветра.

Через какое-то время я начал поездку от невзгод на Велосипедной Дороге, в то же время Юи крикнула, указывая на дорогу.

"Папа, через тридцать метров выбоина!"

— Хм, а разве раньше мы ехали не по противоположной стороне?

Юи самодовольно выпятила грудь, к моему удивлению.

"Я получила данные о дорожном покрытии от Сел-сан! Мы также разговаривали и о множестве других вещей!"

— Разговаривали… о…

«Сел не может разговаривать так же, как это делаешь ты», – сдержав эти слова, я просто сказал: «понятно», и улыбнулся.

Ведь для Юи человеческий язык – это не более чем один протокол связи из множества.

Сидя на руле и раскачиваясь вправо и влево, так она сообщала о состоянии дорожного покрытия, Юи вдруг повернулась и заговорила.

"Папа, мы когда-нибудь снова повстречаем Сел-сан?"

— Ага, мы с ней встретимся, я в этом уверен.

Кивнув, я переключил передачу, а затем надавил на педали изо всех сил.

Послесловие автора Править

С вами Кавахара.

Я только что закончил писать то, что обозначено, как побочная история SAO, несмотря на полное отсутствие в ней игр, и впервые полностью рассказывающая о моих персональных хобби.

Сюжетом, который я придумал, изначально было что-то вроде: "Кирито дарит шоколад эскадре девушек, в качестве выражения признательности", но причиной, почему я этого не написал, была доставленная экспресс почтой посылка, помеченная "Содержит: продукты питания", так что я подумал: "Это, должно быть, шоколад от моих читателей", и открыл ее с предвкушением, но когда увидел, что она содержит образцы «AW x SAO Черно-белых мандзю[10]», рухнул на колени. Не, эти мандзю действительно были вкусные. И шоколад я тоже получил через пару дней. Большое спасибо.

Итак, эта история стала "Рассказом о Кирито, катающемся на велосипеде", но это история, которую я уже давно хотел написать, так что я буду рад, если она вам понравится. Я напишу историю, затрагивающую игры, в следующий раз.

Примечания Править

  1. Обычно слово celeste переводится именно как лазурный, хотя это совсем разные цвета. Здесть и далее в тексте под лазурным подразумевается именно селеста.
  2. Тиффани блю — мятно-бирюзовый цвет, широко используемый ювелирной компанией Tiffany
  3. Ринриндо – дословно Дзынь-дзынь-до – японские компании часто к своим названим добавляют -до, что можно перевести как храм, святыня. Таким образом название магазина можно понять, как "Велосипедная святыня".
  4. Mountain Bike – горный велосипед.
  5. Около 2 000 USD
  6. Augmented Reality – Дополненная реальность (анг.)
  7. Каденс – частота вращения педалей.
  8. Все системы в норме. Навигация и регистрация данных, режим ожидания.
  9. Мамачари — популярный в Японии "велосипед для мамочек". Характерными особенностями являются низкая рама, багажная корзина на руле, велофары, закрытая цепь и другие детали позволяющие удобно использовать велосипед для покупок, поездок с детьми и других бытовых нужд.
  10. Мандзю — булочка с фасолевой начинкой.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики