ФЭНДОМ


Versus II
SAO MKnR v02 a
Автор Рэки Кавахара
Перевод Rindroid
Опубликован 10 октября 2014


Текст на РуРанобэ.

Глава 1Править

— Эй, братик, что такое квантовый компьютер?

Сколько на самом деле существует в мире старших братьев, которые могут без запинки дать адекватный ответ на вопрос младшей сестры-старшеклассницы, никогда не блестевшей умом в математике или физике и вообще ничего не смыслящей даже в архитектуре фон Неймана?

Я, по крайней мере, точно не такой супербрат, потому конские бобы на моей вилке зависли над столом по пути ко рту, и я секунду промычал.

— Хммммм.

В тот миг моя младшая сестра изобразила глубочайшее сожаление и слегка опустила голову.

— Ах, прости, есть вещи, которые даже ты не знаешь, братик? Мне не следует постоянно спрашивать тебя обо всём, а попытаться иногда узнать всё самой.

Быть в положении «братика» жёстко, и я не мог покорно сдаться, когда она такое сказала. Пока бобы оставались висеть в воздухе, я кашлянул.

— Нет, ну, дело не в этом. Я расскажу, если тебя устроит грубое объяснение.

— Ага!

Энергично закивав, моя сестра, Киригая Сугуха, невинно улыбнулась.

Наша мама, которая работала редактором в журнале новостей цифрового мира, почти всегда просыпается поздно по выходным, потому Сугуха и я попривыкли готовить завтрак на троих, а есть его только вдвоём. Сегодняшнее меню состоит из простого для приготовления ризотто с консервированным белым соусом, римского салата, цветной капусты, конских бобов, йогурта со свежей черникой и кофе с молоком, с кучей молока.

Отправив правой рукой бобы себе в рот, я сразу начал прокладывать дорогу к объяснению сути.

— Эээ, сперва о том, что такое квант…

— Я знаю. Это элементарная частица! Как атом или электрон.

Не промедлив ни секунды, я придрался к словам Сугухи.

— Бзз[1]! Двойная ошибка.

— Что? Где?

— Прежде всего, атом не элементарная частица. Потому что атом состоит из протонов, нейтронов и электронов.

— Тогда они и есть элементарные частицы?

— Бззз! Старые учебники могут так их описывать, но сейчас из них только электрон остаётся элементарной частицей.

Потому что протоны и нейтроны, как выяснилось, образованы из более мелких частиц под названием «кварки». Другими словами, элементарными частицами стали кварки.

Добавив про себя «пока что», я указал на вторую ошибку.

— К тому же квант не эквивалентен элементарной частице.

— Чтооо?..

— «Элементарная частица» — выражение, которое указывает на «существование», а «квант» — слово, которое указывает на «состояние»…

— Чтооо?..

К этому моменту над головой Сугухи уже повис небольшой знак вопроса, так что я не промедлил с пояснением.

— Д-другими словами, элементарные частицы — мельчайшие единицы «материи», а кванты — мельчайшие единицы «физической величины»…

Знак вопроса над Сугухой увеличился. Если она спотыкается уже сейчас, то нам никак не добраться до квантовых компьютеров.

— Л-ладно, я объясню это проще. В ризотто где-то двести… нет, триста килокалорий, так?

Когда я сказал это, Сугуха слегка недовольно кивнула.

— Тогда рисинка — элементарная частица, которая не может развалиться и несёт в себе только 0,001 килокалории… другими словами, одну калорию, так?

— Хм, невозможно. Если не ошибаюсь, мы учили, что в порции риса где-то три тысячи зёрен, а если там так много зёрен, то в одном содержится: триста разделить на три тысячи — 0,1 килокалории… Сто калорий, так? Чтобы получить одну калорию, нужно разделить зерно на сотню кусочков.

— Но раз это элементарная частица, у тебя не выйдет. Говоря иначе, калория, нет, энергия ризотто может быть представлена лишь в виде разбросанных тут и там зёрен… на каждое из которых приходится сто калорий. Обдумай идею, что наименьшее количество энергии — это квант.

— Хмм… Кажется, я и понимаю, и не понимаю…

Сугуха всё ещё смотрела неуверенно, но я не знал, насколько это затянется, если мы сейчас застрянем на одном месте, потому продолжил:

— Ну, на практике ты можешь разрезать зерно на столько частей, сколько хочешь, но в случае, например, электроэнергии мельчайшая частица — электрон, и его совершенно точно нельзя разделить, так что в данном случае электрон — это квант. Энергия света тоже обладает мельчайшей единицей, и это фотон. Он тоже квант. Другими словами, квант — отсылка к элементарной частице с акцентом на её неделимость… хотя я не уверен, что можно так говорить.

— Угу.

Сугуха положила единственную рисинку на кончик ложки, будто уловив суть, вытянула губы и засосала её в рот.

— Тогда квант не объект, а, скорее, единица, так?


Хотя мне казалось неприемлемым согласиться с таким утверждением, я решил сказать «ага» и закрыть глаза на её мелкую ошибку.

— Ага, ну, пока что можно думать так. Итак, мы наконец вернулись к началу… Квантовый компьютер — это именно то! Компьютер, который работает на квантах!

«Тадам». Я представил в уме звуковой эффект, завершающий блистательное предложение, и смочил горло своим кофе с молоком, вздохнув с облегчением. Однако…

— Эй… ну… ты! Такое любой поймёт! Словно спросить про «кирикаэси госоку», и ты ответишь, что это «пять правил при выполнении кирикаэси»[2]!

Услышав её моментальный ответ, я пристально уставился в лицо своей сестры, состоявшей в клубе кендо. Точно, кирикаэси госоку походило на терминологию кендо. И это всё, что я понял.

— П-прости… Тогда я продолжу…

— Агась, не возражаю.

— …

Набив щёки сливочным ризотто с сыром, чтобы восполнить энергию, я задумался, как же теперь решить ещё более сложную задачу. Начать мне следовало точно с «эээ».

— Эээ, Сугуха-сан. Так называемая архитектура Неймана, которая используется в обычных компьютерах… тоже требует объяснения... да?

— Что это?

— Точно требует.

Готовясь к долгому объяснению, я снова кашлянул.

— Эээ, ну, проще говоря, архитектура Неймана основана на цифрах 0 и 1… Другими словами, управляется бинарным кодом. Информация, представленная одним нулём или единицей, это один бит. Если они объединяются в набор из восьми, то получается восемь бит. Передовой 128-битный процессор может обрабатывать сто двадцать восемь нолей и единиц одновременно.

— Хмм… И это так здорово?

— Именно! Есть только два способа, которыми можно выразить ноль и единицу с помощью одного бита. Если это два бита, то четыре способа: 00, 01, 10, 11. Если переведём в десятичную систему, то получится 0, 1, 2 и 3. А когда у нас четыре бита, сколькими способами их можно выразить?

— Восемь… нет, стой! Эээ… Если два бита — четыре способа, три бита — восемь, тогда четыре бита — шестнадцать?

— О, правильно. Другими словами, числа, с которыми справится 4-битный процессор, это 0-15.

— Хмм. Когда увеличиваются эти биты, происходит что-то хорошее?

Когда меня спросили о таком с серьёзным взглядом, я не смог тут же ответить. Много чего можно было рассказать, но когда речь заходит о примерах, которые может понять Сугуха…


— Ну, например, если возьмём старую 32-битную ОС, она может использовать в ОЗУ максимум 4 гигабайта, но если это 64-битная ОС, в теории она способна использовать шестнадцать эксабайтов, или 17200 миллионов гигабайт…

— Чтооо, в старых компах было всего четыре гига памяти? Даже в Амусфере намного больше…

— В-видишь, увеличение битности — хорошая штука, правда?

Так или иначе, я смог донеси до неё идею и, напившись кофе с молоком, вернулся к теме.

— Ладно, тогда… Давай посчитаем снова, сколькими способами можно выразить число, с которым управляется 128-битный процессор?

— Эээ… Р-раз умножаем на два, пять бит — тридцать два способа, шесть бит — шестьдесят четыре, семь бит — сто двадцать восемь, восемь бит — двести пятьдесят шесть… Такими темпами я не смогу сосчитать в уме до ста двадцати восьми!

— Ага, я тоже. Другими словами, это два в степени сто двадцать восемь, так что давай посмотрим…

Как и ожидалось, я никак не мог высчитать подобное число в уме, потому попробовал вычислить его с помощью коммуникатора, оставленного на столе.

— Посмотрим… похоже, 340282366920938463463374607431768211456 способа. Тридцать девять знаков, да?.. Какое там максимальное число можно выразить с помощью кандзи?.. Десять миллиардов и…

— Понятия не имею, давай назовём его просто суперздоровенным числом! В смысле… если даже нынешний компьютер способен выполнять такое немыслимое число операций, то уже нет смысла в квантовом компьютере!

Я поспешно остановил свою младшую сестру, единственной фразой перечеркнувшей машину мечты, которую с такими усилиями разрабатывают учёные по всему миру.

— С-стой. Даже удивительный 128-битный процессор плох в некоторых вещах.

— Каких же?..

— Например, разложение на простые множители.

Услышав такое, Сугуха выражением лица спросила: «Что это?»

— Ты ведь учила это в средней школе? Выражение целого через его составные простые числа. Как помню, ничего хлопотного.

— О, раз уж ты заговорил. Как насчёт разложить 33 на простые числа?

— Посмотрим, на два не поделить, а если разделим на три, получим одиннадцать… вот и простой множитель, так что всё. Ответ три на одиннадцать.

— Правильно. Тогда…

— Как насчёт разложить на простые множители 7663?

— Уиии?!

Издав странный звук, Сугуха наморщила лоб и, подумав немного, принялась химичить с коммуникатором.

— На три… не делится, пять тоже не подходит, 7… тоже, 11 тоже, 13 тоже, эхх, и какое там следующее простое число…

— Видишь, не так-то просто. Кстати, ответ 79 на 97. Задать вопрос легко, вот только разделить получилось лишь на большое простое число.

— Ух, думаю, я догоняю… А, но, если воспользуешься компьютером, ему ведь потребуется на вычисление мгновение? Я просто могу разделить 7663 на простые числа по очереди и найти ответ, дойдя до 79.

— Ага, типа того. С такими числами потребуется меньше десяти секунд. Но простые числа идут до бесконечности. По мере увеличения цифровых значений значительно увеличивается время, необходимое для разложения. Разложение на простые множители используется в RSA-криптосистеме, которая помогает нам в Сети, но если решишь разложить число из ныне используемых 2048 бит… другими словами, шестьсотсемидесятизначное число… на простые множители с помощью компьютера с архитектурой Неймана, то на это может уйти больше десяти лет даже на самом шустром компьютере в мире.

— Д-ДЕСЯТЬ ЛЕТ?!. Даже Юи-тян?!

В момент, когда я услышал вопрос Сугухи, я принялся озираться по сторонам, хотя и находился в реальном мире.

К счастью, моя любимая дочка, ИИ типа сверху-вниз Юи, это не услышала, так что я выдохнул с облегчением.

— Эй, не говори так про Юи! Знаю её, она поди скажет что-нибудь «Я попробую!» и не вернётся десятки лет.

— Ахаха, похоже на то.

Глядя на беззаботно смеющуюся Сугуху, я вздохнул. Затем закинул в рот сливочное ризотто и привёл мысли в порядок, пережёвывая еду.

— Итак, ну, есть вещи, в которых плохи даже нынешние компьютеры. Но если использовать квантовый компьютер, он может в мгновение ока разложить на простые множители даже большее число… наверно. Если внедрить эту возможность сейчас, то не останется ни одной надёжной криптосистемы.

— Хмм… И как же квантовый компьютер может их быстро разложить?

От мысли, что мне придётся объяснять и это, я ненамеренно закрыл глаза. Если честно, я сам не уверен, что полностью понимаю, «как» такое возможно.

Но если я сейчас сдамся, какой смысл было так распинаться, потому я принял вызов, хотя это уже начинало попахивать безрассудной отвагой.

— Ну, в самом начале я объяснил про квант.

— Ага. Рисинки, которые нельзя больше разделить.

— Н-ну… точно. Итак, поскольку квант очень маленький, происходит много странных вещей. Одна из них — нечто под названием «состояние суперпозиции»… Например, если попытаешься закрыть атом в маленьком ящике, он станет вращаться либо по часовой, либо против часовой стрелки, но до наблюдения это не определено. Дело не в том, что это неизвестно, оно именно не определено. Это состояние, при котором вращение по часовой и против часовой стрелки накладываются друг на друга.

— Чтооо? — сказала Сугуха с лицом, выражающим «Что этот парень говорит?» — Тогда возьми и определи это! Если откроешь ящик, тут же узнаешь!

— Смешно такое слышать, учитывая очень малые размеры атома, который после открытия ящика изменит своё колебание, вращение и тому подобное. Короче говоря, подлинный квантовый компьютер до сих пор не существует потому, что очень сложно измерять атомы… точнее, их квантовое состояние.

— Хмм…

Хотя ей давалось это нелегко, Сугуха кивнула.

— Значит, если вращение атома перекрывается, происходит что-то хорошее?

— Да. Например, если примем вращение вправо за ноль, а вращение влево за единицу, тогда один атом может нести информацию об одном бите, но… наложение вращения означает, что возможно состояние одновременно нуля и единицы. Это называется квантовым битом или кубитом, и что важно, в отличие от существующих компьютеров, которые в основном могут обрабатывать одновременно одно число, квантовый компьютер, использующий квантовые биты, может высчитывать множество чисел в один момент времени. В общем, как видишь, благодаря их наложению.

— Чтоооо?

— Я хорошо понимаю, что ты сейчас чувствуешь, Сугу. Но прошу, пока что глотай как есть!

Набив щёки конскими бобами и захлопнув рот, Сугуха сделала лицо, которое трудно поддавалось чтению, но вскоре она разом проглотила бобы и что-то забормотала.

— Ладно, начну с тех частей, которые понимаю… Итак, мы собрали квантовый компьютер, выстроив в линию две тысячи сорок восемь атомов, которые могут вращаться по часовой или против часовой стрелки. Потом мы вводим 2048 бит… другими словами, шестисотсемнадцатитизначное суперздоровенное число, которое я упоминал раньше, и разложим его на простые множители. Квантовый компьютер выполнит множество операций деления на простые числа одновременно, используя состояние суперпозиции, и закончит вычисление за какой-то миг, хотя существующим компьютерам потребуются десятки лет. Ну, что думаешь, правда здорово?!

Меня, приложившего массу усилий и таки решившего её проблему, Сугуха окатила взглядом почти исподлобья и выдала короткое, безжалостное заявление.

— Братик, прости. Где-то со второй половины я совсем ничего не поняла.

Глава 2Править

— Вот как всё прошло… Вот вредина, правда, Хига-сан?

Слушая мои затяжные, тщетные жалобы, исследователь с заострёнными волосами, в грубых очках и футболке с логотипом старой игры отчего-то сделал мучительное лицо и ответил:

— Ты чё говоришь, Киригая-кун. Рассказать своей младшей сестренке, ученице первого года старшей школы, о квантовых компьютерах — это запредельно редкий ивент, какой бывает раз в тыщу лет! Если твоя сестренка выберет рут «это чудесно», то она в скором времени пробудит в себе способности к квантовой механике и попросится работать в Rath.

— Нет, точно нет.

Решительно ответив, я осмотрел просторную комнату.

По какой-то причине комната в мидтауне токийского Роппонги, другими словами, не так далеко от парка Хинокитё, принадлежавшего бывшему министерству обороны Японии, была забита всевозможной техникой, гремящей бесчисленными кулерами.

Предмет, на который я уселся, оказался гелиевой кроватью, присоединённой к машине внушительных размеров. Её корпус изготовили из алюминия, отбрасывающего тусклые блики. Машину, огромную настолько, что впору называть её владыкой комнаты, назвали «Транслятором души», STL. Машина, транслирующая душу. Подобное гипертрофированное название отнюдь не было картинным.

Потому что данное устройство являлось машиной полного погружения четвёртого поколения для работы с квантами, составляющими человеческое сознание, что позволяло напрямую взаимодействовать с душой.

Таким образом, в некотором смысле оно могло быть названо передовым квантовым компьютером.

Во время подготовки к погружению меня посетила идея, и я задал исследователю с заострёнными волосами, Хиге Такеру, вопрос.

— Если подумать, Хига-сан, а может этот STL выполнить 2048-битное разложение на простые множители?

— Н-ничё се вопрос от фонаря. Не может, потому что квантовый регистратор контроллера слабоват.

— А получится, если усилить регистратор?

— Н-ну, это будет… Не, не, я ничё не говорил! Недавно Кику-сан отчитал меня, узнав, как я попытался пропатчить регистратор, чтобы отхватить приз в конкурсе по RSA-расшифровке, так что больше я ни-ни!

— По-понимаю…

— Что важнее, ты всё установил? Врубить бы тест поскорей.

— Окей.

Кивая, я развалился на гелиевой кровати. Мне на голову медленно опустился интерфейс, выполненный на манер головного привода.

Причина, по которой я не сказал Сугухе про этот «квантовый компьютер», заключалась в том, что она определённо закатила бы истерику со словами «я тоже хочу пойти!». Однако для подозрительной воскресной подработки с «тестированием на живом человеке» хватало меня одного.

Так или иначе, в прошлый раз, когда я тут подрабатывал, я пережил нечто странное.

Погрузившись в заброшенный город на краю мира вместо тестового VR-пространства, я сразился против серебристого аватара, назвавшего себя «Сильвер Кроу».

Результатом стала ничья. Вернее, произошёл разрыв соединения, прежде чем стал известен результат. Но хотя я тщательно обдумал произошедшее, я всё ещё не мог найти ответ на вопрос, через какое такое испытание прошёл.

Но у меня появилось несколько догадок.

Я не говорил Сугухе, но причина данного события могла заключаться в возможности квантовых компьютеров производить несколько вычислений одновременно, и благодаря этому становилось возможно использование бесчисленных квантовых регистраторов, существующих в параллельных мирах… Вот такие велись дискуссии шутки ради.

Мог ли я в тот момент соединиться с похожим устройством из параллельного мира или будущего? А затем сразиться против Сильвер Кроу, который использовал его?..

В сущности, всё походило на сон. Нет, всё на самом деле могло оказаться сном. Во всяком случае, я больше не смогу проверить тот феномен. Вряд ли он произойдёт дважды.

— Ну ладно, начинаю коннект.

Слушая расслабленный голос Хиги, я опустил веки под головным приводом.

Глава 3Править

— «Вряд ли он произойдёт дважды», да?..


Пробормотав ошеломлённо, я попытался ущипнуть себя за правую щёку, но картина перед моими глазами не исчезла.

Для тестового пространства, куда меня погружали, выбрали яркий весенний лес. Однако под ногами не оказалось почвы, вокруг — деревьев, а в вышине — голубого неба.

Вместо леса появилось полностью белое пространство, изгибающееся со всех сторон. Внутри белоснежной сферы. Именно такое впечатление вышло бы самым адекватным.

По моему впечатлению, я несомненно попал в VR-пространство, но его размер понять никак не мог. Но если предположить, что мой аватар такого же размера, как и я в реальном мире, тогда диаметр сферы составит по меньшей мере триста метров…

Мой аватар?

Немного перемотав мысли, я осмотрел собственное тело.

При полном погружении через STL аватар автоматически генерируется из «образа себя» подключённого человека. В предыдущем погружении я воссоздал свой образ времён старого «Sword Art Online», получивший прозвище «Чёрный мечник». Слишком уж меня это тогда смутило, и на этот раз я попросил дать мне тестовый дефолтный аватар, но…

— На этот раз он, да?.. — немощно простонал я.

Точно не я времён SAO. Но как бы я ни смотрел, на мне красовался плащ из «Alfheim Online», живо напоминающий давнишний длинный чёрный плащ. Даже любимый одноручный меч висел за спиной. Зеркало нигде не завалялось, потому я не знал, дошло ли дело до точного воссоздания лица, но по ощущениям причёска мне досталась точно такая же, как на аватаре в ALO.

Закончив осмотр, я был вынужден это признать. Произошла та же «интерференция квантовых устройств», как и на прошлой неделе.

Учитывая это, появится ли снова серебристый воин Сильвер Кроу? Но ощущался этот мир совершенно по-другому. Сфера диаметром триста метров обладала внешней белоснежной стеной, на которой виднелись любопытные светящиеся узоры, но в остальном стена была полностью прозрачной. Кроме всего прочего, здесь присутствовал лишь один объект — небольшой диск, на котором я стоял.

— Почему это снова произошло… — пробормотал я со вздохом, но в тот же момент…


— Как раз это и хочу спросить, — раздался позади меня тихий, но низкий и сильный голос.

Без малейшей задержки я рефлекторно попытался вытащить меч со спины и развернулся кругом, но остановил правую руку, несмотря на опасную ситуацию, потому что узнал человека, стоящего у края диска.

Проницательные глаза под длинными чёрными волосами сосредоточились на мне. На теле, которое превышало меня по росту на несколько сантиметров, виднелся белый пиджак с изумрудно-зелёными участками, выглядящий как школьная униформа. Я не увидел на его груди никаких символов школы, но неужели ими выступали восьмигранные эмблемы на его плечах?

Хотя я не помнил эту униформу, чувство дежавю, которое нагнал на меня незнакомец, вовсе не было моим воображением. Это точно был «он». Загадочный NPC… или же игрок, который появился несколько дней назад в большом квесте в ALO в роли ивент-босса «Гиганта Бела». Он не назвал мне имя, потому я называл его так.

— Мы снова встретились, Безымянный-сан...

Хотя я вот так к нему обратился, человек нисколько не переменился лицом. Похоже, он тоже меня узнал.

— Так это ты… Кирито-кун.

Даже назвав моё имя, он не растерял остроты взгляда. Причина стала ясна после его дальнейшего высказывания.

— Значит, теперь тебя запутало в моей «реальности»?

— Под реальностью… ты имеешь в виду мир, в котором ты живёшь, Безымянный-сан? Это не виртуальный мир?

Я поспешно задал встречный вопрос, думая о том, что STL не способен соединиться с реальным миром. Но человек слегка качнул головой.

— Нет, я не это имел в виду. Это пространство — «Виртуальный репродуктор пяти чувств», с которым я экспериментировал. Но, разумеется, устройство, которое оперирует им, установлено в реальном мире. И… поскольку можно не опасаться, что я повлияю на твой квест, я тоже назову тебе своё имя. Я Шиба Тацуя.

— Шиба... Тацуя.

Я действительно не припоминал, чтобы слышал раньше это имя, которое только что повторил. И, оценив мою реакцию, глаза незнакомца по имени Тацуя на миг показали толику серьёзности.

— Ясно… несомненно, произошла интерференция, как и в прошлый раз. В таком случае, следует ли мне предпринять те же меры для устранения этого состояния… Интересно…

— Как в прошлый раз?..

Невнятно повторив его слова, я наконец вспомнил. В прошлый раз, другими словами, когда я столкнулся с ним в ALO, стоило нам в критический момент нашей битвы на мече и копье одновременно друг друга ударить, как соединение оборвалось. И точно так же вышло, когда я дрался против Сильвер Кроу.

— Нет, стой. Разве соединение разорвалось не из-за того, что цепь, соединяющая два мира, не выдержала напряжение от нашей битвы на максимальной скорости?.. Иначе говоря, другие методы тоже способны вызвать тот же феномен.

— Хмм… например?

Услышав спокойный призыв Тацуи продолжить мысль, я охотно задумался над ней. Смысл в том, чтобы оказать большую нагрузку на мир, так что… Додумав до сего момента, я припомнил утренний разговор с Сугухой.

— !..

Я неосознанно материализовал «крылья феи» на спине и оторвался от диска. Я сделал так, потому что хотел выдержать определённую дистанцию, но, дёрнув бровью, Тацуя прищурился и пробурчал: «Магия полёта, да?..»

В следующий миг он тоже поднялся над диском и завис на одной со мной высоте. Просигналив ему сохранять некоторую дистанцию, я изобразил с помощью воображения огромное число. Его я позаимствовал у операционной цепи STL — 2048 бит, шестисотсемнадцатизначный цифровой ключ.

— Шиба-сан. Это число — произведение двух простых чисел. Попробуй разложить его на простые множители с помощью устройства, управляющего симуляцией.

В таком случае на устройство ляжет гигантская нагрузка… и, следовательно, на цепь, соединяющую миры, что должно отменить состояние интерференции.

Глаза Шибы Тацуи, который парил в воздухе без каких-либо крыльев, отсвечивали любопытным голубым светом. Шестисотсемнадцатизначное число, которое я сгенерировал, тоже засияло белым. Постепенно все цифры завибрировали, и от оглушительной тряски задрожал сам мир.

Неужели этот парень… серьёзен?

Он разлагает 2048 бит на простые множители в уме?!

Оставляя моё удивление позади, амплитуда цифр возросла до максимума. Белый свет полностью окрасил сферическую стену и стал опалять мне глаза.

Вскоре линия цифр стала понемногу расходиться влево и вправо.

Под аккомпанемент ужасающего рокота разваливающегося мира число разложилось на два гигантских простых множителя.

Фигура Шибы Тацуи стала растворяться в белом свете. Пространство провалилось в бесконечную пустоту, и я закричал.

— Э-ЭТО НЕВОЗМОЖНО! ДАЖЕ СУПЕРКОМПЬЮТЕРУ ПОНАДОБИЛОСЬ БЫ ДЕСЯТКИ ЛЕТ!!!

На грани разрыва связи миров мне показалось, будто я слышу голос Тацуи, ответившего на моё потрясение.

— «Разложение» — моя специальность… Давай когда-нибудь встретимся вновь, юный Кирито.

ПримечанияПравить

  1. Кадзуто изобразил звуковой сигнал, знаменующий неправильный ответ в телевикторинах.
  2. Кирикаэси — термин из кендо, означающий серию последовательных ударов. Госоку — букв. «пять правил».

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики