ФЭНДОМ


WARMAGE ONLINE
НАДПИСЬ2
Автор Альтерлимбус
Жанр Технофэнтези
Количество страниц 132
Статус В процессе написания


Глава 1. Острова стрекоз. 07 октября Править

Небо приняло их туманным объятием.

Выход из подземного лабиринта шел под углом, заканчиваясь узкой горловиной, и, выбираясь наружу, могло показаться, что окунаешься прямо в бездонный туманный океан. После долгой зачистки и тяжёлого поединка с хранителем кэйва все немного расслабились. Следопыт — «глаза и уши» — шёл последним, прикидывая в уме, что из снаряжения обновить на выигранные деньги. Впереди шагал лидер — высокий стихийный маг. Под руку с ним шла девушка с тонкими эльфийскими чертами лица.

— Тарди, ты был великолепен!

— Просто верный выбор снаряжения и магии для щитов. Ключевое оружие хранителя — лёд, поэтому мы и взяли ледяную защиту по полной. Эона…, — бодрый голос мага вдруг перешёл в бормотание. — Не прижимайся так близко. Ребята… неудобно…

— Да они же точно так же обнимаются, — девушка хихикнула и обняла спутника за талию, шаловливо поводя ладонью пониже спины.

Их сопартийцы — два «щита», казавшиеся более коренастыми из-за навешанных доспехов — шли, чуть поотстав, болтая о ценах на новые руны с двумя девушками-хилерами.

— Скоро мы уже будем в Лориндэйле, — ворковала Эона. — и отпразднуем очередную победу в нашей любимой «Синей розе», а потом…

Маг-предводитель смущённо улыбнулся и приобнял девушку. Их путь пролегал по самому краю леса, среди разбросанных меловых выползней, где дорогу преграждала невидимая глазу сторожевая линия. Когда молодой маг пересёк её, раздался хлопок, и каплевидный шип, разогнанный заклинанием воздуха до скорости арбалетного болта, врезался ему в грудь. Фиал крови обвился ядовито-зелёным.

Из серого тумана беззвучно вылетела ещё одна капля — огненно-бриллиантовая — и, прожигая слои защиты, расплескалась по нагруднику девушки. Словно живые, пламенные брызги начали прожигать тело изнутри, одновременно снижая полоску здоровья. В считанные секунды она обнулилась, и девушка с тихим стоном распалась на искорки.

Следопыт обалдело уставился в темноту леса. «Щиты», более привычные к внезапным нападениям, мгновенно оценили обстановку и отточенными жестами активировали защитные барьеры. Целительницы синхронно прижали правые ладони к спинам своих спутников.

— Лечи Тарди! — крикнула одна из них.

— Не выйдет, — вторая, более опытная, дёрнула щекой. — Моих знаний не хватает даже на определение яда, какое там лечение. Готовься, сейчас начнётся.

Послышался голос, напоминавший хруст ломаемых костей.

— Игнио!

Из туманного леса вырвался поток огня. Это была плотная стена чистой стихии, устремлённая в их сторону волей врага и разогнанная до скорости торнадо. Вмиг лопнули защитные барьеры, а пятеро магических воинов превратились в огромные факелы. Секунды — и они рассыпались кучками пепла, который тут же исчез на земле. Огненная стена миновала предводителя маленького отряда. Мощный яд блокировал не только его движения, но и голос, и даже мимику лица. Как магическая статуя, он молча наблюдал появление их противника.

Тот возник из ничего, словно уплотнившийся туман. Невысокий, в роскошном винного цвета плаще с капюшоном, закрывающим верхнюю часть лица. Боевые магические перчатки, унизанные дорогущими кольцами, яснее ясного говорили о высоком статусе.

— Это яд чёрного скорпиона, — небрежно бросил «винный» маг, подходя ближе. — Он примерно третий-четвёртый по силе в игре. Из двадцати. Будь ты послабее, я мог тебя бросить тут, и ты бы медленно сгнил. Но… О! Пятидесятый уровень. Давно играешь?

Маг рассмеялся хрустким смехом.

— Пора бы научиться осторожности. Разве ты не слышал страшилок о чёрном киллере? Ну, не буду присваивать себе чужие лавры. Меня такие дурачки, как ты, прозвали Красный Ублюдок.

Разговаривая, человек медленно обходил своего пленника по кругу, словно акула, приближаясь с каждым витком.

— Ты купил информацию о ледяных атаках Хранителя. Но не учёл, что против огня ваша защита будет просто смешна. Мы же братья по цеху, ха-хха-ха, ты должен знать.

Тарди не мог даже скрипнуть зубами. После такой атаки всё снаряжение придётся чинить. Треть трофеев заберёт этот тип. Впустую часы напряжённых боёв… Но это издевательство — много хуже. Ведь даже не плюнуть в него!

— Дети, — похохатывал маг, подходя уже на расстояние вытянутой руки. — Щенки. Мамочкины слюнтяйчики. Вы и представить себе не можете, что значит драться за свою жизнь.

Он сделал пальцами сложное движение, и в руке появился сотканный из пламени тесак мясника. Это оружие ПК обрушил на парализованную фигуру. Ещё раз. И ещё. Лезвие врубалось в незащищённую шею с методичным чмоканьем. Тарди не ощущал реальной боли — Амусфера пропускала лишь слабые импульсы, вызывающие в худшем случае покалывание. Но ощущение инородного предмета в теле всё-таки присутствовало, а то, что этот предмет рубил его на куски, заставляло внутренне содрогаться всё существо.

— Вот так. Играй в тетрис, — с этими словами маг снёс тесаком голову. Аватар стихийного мага рассыпался кучей искорок, и туман поглотил поле сражения. Маг хрустнул пальцами и удовлетворённо пробормотал:

— Хорошо! Не так, как тогда, но хорошо. Бодрит. Ах, какие были деньки. Жаль, пришлось разбежаться. Эти фейерверки — слабая замена. Но хоть что-то.

Он с интересом порылся в рюкзаке. Нормально. За трофеи он выручит где-то 30-40 тысяч. Жаль, ничего не пригодится самому. Однако на это он и не рассчитывал.

— Впрочем, ведь не это главное, — усмехнулся «винный», проверяя записывающий кристалл. Дома он сможет ещё раз сполна насладиться сценой. Эта игрушка придавала ему сил!!! При регистрации обнаружился его талант к стихийной магии огня. С тех пор он, наверняка, стал не только сильнейшим огненным магом, но и стихийным вообще, взяв 111-й уровень. Редкое умение «концентрация пламени» и богатый опыт предыдущих VRMMORPG помогли быстрой прокачке, а плейеркиллинг принёс стабильный доход и редкие вещи. Игра позволяла вложение реальных денег, и этим он тоже регулярно пользовался. Через полгода о Красном Ублюдке слышали на всех архипелагах, а цена за каждый фраг на его персоне перевалила за 100 тысяч. Многие плевались при его упоминании. Со всеми вместе плевался Заклинатель Исинохара.

— Только и может, что пыхать огнём, — обиженно заявлял знакомым Исинохара-сан во время очередного посещения таверны. При этом он внутренне сотрясался от смеха. «Вам мой арсенал и не снился».

Туман чуть разнесло порывом холодного ветра.

— Ну, хватит тут стоять, а то придёт чёрный киллер. Гхааахха!

Активировав «вату невидимости», маг направился к прогалине, выводящей к вратам телепорта. Слева тёмно-зелёной стеной поднимался лес. По самой середине змеился ручей, а справа редкий подлесок прорезался высокой насыпью, вдававшейся в прогалину под прямым углом. Ближе к насыпи маг почувствовал какое-то движение, однако его тренированный навык разведки, активировавший заклятие сканирования местности, ничего не обнаружил. На самом краю видимости, метрах в трёхстах, из туманной завесы вынырнула фигура и двинулась по насыпи к ручью.

«Так бывает, — мысленно попытался стряхнуть маг свою тревогу. — Куча всего движется в этом мире. Возможно, что-то тестируют». Чтобы не выдавать себя голосом, он вызвал меню и с помощью кнопок активировал несколько защитных экранов, восстановил истраченный запас маны и подготовил мгновенный телепорт-кристалл и два самых мощных спелла.

Фигура медленно приближалась. Это был воин, закованный в доспех такого же серо-водяного цвета, как и окружающий туман. Усечённый конус шлема напоминал о временах Ричарда Третьего, с небольшой разницей: передняя часть держалась в районе висков заклёпками в виде цветков шиповника и, судя по всему, могла сдвигаться вверх. Тяжёлый плащ цвета вердигри трепетал от порывов ветра.

«Винному плащу» доводилось видеть крупные аватары, но этот был мощнее всех. Ростом около 7-ми футов, с бычьей шеей, обёрнутой пиксаном, с плечами шириной в замковые ворота, он неслышно ступал своими железными сапогами по песку, приближаясь к прогалине. На самой оконечности насыпи рыцарь остановился и посмотрел прямо в глаза огненному убийце. Тот пожал плечами и сбросил «невидимку». Рука вздрогнула от высвобождаемой мощи. Из перстней всех оттенков огня, как из жерл вулканов, извергнулись лавовые потоки, соединяясь в центре ладони.

— Игнио! Вайд!

От руки отделилась сфера перехлёстнутых ярящихся клубков и рванулась к стальной фигуре, прожигая, казалось, сам воздух.

«Глобула огненного уничтожения».

Полноценной защиты от заклинания этого уровня в игре не существовало вообще. Оно било по площади и обладало потрясающей скоростью. Кроме того, его критическая характеристика — удержание и ведение цели — не давала вырваться из огненной западни до самого конца. Рыцарь утонул в сердцевине ярящихся вихрей. Маг удовлетворённо кивнул — цель определилась чётко и сразу.

— Посмотрим, что от тебя осталось, — усмехнулся он. Спелл держался около минуты, затем сфера начала стягиваться к центру. Сквозь огонь медленно проступил шлем, округлые плечевые пластины и тёмный плащ, нисколько не пострадавшие. Маленький огонёчек сжался и потух прямо на бронированной груди. Неизвестный игрок шагнул вперёд и легко заскользил по склону. Один широкий шаг через ручей — и вот он уже возвышается перед винным магом.

— Ты крут! Ну, что — второй раунд?

Из рукавов плаща вылетели чёрные мушки и облепили рыцаря с ног до головы. От каждой к руке их повелителя тянулась огненная нить. Это была смешанная стихийно-хаос магия ближнего боя. Разрушительная многоточечная хаос-формация, подпитываемая ПРАЙМ-стихией — в данном случае, огнём. Сила, вложенная сейчас в него, могла вмиг уничтожить десяток игроков семидесятых-восьмидесятых уровней с приличной защитой.

Рыцарь спокойно шёл вперёд, словно все эти потуги его не касались. Песок взрыхлялся под его тяжёлым шагом, но почему-то абсолютно беззвучно.

— Мне пора! — маг хлопнул по пластине телепорта. Ничего. Ещё раз!

— Ладно. Убегу по старому, ногами.

Но в этот момент рыцарь преодолел разделявшие их тридцать метров одним шагом, словно растянутая резиновая лента хлопнула по руке.

— Золотой Шеврон!

Голос, абсолютно лишённый эмоций, кроме одной — ненависти. Но и та — с привкусом брезгливости к насекомому, которого надо раздавить.

Правая рука ударила, словно молот. Вспышки пробиваемых барьеров слились в маленький салют. А потом человек в винном плаще понял, что его поднимают в воздух, а что-то жёсткое и холодное торчит из его груди. Как жук на булавке, он болтался в воздухе, а глазные прорези шлема разглядывали его.

— Кто ты?! Я знаю тебя? Ты из ГМ-ов? Я что-то нарушил?

Маг всё ещё был в лёгкой панике от удара в грудь, но теперь быстро приходил в себя. Скорее всего, это открытый «полевой» тест новой системы боёв. Ему ещё и денег могут за неудобство отвалить.

— Нарушил? — безжизненно переспросил серый шлем. — Да, пожалуй. Ты убил девятнадцать человек.

— Что?!!! Откуда?!!! Это ж просто полигоны…

— Пришло время свести баланс, Золотой Шеврон. Ты кое-что задолжал — девятнадцати из Айнкрада.

«Винный плащ» дернулся, и холод из груди вдруг пополз в сердце, леденя кровь. Теперь он заметил, что незнакомец назвал его именем, которое он использовал там, в парящей железной тюрьме. Ужас медленно распространился в сознание.

Бежать! Пальцы нервными движениями извлекли из воздуха меню. Кнопка «выход» на месте. Тырк. Дзынь. Ещё. Ещё!

— Отпусти…х-хых… прошу-у, — захрипел маг, пытаясь стащить себя с железной руки.

— Я — ожившее в этом мире отмщение, — рыцарь медленно покачал головой. — Я — воля Айнкрада. Не того, сотканного из цифр. Реального. Просить бесполезно.

— Нет! Не-ет! — истерично засмеялся маг, пытаясь совладать с подступающим безумием. — Ты всего лишь игрок, такой же, как я! Куча полигонов. Что ты мне сделаешь здесь?

— Сейчас ты почувствуешь.

Бронированная латная перчатка прикоснулась к забралу, сдвигая вверх. В рассеянном утреннем свете виднелась затылочная пластина. Из глубины шлема на мага смотрела Пустота. Перед глазами Золотого Шеврона встала площадь Стартового Города и огромное, парящее в небе пустое одеяние.

— Протяни руку. Внутрь.

— Нет! Не… не хочу…

Рука против воли поползла вверх. Страх заполнил сознание. Это был безотчётный животный ужас соприкосновения с чем-то неведомым.

— ЕЕЕЕ-е-е-е!!! — зашёлся маг в крике. Если он протянет туда руку, случится что-то плохое. С ним. Точно. Но… н-н-н-невозможно противиться!

Пальцы.

Кисть.

Запястье.

Вся рука будто бы погружается в холодный океан, вытягивающий жизненную волю и заменяющий её страхом.

— Страх смерти, — проговорил пустой доспех, и звуковые волны отдались в руке огненного мага. — Истечение жизни — капля за каплей. Гниль. В своём мире ты станешь тем, что принёс в Айнкрад.

— Не … не хочу! Не хочуууу, — зашёлся в крике убийца, выдёргивая онемевшую руку.

Рыцарь опустил забрало и притянул свою жертву поближе, к самым пустым глазницам. Его безразличный голос вытолкнул какое-то слово, и маг исчез с тихим хлопком. Над тем местом, где он висел, загорелась прозрачная надпись: «Игрок рассоединён».

Рыцарь отвернулся и двинулся вдоль ручья неспешным, но отрицающим само пространство шагом, с каждым движением удаляясь на десятки метров, словно призрак-ветер нёс его, подобно осеннему листу


Глава 5. ДайФэрн. 06 Сентября Править

Рассвет окрасился в нежно-салатовый цвет с робкими проблесками лазурита. На узком каменном уступе, нависавшем над пенящимися волнами, застыла фигура девушки в сером плаще. На вытянутой площадке за её спиной выстроились маги Семьи Сато. Уния повернулась, и ветер сорвал с неё капюшон, взметав тяжёлые тёмно-русые косы. Дыхнул солёной утренней свежестью. Громада океана, бьющая в сланцевые стены, словно дотянулась до её души, и внутри прокатилась многотонная глубокая волна.

— Предки наших предков, — крикнула Уния. — Те, что жили в седой древности, знали ярость, которую их жалким потомкам не суждено познать. Каждый миг их жизни стоил наших без остатка. Они вдыхали в себя вселенную так сильно, что нас бы разорвало. Мы забиты и терпимы, зарыты по шею в законы и запреты, бессильно тянемся к звёздам, которые наши пращуры сжимали в руках. Костры их глаз смотрят с этого неба и видят погасшие угли никчёмных судеб. Я уже не буду такой как они! — голос девушки сорвался на всхрип.

— Их тяжесть раздавит меня! Их ярость не вместится в моё остывающее сердце! И в моём пустеющем мире некому принять мой вызов. И всё, что остаётся — это закричать в полусне-полуяви, окружающей нас. Закричать, чтобы растрескались эти холодные камни. И эти никчёмные кости в груди!

Изо всех сил!

Изо всех сил!

Уничтожить!

ВСЕХ!!!

— Да-аааа!!! — накатила волна криков.

— Телепорт, ДайФэрн! Вперёд!

Магическое окно раскрылось прямо в пустынные земли в полукилометре от замка. Раздался низкий утробный звук турьего рога, извещавший о начале битвы. Мастер-Странник обвёл посохом двухметровую арку, полыхнувшую шафрановыми завитками, и за жемчужной завесой показались каменные стены. Уния первой нырнула в кисею заклинания. За ней бросился ударный отряд из пяти лучших магов-берсерков.

Они возникли одновременно с ещё двумя группами — стихийными магами. Дальний от них отряд пытался выстроить защиту с подлечиванием «щитов» и одновременно атаковать чужие «тараны». Их земляные вихри уже качнулись в воздухе, когда свой удар нанёс второй отряд. Эти применили иную тактику — кто крепче. Самый прокаченный маг кастует стену ПРАЙМА прямо вокруг себя, так что она задевает и своих, и чужих. Расчёт делается на то, что от «родного» ПРАЙМА урон меньше. Когда закл рассеивается, выживших добивают сокланы. Но сил, чтобы поддержать свой «таран» обычно уже не остаётся.

Мир взорвался огнём. Игроки вмиг окутались волшебными пузырями, потрескивающими под напором магии. Пятеро «головорезов» Семьи Сато сжались в линию за спиной своего лидера, выставив боковые экраны.

— Аква, блэйд! — заорала Уния.

Сила потекла по рукам, словно вода по венам, складываясь в новое, ещё не виданное оружие. В левой руке возникло два полукруглых тридцатисантиметровых лезвия, соединённых изнутри перекладиной-рукоятью. Правая сжала полуметровый клинок-косу с подвижной рукояткой, торчащей под прямым углом, наподобие тонфу.

«Водный даггер Луны!».

«Темноводная коса!».

— Аххшш! — Магесса взмахнула руками, приняв стойку. Поверхности клинков зарябились волнами, словно вырезанные из тела океана. Система распознала начальное движение навыка «Морской удар».

— Ууу-й-йаааа! — мечи рванулись вперёд, пробивая огненный барьер и увлекая за собой их обладательницу. Треск пламени слился со звоном лопающихся пузырей — тёмная водяная коса вспарывала их, как гнилую ткань. Красные маги, сжавшись плотным кольцом для наилучшей защиты, остолбенело глядели на возникшую фигуру.

— Всех разом! — выдохнула Уния, и мощь штормовой волны прокатилась в ней, передаваясь клинкам.

— Ввв-эй! — водяная коса прошла насквозь.

— Не…, — начал главный, но тут же вместе с ещё тремя «стихами» распался на искры. Огонь немедленно спал. Из-за спины лидера атаковали остальные. Земля взорвалась под ногами огневиков, а усиленные посохи-палицы обрушились на их головы.

— Серый змей!

Маг-Странник применил очередной Спелл, и девушку бросило в воздух прямо над головами второго отряда.

— Хханн-н! — в падении она перехлестнула клинки, давая системе приказ. Водяные барашки побежали по поверхности мечей.

— Танец водяного тритона!

Навык мечника второго уровня. Система захватывает все цели в радиусе трёх метров и рассчитывает комбо. Тело Унии взвилось, повинуясь траектории ударов. Пенные лезвия кромсали полигонную плоть косыми ударами из немыслимых положений. Ища точки опоры, Уния отталкивалась то от земли, то прямо от тел, пока комбо не замкнулось.

— Ххааа! — пятеро из семи распалось горячим пеплом. Застывших в столбняке «щитов» сбили земляные палицы сокланов. Уния огляделась. Битва только началась. В нескольких сотнях метров на болотистой пустоши застыли основные силы «таранов». Гибель ударных отрядов заставила лидеров в спешке пересматривать планы. Обычно «тараны», чьи бойцы гибли у стен замка, объединялись и накидывались на «победителей», после чего совместно пытались вынести защитников призамковой полосы.

Семьи в чьи задачи входило расчистить плацдарм для более сильных, не могли вступать в сговор по определению. Первые бои шли до полного истребления.

— Найджел, — быстро проговорила Уния. — Открывай коридор к левому «тарану».

Лазоревый светящийся раструб соткался из магических нитей, вытянувшись в сторону пустошей. Уния разбежалась и нырнула. Маги Старшей Семьи Хайклаудс застыли в боевой формации «Кольцо». Ожидая дальнобойных файерболлов от «огневиков», которые в считанные секунды поджарили их товарищей, маги объединяли собственные щиты, вставая плечом к плечу и замыкая периметр. Вперёд выдвигались тяжелоэкипированные терране и хаоситы — лучшие в ближнем бою. Опытные знахари прикладывали руки и жезлы к их спинам для максимально быстрого наложения лечебных спеллов. В самом центре остались сам лидер и несколько дальнобойщиков послабее.

Они то и приняли первый удар. Реальность над ними распрялась, и лазурный портал извергнул вновь прибывших.

— Воздух! — успел крикнуть лидер, но это были его предпоследние слова. Уния рухнула на него, словно комок ртути.

— Взвэуу! — водяной меч-тонфу откинулся в исходное положение. Прыжок из низкой позиции. Правая рука вперёд и вверх. Раскрут. Поворот. Доли секунды — над головами "щитов. Падение… Удар!

Коса прянула, прошивая и строй хилеров и первую линию воинов. Фиолетово-янтарные вспышки пробитых полей. Вопли распадающихся на полигоны врагов. Удар посохом сбоку. Ввуххх. Кинжал, который девушка окрестила «предаггер», встретил оружие, с одного удара раскрошив его в труху. «Кольцо» рассыпалось, взорванное изнутри.

Её пятёрка крушила хилеров и дальнобойщиков, прикрывая спину своему лидеру.

— Она одна, сомнём ведьму Сато! Все ко мне!

Уния крутнулась, кончиком косы взрезав полигонное горло. Лидер Хайклаудс пытался собрать вокруг себя оставшихся магов. Их всё ещё было достаточно, чтобы повернуть ход сражения в свою пользу.

— Тера, онто… — начал мужчина.

— Аква! — воззвала морская ведьма, выбрасывая вперёд левую руку. Сила воды послушно отозвалась ей, сплетая жуткое трёхступенчатое заклинание, собранное Унией перед боем. Водный даггер сверкнул барашками волн, устремляясь вперёд начальным движением «Морского удара» и подгоняемый воздушной волной. А за ним вытянулась нить ПРАЙМ-канала. Пузыри «щитов» лопнули со звучным «буммм», лунный диск прошил несколько человек насквозь и с чмокающим звуком воткнулся лидеру точно в солнечное сплетение. Фиал крови «упал» почти до середины, но тут же начал заполняться лечащими зельями. Маг усмехнулся, но в этот момент Уния вскинул руку с открытой ладонью. Даггер затрепетал и с хрустом провернулся. Оборот. Оборот.

Маг тупо уставился на мясорубку в своей груди и взорвался водяными брызгами.

-Х-ха, — Уния подогнула указательный палец и резко согнула руку. Даггер, не переставая вертеться, полетел к протянутой руке, вгрызаясь в тела тех, кто оказывался на его пути. Ещё три аватара полыхнули и рассыпались рыжими искрами.

— Лидер убит! — завопил кто-то истошно. Краем глаза Уния заметила вспышки телепортов. Внезапно в трёхстах метрах от пятачка, на котором шло сражение, полыхнули огни пробиваемых экранов и гулкий «Бам-м-м» заполнил уши. Земля вздрогнула от множества каменных глыб, низвергнутых на «таран» огневиков.

А затем первый суб-лидер Семьи Сато нанёс свой удар. Песок вокруг огненных магов вдавился, прижатый пяткой невидимого великана, и взорвался, разметав сбившихся в «Кольцо» во все стороны. Начальная форма седьмой ступени атакующей ПРАЙМ-магии — «Взрыв». «Огненная стена», пробитая Унией у замка, относилась всего лишь к продвинутой четвёртой.

В распростёртые на болотных кочках фигуры элементалистов полетели рогатые пики Хаоса, ломанные Астральные молнии, слепящие мертвенно-фиолетовые Воздушные, каменные шары, расцвеченные ядовито-зелёными шлейфами горючего газа — союз Воздуха и Тьмы. Занося над головой посохи, ринулись в рукопашную «берсерки». Стоны, шипение и звон раскалывающихся аватаров разнеслись над болотистой равниной.

Отряд Унии сбился плотным кулаком у неё за спиной. Не менее тридцати членов Семьи Высших Облаков было уничтожено, включая их лидера. Оставшиеся — около десятка — отступали в сторону леса.

Девушка выступила вперёд. Лица её противников выражали недвусмысленную готовность сдаться. Морская ведьма наклонила голову, сложила клинки и наискось чиркнула ими друг о друга.

— Взяли! — и прыгнула вперёд. Она не воспользовалась системными приёмами. Сейчас ей хотелось самой рубить врага, ощущая полную власть над оружием.

— Х-ма-а! — разрубленный посох летит в сторону, и темноводная коса пробивает аватар колдуна от груди до бедра. Даггер отражает удар и сверху вниз хирургически точно рассекает пателлу.

— В-ву-ух! — разворот. Коса — словно топор в чурбак — вбивается в грудь очередного мага. Палицы её «берсерков» крушат челюсти и отбрасывают рассыпающиеся песком аватары. Ещё немного!

Штормовой клинок в изящном выпаде протыкает солнечное сплетение последнего колдуна. Крит. Бзын-ннь. Осколки.

— Най…

— Здесь, — усмехается мастер-Странник, и лазурная рука телепорта бросает их к подножию замка.

* * *

— Ве-едьма-а. — процедил страшного вида Лунный Эльф. Аватар, сгенерированный по алгоритму расы гоблинов, но с обязательными чертами ПРАЙМ-происхождения — тонкими длинными прядями жемчужных волос, огромными сапфировыми глазами и изящными пропорциями тела — доводил некоторых барышень до рвоты.

Система, свято выдержавшая пропорции рук, ног и общего телосложения, «забыла» про живот и ягодицы, каковые мячиками выпирали на тщедушном каркасе. Под небесно-синими глазами зиял вдавленный пятачок носа и ножевая рана рта, полная гнилых клыков. Глава Семьи бросил сапфировый взгляд на своего заместителя.

— Откуда прикатился этот колобок?

— Уния-сама, глава Семьи Сато…

— Баран! Репейник! Чахлый баклажан! — Лунный Эльф бессильно зарычал. Система запрещала мат, и приходилось как-то изворачиваться. — Откуда у неё арсенал холодного оружия сотого уровня? Да ещё с такими навыками? — Н… не знаю, лидер-сан.

Лунный Эльф наморщил низкий зелёный лоб, в задумчивости потирая бородавки на шее. Через несколько минут помощник возник в сиянии телепорта. Зелёный Лоб вопросительно взглянул на него.

— Я только что из…

— Ясно. И?

— Наши информаторы сообщают о вступлении в игру Старших Семей Титановых ветров и

Подземной Стаи, в союз с которой вошла Семья Унии-самы. По всему похоже, что она…

— «Таран» для них, — закончил Лунный Эльф. — Выходим из осады. При таком раскладе нам не победить. Пусть на её ножи насадятся другие!

* * *

Расположившись плотным полукругом, бойцы Семьи Сато приводили в порядок снаряжение: чинили то, что подлежало полевому ремонту или меняли на запасное; подключали добытые в недавнем бою кристаллы и зелья к фиалам; донастраивали экстренные телепорты; заводили в оружейные слоты новые заклинания. Кое-кто в спешке, взяв новый левел, менял характеристики, или даже листал аук в надежде прикупить что-то полезное.

Но главное — они закрывали живым щитом их будущий магический щит. Ростки терновника, посеянные их лучшим друидом, мгновенно укоренились и ползли вверх со скоростью сантиметр в минуту.

Укрывшись «ватой невидимости», Уния подвела к самому краю ручья молоденькую девушку лет четырнадцати — одну из своих близких подруг не только в игре, но и в обычной жизни.

Подключиться к источнику ПРАЙМА мог только избравший его основой. Уния, хоть и тяготела к воде, избрала путь Хозяйки зверей.

Обычно звонкий, журчащий на перекатах, играющий водоворотами, ручей здесь тёк настолько неслышно и медленно, что пылинки на его поверхности, казалось, застыли у их ног. Девушка-алхимик погрузила в воду кончики пальцев.

— Аква, — прошептали губы, и левая рука сжалась в кулак.

— Ну, Линукс?

Девушка подняла радостно заблестевшие глаза.

— Глубоко. Очень глубоко. В ста метрах есть выступы… пещеры… но дно уходит ниже… Речная бездна… ПРАЙМ!

Уния закусила губу, чтобы не закричать от радости.

— Умница! Золото моё! Постарайся замкнуть ПРАЙМ-канал на наш щит. И держи, сколько сможешь.

— Я постараюсь! Только… я ещё слаба для многоточечной ПРАЙМ-подпитки… И пропускная способность будет не очень большой… но я постараюсь!

Уния чмокнула подругу в щёку. Потом вдруг серьёзно посмотрела на неё и выговорила медленно, словно проворачивая внутри себя жернова:

— Если только… почувствуешь дискомфорт…слабость… неважно что, но… бросай всё! Бросай и выходи из игры! Немедленно! Это приказ, поняла? Ни один чёртов замок не стоит твоего здоровья!

— Ага! Спасибо, Ун-не! Амусфера всё держит под контролем, ты же знаешь. Да и Ауро — это лечебный прибор. Он только хорошее…

— И всё же. Запомни! — Уния помрачнела, припомнив рассказы отца. Тёмно-синяя жилка протянулась от ручья к юной магессе, и от неё — к проросткам терновника. Рост побегов мгновенно ускорился.

Уния перевела дух и только сейчас заметила, какая замечательная осенняя погода стояла на островах. В плотном утреннем ковре туч появились бездонные колодцы, сквозь которые ласково пригревало солнце. Пустошь расцвела желтовато-коричневыми, бордовыми и васильковыми пятнами. Было очень тихо, лишь изредка пролетали стрекозы — хозяйки этих земель.

Папоротники протягивали к ней раскрытые ладони, и Уния прикоснулась, поглаживая их. «Здесь так спокойно… А с главной башни, наверное, видно море… В холодные зимы у камина тепло… и на стропилах колышутся нити паутинки… Он так красив — мой замок. Вся моя жизнь — здесь. Если бы я могла жить так в обычном мире — я бы сделала это. Но я не могу. Никто не может».

Её ноги легко ступали по камням, пока она в задумчивости обходила крепостную стену. «Наверное, это головы и горбы троллей. Когда-то они на руках принесли сюда этот замок, но рассвет застал и окаменил их. Десятки тысяч лет они ждут…».

— Атака! — раздался крик часового.

Уния выбежала из-за угловой башни и чуть не попала под астральный шар. Её сокланы уже скрылись за полуметровой стеной медно-коричневых колючек. Уния перескочила заросли и распласталась рядом. Магические шары летели на них с трёх направлений. Она открыла приватный чат и быстро набрала: «Как ты?». «Норма!» — пришёл ответ от Линукс.

Тяжёлые земляные глыбы, яркие файерболлы, водяные волны — всё разбивалось о щит, нисколько не вредя осаждённым. Ниточка ПРАЙМ-подпитки утолщилась и напряжённо пульсировала. Сейчас через неё — через Линукс — проходят до сотни манн в секунду — как бы режим постоянного заклинания.

«Держись! — взмолилась про себя Уния. — Их резервы маны скоро исчерпаются и тогда… они подойдут поближе».

— Цинк! — крикнула Уния.

Поскольку слова «Стрелять» и «Не стрелять» были несколько нелепы в мире, где не существовало ни пороха, ни даже луков, а слово «Огонь» обозначало совсем другое, то для команд подобного рода использовались слова «Медь» и «Цинк».

Клан затаился за колючей завесой. Уже метр природной преграды закрывал пятьдесят отчаянных воинов. Уния с гордостью смотрела на решимость, читавшуюся на их лицах. За долгие годы под её началом собрались игроки, безоговорочно разделявшие её взгляды и признававшие лидерство.

Это была та награда, которую получает твёрдый, несгибаемый характер, не пугающийся открыто заявлять о своих жизненных принципах и подкреплять их большими делами.

Над пустошами раздался многоголосый клич, и поднялись боевые знамёна пяти Семей. Воздух над их головами вскипел от магических стрел всех ПРАЙМОВ. Засверкало так, будто северное сияние пустилось прямо на замок. Сухой жар огня и холодное дыхание воды ощутились их разгорячёнными лицами. Нападавшие добежали до ручья и плотной двухсотметровым фронтом перекрыли берег.

«Ближе … на этот берег…».

— Медь! — крикнула Уния. Десятки волшебных посохов высунулись из терновых просветов и разрядились давно заготовленной мощью. Уния максимально использовала «дырявость» щита, уникальное свойство, известное считанным единицам.

Материя пространства до отказа уплотнилась от посылаемых магических зарядов. Первый залп магов снёс центральную часть нападавших, выбив в их построении огромную брешь. Теперь оставшиеся разбились на группы, пытаясь защититься. Их стрелы и магические шары по-прежнему бессильно скользили по терновым колючкам.

«Всё, теперь они сообразят, что надо идти врукопашную». Так и случилось. Лидеры Семей и наиболее опытные игроки поняли безнадёжность своих дальнобойных атак. Одна из Семей — почти полностью уничтоженная — оставила поле боя. Оставшиеся навели переправы и пошли на штурм. Маги бежали, используя посохи как дополнительные щиты. От осаждённых их отделяло метров двадцать. Уния приказала сосредоточить всю магию на пятачке вокруг Линукс, куда пытались прорваться вражеские силы. Давление на щит ослабло, девушка послала в чат сообщение, что всё в порядке, но теперь брошенные в рукопашную воины пытались достать её.

Терновый щит сделал своё дело. Но в тот момент, когда Уния собралась отдать водяной магессе приказ возвращаться, группа спрутоидов-хаоситов прорвалась сквозь плотный огонь и обрушалась на Линукс. В несколько ударов беззащитная магесса оказалась уничтожена. Теперь она могла респавниться только в Утопии и через магический шар наблюдать битву.

Дальнобойные спеллы обеих сторон истощились, но стоило основным войскам Старших Семей подобраться вплотную в Терновому Щиту, как он будет изрублен вместе с его дерзкими творцами. Оставалась минута, не более. Как раз этой минуты и ждала Уния. Благодаря её находчивости и решимости они уже смогли уничтожить три Семьи практически без потерь. Но оставшиеся превосходили побеждённых противников как числом, так и уровнями бойцов-лидеров. Если её Призыв окажется недостаточно смертоносным — Семья Сато проиграла.

— Аква! Робур! Форк! — воззвала морская ведьма, вскидывая руки с двумя лучащимися кольцами — оранжевым опалом, символизирующим Воду, и тёмным изумрудом Призыва. Сила заклятья, сформировавшись в двуцветную перекрученную ленту, поднялась крутым изгибом и, словно с горы, скатилась в медленные воды ручья. Лента, как живая рука, посылала своей повелительнице ощущение нарастающего холода, давления глубин и сколькой плоти сонных рыбин, до которых дотрагивалась. Уния гнала её всё дальше в ручейную тонь. Внезапно заклятие упёрлось во что-то столь широкое, что обогнуть его оказалось невозможно. Фиал маны резко опустошился. Нечто вздрогнула и начало подъём. Спящий пробудился.

По всему двухсотметровому фронту сонная вода ручья вспучилась и вышла из берегов. Пенные холмы вспухали и рушились упругими волнами. Ближайшие к ручью маги замерли, пытаясь угадать, что вылезет из такого на вид безобидного ручейка. Со стороны могла показаться, что его глубина не превышает пары метров. Возможно, лидеры Семей посчитали, что ничего крупнее отряда карликовых рыбонов или пираноидов ждать не следует, и отдали приказ небольшой группе магов обхватить цепочкой опасный участок. Не более десятка магов с каждого берега следили за приближающимся Призывом. Основные силы — свыше полутора сотен — оказались лицом к лицу с Семьёй Сато.

Уния вынужденно удерживалась от боя — её заклятье требовало полного сосредоточения и контроля. Терновый Щит выдержал первые контактные атаки, и пока что осаждённым оставалось лишь не давать перелезть через него.

Однако, три лидера, объединившись и используя свой Арсенал холодного оружия, уже прорубали брешь в колючих зарослях. Остальные, почувствовав удачу, спешили им на помощь.

По всей длине ручья вспух единый, особенно полноводный горб, отчего-то не желавший распадаться на волны. И морская ведьма уже знала, что это такое. Мастер-Странник подбросил её в воздух, и пологая дуга её полёта расчертилась сапфировыми звёздочками. Когда из ручья поднялась круглая массивная голова, Уния приземлилась точно между гребешковых отростков.

Низкий, вибрирующий стон разнёсся над вересковыми пустошами ДайФэрна. Тинная вонь разлилась по округе вместе с расплескавшимися водами. Глава Семьи Шепчущих Камней, немного отставший от разрубающей Терновый Щит толпы, обернулся и побледнел.

— Твою хрень, — пробормотал он. — Ископаемый Гельминт-Мегалодон. Ну, нам капец.

Чудовище, еле вмещавшееся в берега ручья, огромный иссине-серый глист, яростными извивами смахнул прибрежную команду магов, словно мух. Затем он, подобно змее, поднял голову с восседающей Унией на три десятка метров и изрыгнул струю зловонного дыхания, ядовитым облаком накрывшую левый фланг. Маги падали, словно подкошенные. Уникальный спелл «Вонь юрского периода» — союз Воздуха, Воды и Земли, исторгнутый ископаемым червём, миллионы лет пролежавшим в заднице мира.

Однако, ударное ядро успешно защитилось, и в Червя полетели раскалённые стрелы, ядовито-зелёные глыбы камней, иззубренные кости и молнии стихийных ПРАЙМОВ. Тугая акулья кожа взрыхлилась от магических ран, однако, ни одна из них не оказалось достаточно глубокой, чтобы пробиться к жизненно-важной сердцевине. Слепая морда вознеслась ещё выше, повинуясь знакам управления — особому искусству, доступному лишь Хозяевам зверей.

— Вниз! — воскликнула морская ведьма, подкрепляя свои слова знаком. — Раздави их!

Пятидесятиметровая колонна, увлекаемая древней яростью Мегаладона, протаранила защитные экраны и сферы, сминая в кашу посмевшую противостоять ей мелюзгу. Шестиметровая — во всю ширину головы — пасть с тремя рядами акульих зубов, рвала и кромсала аватары, заглатывая некоторых целиком. В последний момент Уния оттолкнулась и, совершив сальто, приземлилась на самом краю справа.

— Добивать! — во всю мощь лёгких закричала она. Обнажив Темноводную и Даггер Луны, Уния ринулась в бой. Основные силы четырёх Семей оказались смяты и деморализованы чудовищным Гельминтом, но группа сильнейших бойцов — около десятка магов во главе с тремя лидерами — смогла пробиться за Щит и избежать серьёзных повреждений.

Обнажив мечи, Уния вынужденно разорвала командную связь с Призванным. Оставшись без хозяина, Ископаемый Гельминт утратил прежнюю ярость и теперь медленно сползал в ручей, огрызаясь на попадающих под его извивы магов.

В ушах девушки отзвучали мелодичные аккорды — благодаря опыту, набранному Призванным, Уния взяла сразу четыре уровня. Фиал маны вновь заполнился до отказа. Наверняка, ей открылись и новые супер-удары, но проверять сейчас не оставалось ни минуты. Небесный вестник должен был вот-вот появиться и открыть врата ДайФэрна. Ожидая нападения в спину от укрывшейся за Щитом враждебной группы, Уния, тем не менее, развернулась к центру. Сейчас важнее всего было соединиться с Семьёй.

— Водный удар! — звонкий голос морской ведьмы полетел над пустошами. Отливающая морской синевой Темноводная прочертила свой путь. Упиваясь боем, Уния рубила всё, что двигалось в поле её зрения. Магический клинок предохранял её от пущенных в упор заклятий и ударных посохов. Маги распадались искрами, каплями и песком, и сквозь них девушка уже видела свою Семью, остервенело прорывающуюся ей навстречу. Ещё миг — и они соединились.

— Почти! Почти все в сборе! — радостно выдохнула Уния, обводя магов взглядом. В этот момент

Терновый Щит рухнул, и замок предстал перед ними.

У центральных ворот застыли десять фигур. Последняя ступень к ДайФэрну. Семья Сато сплотилась вокруг лидера, выслушивая приказ.

— Всем разбиться на четыре группы. Найджел, постарайся забросить наших так, чтобы разделить боевой порядок противника на пять частей. Две центральные группы — удерживайте магов с внешнего края, пока я разберусь с главными. Группы левая и правая. Действуйте по обстановке, но не дайте им соединиться. Всё. В бой!

Воздух расплёлся сапфировой круговертью над головами последнего десятка, и маги обрушились на них. Уния, ожидавшая этого мига, перекрестила клинки.

— Водный бур!

Система распознала начальную стойку третьего уровня сложности. Клинки пришли в движение и рванулись к цели, ввинчиваясь в воздух. Её противник, Огненный маг, применил Мельницу, закрутив своё оружие — глефу — перед собой. Артефакты, рождённые самой магией, столкнулись с дробным звоном кузнечного молота, бьющего в наковальню. Их силы были примерно равны, и исход столкновения решила аура. Здесь с Унией мало кто мог потягаться. Глефа разлетелась сотней пламенных осколков, и Темноводная пробуравила грудь лидера насквозь. Даггер взрезал аватар с боков, и тот развеялся клубом дыма.

Ей снова повезло. Противники справа, хоть и осилили десяток её сокланов, но с тяжелыми потерями для себя. Их булавы не годились для ближнего боя с молниеносными клинками Унии. Положившись на себя, девушка поднырнула под вскинутые шарообразные навершия и, разведя руки в двойном боковом ударе, вспорола магам животы. Фиалы крови, и без того почти пустые, обнулились, и маги исчезли в аметистовых вспышках.

Развернувшись, Уния нацелилась на третью группу. Пара меченосцев, но одного её братья смогли уничтожить. Второй яростно сопротивлялся, но лишь до того момента, как в дело вступили морские клинки. Лучащийся астральный одати разлетелся, попавшись в захват даггера. За ним последовал и его хозяин.

Крайние группы из последних сил сдерживали атаки враждебных магов. И те, и другие пошли на риск и скастовали ударные заклятия собственных ПРАЙМОВ на себя. Мечи с шумом набегающей волны исчезли из рук Унии — последние резервы маны ушли на поддержание защитных сфер. Большая часть её соклан оказалась уничтожена ударами стихий.

Уния обнажила последнее оружие, оставшееся у неё — Хвостовой Кинжал Мёртвого Ската. Она уже собиралась рвануть к ближней паре магов, когда воздушная рука подбросила её и метнула, как из огромной пращи. Уния успела выставить кинжал перед собой и буквально вбила его в одного из противников. Бухнувшись на землю, она извернулась и всадила оружие в ногу второму. Фиал обвёлся кисло-зелёным, и яд начал медленно пожирать остатки крови.

Мастер-Странник, державшийся в стороне от битвы, вскинул посох в указующем жесте, и ещё один маг телепортировался прямо в пасть погружающегося в речные воды Ископаемого Гельминта. Акулья пасть лениво щёлкнула, и маг распался цветной пылью.

— Эйри! — крикнула морская ведьма, и ядовитый кинжал, разгоняемый силой Воздуха, стрелой полетел в последнего мага. Бросок оказался точен. Маг не успел восстановить защитные сферы и отбить кинжал, и тот вошёл в грудь аватара по самую рукоять. Подошедший Мастер-Странник изо всех сил ударил концом посоха. Аватар растёкся восковыми струйками и впитался в землю.

— Победа, — устало выдохнула Уния.

— Победа, — кивнул высокий маг. — Кажется, пора открывать замок? На что ты смотришь, Уния?

Мастер-Странник перевёл взгляд на свою грудь, из которой торчал полуметровый чёрный клинок, стеклянно поблёскивающий в солнечном свете.

— Ах, это. Не добили одного таки. И маны не осталось. Держись как-нибудь, лидер-сама, — мужчина улыбнулся и распался в васильковом вихре.

За ним возвышался адепт Тьмы — последний оставшийся в живых лидер Семьи Воронов. Во время боя он сумел ускользнуть, прикрывшись плащом-невидимкой, и теперь, целый и невредимый, появился и ударил в спину.

— Ты, мразь, — зашипела Уния. — Бросил своих, подождал, пока всех перерубят.

— Ну и ты хороша, — отозвался маг Тьмы. — За тебя всю работу сделал глист, которого ты добыла не весть из какой задницы. Из своей, что ли? Вон она у тебя какая большая, — и Тёмный захохотал.

Глубокий звук турьего рога во второй раз раскатился над пустошами. В небе возник золотой луч, спустившийся к замку и обернувшийся крылатым вестником. Повинуясь взмаху руки, тяжёлые створы ворот распахнулись. ДайФэрн ждал. Тёмный маг, всё ещё гадко улыбаясь, попятился в сторону замка, не выпуская морскую ведьму из виду. Уния бессильно смотрела, как он уходит. Мана постепенно возвращалась, но её накопилось слишком мало для вызова водных клинков. Маг подобрал и её кинжал, последнюю надежду — большой магический посох Уния продала, чтобы выручить больше денег для Семьи. Что ж, подумала она, это была славная битва.

Девушка безвольно побрела в сторону ручья. Сонная гладь всё также мирно блестела под золотым осенним солнцем, и стрекозы присаживались на хрусткие коричневые листочки, лениво плывущие по течению. Раздвигая ладошки папоротников, Уния поискала взглядом камень — присесть и опереться на нагретую твёрдую спину. Несколько минут. Минуток счастья. Под ногой блеснул глазок родника. Тонкая водяная струйка бежала к ручью. Уния сморгнула. Нет, от ручья вверх, к роднику.

Уния наклонилась, пытаясь самым простецким заклятием, на которое хватало сил, распознать, что это за чудо природы. И в следующую секунду ей всё стало ясно. Родник на самом деле оказался ПРАЙМ-каналом, проложенным Линукс. Второй — от юной магессы к Терновому Щиту — разрушился, а этот, завязанный непосредственно на речную бездну, продолжал действовать, превратившись в родник. Непонятные, ещё не открытые магами законы Архипелагов стабилизировали заклятье.

Морская ведьма с трепетом опустила руку в родник. Неужели чудо всё-таки случится для неё? Уния затаила дыхание. Ну. Ну же!

Вода булькала, взвихряла песок на дне, но отдавать заложенные в себе силы не желала. Эх, жаль, не спирт, вдруг подумалось Унии. Она припала к роднику и сделала несколько глотков. Холод студенца заломил зубы. «А вот счас напьюсь и лопну!» — решила магесса и принялась решительно заглатывать воду. Оторвавшись, наконец, она подняла голову, чтобы в последний раз обвести взглядом чужой теперь замок и… уткнулась носом в фиал маны. Хрустальные недра до отказа наполнились голубой магической эссенцией.

Уния заполошно вгляделась в надвратную арку — таймер отсчитывал последние секунды. Фигура внутри узкого прохода по-хозяйски вышагивала вдоль каменной стены. Водяная ведьма развела руки. Океанские многотонные волны вновь пробежали по её венам, а в ладони легки магические клинки.

Тёмный маг не счёл нужным разглядывать фигурку на берегу ручья. Пусть поплачет в одиночестве, подумал он, колобок-колобочек. Если твой отец — директор PanLine-j, то можно обычным игрокам жизнь усложнять? Не доросла ты ещё до Старшей Семьи. Поэтому, когда Темноводная выставила своё остриё из его груди, маг оказался не готов. Он ещё хотел развернуться, однако снизу, в районе паха, что-то вспороло доспехи вместе с плотью аватара, и парень очутился в переходной игровой зоне, куда попадали все игроки, погибшие смертью храбрых в Магических войнах. Ругнувшись напоследок, он активировал выход, сдёрнул Амусферу и в сердцах бросил её об стену.

— Мелкая дрянь! Колобок сопливый! — крикнул он во всю мощь лёгких. Потом, остывая, всё-таки усмехнулся, добавляя с ноткой восхищения: — Взяла-таки, что хотела. Дрянная девчонка!

Уния стояла у окна в маленькой комнатке на самой верхушке замкового донжона. Отсюда открывался вид вдаль, на пустоши до самых дальних холмов, а за ними блестела синева моря. Ветер ласково трогал её щёки — по-осеннему прохладный, но свежий и бодрящий, полный дивных травяных ароматов. Перед ней лежал ДайФэрн — её земля. Родина, которой она никогда не знала в реальном мире, но страстно желала обрести в ином. И в миг, когда Уния поняла это, она поклялась себе сражаться за эту землю, что бы ни случилось


Глава 8. Магические войны. 25 Сентября Править

Я вскочил с постели, ещё ничего не понимая, но готовый куда-то бежать и что-то делать.

А!

Регистрация в WMO! Четыре часа утра. За окнами пасмурно и холодно. Впрочем, как и в моей комнате. Я принял душ, оделся и, не подпустив себя к холодильнику, побежал на станцию. Вчера мы договорились, что с этого момента в центральном офисе, в Токио будут круглосуточно дежурить несколько сотрудников, в любую минуту готовых помочь мне. Там же выдадут Амусферу и AURO, прошедшие все возможные тесты на безопасность. Регистрацию господин Сисидо Дзюн, главный программист PanLine, посоветовал провести утром как можно раньше.

Прохладное дыхание сентября взбодрило меня. Мысли обрели привычную чёткость. Пройдя турникеты и услышав, как пневмодвери вагона закрылись за спиной, я устроился у окна и попытался сосредоточиться на решении проблемы. Ситуация очень походила на конфликт в GunGale online, если бы не одно большое «но». Вернее, два.

Первое. Я категорически не верил версии Кляйна о международной преступной группе, калечащей игроков в реале ради устрашения в игре. Все факты опровергали «мафиозный» вариант. Другое объяснение — мы имеем дело со сверхъестественными силами. Тогда почему они ограничиваются только виртуальным миром? И только WMO? Виртуальная игра, породившая призраков… Какой-то сплав реальности, мистики и бреда.

И второе. Как ни тяжело признать — мои геройские способности весьма невелики. Чем закончилась схватка в GunGale? Успел разок врезать такому же пацану, как я? В ALO — удачно выбил нож из руки системного программиста, доведённого шоком до полуобморочного состояния? Что-то маловато. А сколько народу спасало мою шкуру. Асуна. Лифа. Синон. Каяба…

И вдруг внутренний Кирито-кун открыл глаза. Оно… Если оно действительно тренирует свой навык, как сказал Эгиль… если оно бросило вызов не сразу, а только теперь, став сильнее… изначально сильнее был я. Система, контролирующая WMO та же. Я побеждал её дважды. Я отказывался подчиняться приказам сдаться и умереть.

Я — такой же Призрак. Это новое устройство — AURO — оно может оказаться ключом к силам, которые ещё спят внутри меня, но которые я смогу выпустить на свободу. Я принимаю вызов!

И — как наяву — я услышал слова: «…человеческая сила воли способна превзойти систему…». Да! Только теперь нас двое — два тёмных рыцаря. Две воли — и настало время решить, кто сильнее. Я не знаю, кто за него — обычно, за таких ублюдков только их же собственное больное самолюбие. А за меня — те, кто меня любит. Асуна, Сугу, Лиз… Те, кто верит в меня. Мои друзья. И кто надеется на меня. Сато-сан, частичку чьих тревог я теперь ношу с собой. И незнакомый мне создатель AURO, Робин-сан, вверивший мне дело своей жизни. Где бы я ни находился, их силы всегда со мной. Победить в игре такой Битер, как я, сможет и с завязанными руками. А если придётся сражаться вне системы, я готов и к этому! И тот дурацкий сон — это всего лишь ….

В-фух! За окном промелькнула стена огромного супермаркета с множеством рекламных вывесок, и яркие неоновые буквы сложились в надпись: «Кладовая снов». Это… Сугу. Спасибо тебе. Я сжал рукой нагрудный карман — пальцы ощутили что-то маленькое и твёрдое. Я помню! Я всегда помню!

Я достал электронную книжку и раскрыл присланное мне директором Сато руководство пользователя. Пора показать этим ребятам, кто самый крутой геймер Японии! Первая же фраза гласила: «Добро пожаловать в мир чистой магии! Никаких мечей! Забудьте про устаревший железный хлам и обретите настоящую мощь!».

Ах, так?! Хлам, говорите? Ну, так я побью вас именно им! И я углубился в чтение…

…И чуть не проехал свою остановку.

Офис компании располагался в Бункио-ку. У дверей меня встретил охранник, и, не говоря ни слова, проводил внутрь. Там, в холле, ждал сам Сисидо-сан. Я поспешно поздоровался.

— Доброе утро! Если бы я знал, что из-за меня Вам придётся встать в такую рань, пришёл бы попозже.

— Да я не ложился, — глядя на моё вытянувшееся лицо, главный программист улыбнулся. — Я старик, мне восемьдесят два. Нет сна по ночам. Кстати, прости мою стариковскую привычку — всех, кто моложе меня, зову «сынок» или «внучек». Цифры так плотно въелись в мозги, что имена тяжело стало запоминать…

— О! Конечно! Я… буду даже рад, если меня назовут так, — это правда. Очень давно некому было называть меня внуком.

— Зарегистрируешься по стандартной процедуре, — говорил между тем Сисидо-сан. — Сделаешь фото ауры — заодно посмотрим, к чему ты предрасположен — а потом сконвертируем аккаунт.

Я прикинул, какой же этаж занимает корпорация. Здание довольно большое… вряд ли оно целиком принадлежит PanLine. Мы поднялись на… первый. То есть, прошли холл насквозь и упёрлись в рамку металлоискателя и пост охраны. Четверо неразговорчивых мужчин в униформе. Однако никакого досмотра или регистрации. Сисидо-сан похлопал меня по плечу:

— Они хорошо знают тебя в лицо. Кроме того, на входе встроен сканер глазного дна и ферромоно-детектор — приборы работают «на лету», ничего никуда прикладывать не нужно. Что касается твоих личных вещей — Сато-сан полностью полагается на тебя. Проноси хоть бомбу с часовым механизмом — если надо для дела.

Я немного поёжился от такого запредельного доверия. Но тут в памяти всплыл наш разговор под дождём и слёзы Сато-сана. Обострившаяся решимость проткнула последний шарик сна. Там, в глубинах иного мира, нечто готово к схватке со мной — пора и мне подготовиться как следует.

Пустыми коридорами мы прошли в пятиэтажный комплекс, пристроенный к основному зданию — здесь и располагалось японское отделение PanLine. Сисидо-сан ввёл меня в помещение для «первичного теста игрока».

Я оказался в квадратной комнате, серые стены которой состояли из широких угловых панелей. По центру располагались дверные проёмы, прикрытые лишь пластиковыми полузадёрнутыми шторами, через которые лился приглушённый свет из коридоров.

В центре располагалось…хм… нечто такое, на чём я провёл два весьма насыщенных года своей жизни.

— Знакомо? — улыбнулся мастер Сисидо. — Ложись. Лучше, если ты снимешь обувь, носки и все металлические предметы. Мобильный телефон у тебя с собой?

— Ага.

— Выключи на время теста. Потом можно включить. Готов?

Я сложил мобильник и кошелёк на тумбочку и кивнул.

— Левую руку помести в AURO, так, чтобы кончики пальцев упёрлись в чашечки внутри. Это стартовое положение. Нащупал?

— Да.

Прибор мигнул изумрудными индикаторами, и тут же я ощутил множество прохладных прикосновений — будто бы запихнул руку в мешок с железными шариками.

— Теперь закрой глаза. Мысленное расслабление сейчас важнее мышечного, постарайся не думать ни о чём.

Выгнать из головы все утренние мысли получилось неожиданно просто. Не сон и не боевая готовность — состояние чистого льда. Растопи, вскипяти, добавь заварку — получишь чай. Но до того — абсолютно чистая первозданная субстанция воды в законсервированной форме…

— Кадзуто-кун, внучек…

— А?!

— Давай посмотрим, что получилось. — Сисило Дзюн приложил руку к плоской квадратной панели.

Полутораметровый сликвидовский экран на боковой стене прорезали многочисленные графики и диаграммы.

— Поразительно, — прошептал Сисидо-сан. Потом подошёл ко мне и ощупал, словно проверяя, настоящий я или нет.

— Что-то не в порядке? — спросил я, немного не в своей тарелке от того, как моё тестирование преобразило мастера.

— Ну… если в карандаши вместо графитовых поставить алмазные стержни, это непорядок, верно? — улыбнулся тот.

Ы????

— Я… постараюсь объяснить наглядно. Вот как выглядит среднестатистическая аура семнадцатилетнего подростка, — повинуясь движениям рук главного программиста PanLine-j, монитор отобразил стилизованную фигуру человека, окружённую оранжевым ореолом в форме эллипса с несколькими желтыми пятнами. Аура — если обрисовать в относительных величинах её размеры — отстояла от верхней и нижней точек тела на полруки; в талии — чуть больше.

Сисидо-сан указал на концентрические круги, делящие ауру, и цифры внутри них:

— Это индексы плотности. Они возрастают от краёв к центру ступенчато. На периферии они малы, несколько единиц. У поверхности кожи — максимальны, вдвое -втрое превышают средние значения на остальной глубине. Норма здорового молодого человека лежит в пределах от 50 до 100 единиц. Именно это значение использует система для расчёта игровых параметров. А теперь твоя аура.

Ну… моя склонность к чёрным цветам всплыла и тут. Тёмная. Или… Тёмно-синяя. Хотя… если добавить немного фиолетового…

— Индиго, — подсказал Дзюн-сан. — Чистый цвет без включений. Идеально круглая. И очень сильная.

Читер. Что ещё сказать? На взгляд аура действительно раза в полтора превосходила предыдущую. То есть, по виду она оставалось такой же, но человечек внутри сжался. И да, она была круглой, безо всяких вмятин или провалов. На мониторе вспыхнули розовые цифры индекса плотности. Крайние — 85. Средние — 955!

— Это сильно? — задал я самый глупый вопрос дня.

— Я бы сказал, это страшно, — ответил Сисидо-сан. — С аурой такой плотности не приходилось иметь дело ни мне, ни моим коллегам. Рассчитана лишь теоретическая вероятность их существования. Но теперь…

— А что это за символ вместо третьего индекса?

— Вне шкалы. По сути, твоя аура на пределе возможностей прибора.

— А насчёт игры … проблем с регистрацией не возникнет?

— Всё в порядке. Похоже, ты станешь сильнейшим игроком в WMO. Причём с первого же уровня. Робин-сэмпай не ошибся в тебе. Если кто и может справиться с призраками, то только ты.

Чувство дежа-вю… «…- Я ожидал, что именно ты встанешь против меня в самом конце. Один из десяти уникальных навыков, „Два клинка“, выдается игроку с самой быстрой реакцией… но ты оказался намного сильнее, чем я рассчитывал…». Да. Ты ошибся во мне, Каяба. Во всех нас, решив, что мы будем послушными твоей воле марионетками. Решив, что можешь напугать нас.

«Ты готов к поединку?».

Оно уже здесь. Оно выбрало меня.

Сисидо-сан помог мне устроиться на гелевом матрасе, закрепил Амусферу на голове, аккуратно подключил несколько электродов.

— Я и один из охранников будем здесь постоянно. Чтобы ты был совершенно спокоен относительно Амусферы и… того, что устроил Каяба, знай — вот эта прозрачная прокладка — специальный компьютер-буфер. Он не только контролирует импульсы Амусферы, но и блокирует превышающие установленные значения. Это физическая блокировка. Даже если взломать систему и саму Амусферу, материал не даст импульсам пройти.

В помещение вошли ещё два сотрудника и вкатили внушительных размеров тележку, напичканную каким-то оборудованием. Пока они расставляли и укрепляли приборы, Сисидо-сан пояснил:

— Наша врачебная команда. Они позаботятся о твоём самочувствии по время погружения. Сейчас ты зайдёшь в тестовом режиме. Стартовый город японского сервера — Утопия. Возьми карту и найди таверну «Голем». За ней, ближе к крепостной стене, ты увидишь каменный дом с тремя горгульями. Это дом нашего человека в WMO. Он сможет рассказать тебе всё, что ты захочешь знать. Ну, а дальше — действуй, Кирито-кун.

Я коротко кивнул и начал устраиваться на гелеевом матрасе. Я улёгся поудобнее и просунул руку в AURO. Мягкая сталь шариков охватила мою ладонь.

— Мы принудительно рассоединим тебя, если ты не появишься через четыре часа, — строго сказал Сисидо-сан. На его добром лице читалось неподдельное беспокойство.

— Обещаю следить за временем. Кроме того, теперь в любой игре есть напоминалка…

Я надел Амусферу, и один из помощников аккуратно начал присоединять к моему худосочному геймерскому телу датчики-присоски. Я ещё успел подумать о том, что в экстренной ситуации, когда я не смогу добраться до этой уютной комнаты, мне всё равно придётся рискнуть и погрузиться. Кроме того, многочисленные блокираторы и, казалось бы, само устройство AURO и Амусферы не уберегли игроков от реальных увечий. Способна ли вообще техника противостоять порождённой ею тёмной силе? Или эта Сила имела природу гораздо более древнюю, чем первое колесо, и WMO — это лишь фанерная сцена театрика, за которой прячется кукловод?

— Начать соединение!

Амусфера послушно перехватила управление моими сенсорными каналами, соединяя меня с миром WMO. Обычное белое пространство сменилось надписью «Тестовый вход». Моя виртуальная рука прикоснулась к ней, и меня впустило в новую вселенную.

Это было… Знаете, когда не очень понимаешь, где верх, где низ. Годами ты живёшь в одном, и точно знаешь, что тебя ждёт в виртуальном пространстве. Но вдруг ты попадаешь в место, где два мира упорно сливаются в один! Это ещё не твой мир, но уже точно не виртуальность, к которой привык.

Ветер. Первое впечатление — оно останется со мной на всю жизнь. Я стоял посреди небольшой площади, вымощенной тёмными позеленевшими от плесени камнями, а сырой, полный дыма печных труб, ветер вздувал мой серый ученический плащ, забивая нос запахом табака, горелой свинины и пива. Фантастическое ощущение. SAO был невероятно скуп на них. Там ветер если и дул, то скорее, напоминал мягкую безвкусную стену. А уж наполнение дымом и запахами на несколько кварталов считалось непозволительной роскошью.

И тут я понял, что голоден. Зверски. Ноги без моей воли пришли в движение. Как заправская гончая, я бежал на запах еды. Каменные арки и мостики мелькали над головой. Вылетев из-за угла, я притормозил и вскинул голову. Живописный … эммм…. Пещера. А как можно назвать домом сооружение из огромных диких камней с чёрным зёвом входа в середине? Но в прощелинах между камнями весело мигали свечи и факела, слышалось задорное трио скрипки, флейты и барабана, а над всем этим плавал сизый вкусный туман.

Таверна «Голем».

Мне надо было спешить на встречу с моим связным, но … чёрт побери! Я глянул инвентарь. 50 медяков. Затем сравнил с ценами в меню у входа. Ну… Кружка пива и полноценный обед из двух блюд. А большего мне и не надо. Вперёд!

Я зашёл в зал, наполненный самыми фантастическими и фэнтезийными существами, виденными мной когда-либо. Большие, маленькие, зелёные, чёрные, клыкастые, многорукие, крылатые… Тут меня тюкнуло, что я не очень представляю, как сам выгляжу. Судя по тому, что видели глаза, я выглядел абсолютно так же, как в жизни. А значит, среди этого паноптикума, я — как белая ворона.

— Новенький!!! — заорала сотня голосов, и двадцать рук поволокли меня к барной стойке.

— Смотрите! Совсем как человек! Да он тестер, конская башка!

— Какой милашка! — засмеялась девушка с искристыми фиалковыми глазами, управлявшаяся за стойкой. -

Таким и оставайся, когда создашь перса.

Вот уж нет!

— Что будешь пить? — она упёрла руку в бедро.

— Жбан светлого и дежурное блюдо с фисташками, — я попытался придать голосу завсегдатайскую уверенность. В воздухе возник мешочек с монетами, и я с размаху плюхнул им об стол. Дело в том, что система предлагала игроку выбор при совершении некоторых действий — таких, как вызов меню или оплата товара: пользоваться «по старинке» виртуальным меню либо проделывать все действия, как в жизни, то есть копаться в кошельке, передавать монеты, разворачивать свитки и так далее.

Барменша сгребла деньги и выставила предо мной двухлитровую — на вид — кружищу с пенной шапкой, блюдо с дымящейся тушёной свининой и чашку с чищенными фисташками. Это шикарство влетело мне в 38 медяков. Хотя… Я глотнул пива, и тут же все призраки вылетели у меня из головы. Я не стану уверять, что не пил и не ел ничего вкуснее, но с большим усердием я не обжирался, по-моему, никогда.

— Во хоботит! Как твой боров! Налегай, налегай, парень, а то больно хил! — звучали одобрительные возгласы. Я опомнился, только когда блюдо было вылизано, а последняя фисташка сиротливо устроилась у меня во рту. Я сыто, с наслаждением рыгнул. Ой! Хм. Такой штуки в SAO тоже не предполагалось.

Пошатываясь, я вышел из «Голема» и свернул налево.

Ближайшие дома отстояли на несколько метров, образуя небольшую площадь в форме таверны. «Интересно, — подумал я. — можно ли здесь полазить по стенам домов? В SAO такое запрещалось, хотя и окна и крыши оставались доступны». Проходя мимо, я приложил ладонь к стене дома. Она показалась мне чуть влажной, шершаво-прохладной и чертовски каменной. Снова налетел порыв холодного ветра, полный сытых ароматов кухни и горящих дров. Что-то сладко тикнуло во мне. Потихоньку я начинал влюбляться в этот мир.

Тяжёлая средневековая архитектура домов не давила на меня — наверное, от того, что Утопия не вмещала ужасных черт той эпохи: тесноты, сточных канав глубиной по колено, в которые иногда превращались улочки; заразных болезней, калек, изуродованных войной; отсутствие чистой воды, ночного освещения… Возможно, AURO чуть подыграл мне, и я вздрогнул от почти физического контакта с моим воображением.

Кошмар в мечте.

Размышляя таким образом, я прошёл полквартала и оказался уже совсем недалеко от крепостной стены, когда дом с горгульями наконец возник предо мной. Чистые, словно из-под защитной плёнки, стёкла то отражали пасмурное небо, то чернели немыми дырами, то манили взблеском живого огня. Ручка-лапа гулко стукнула в медный отбойник, и дверь открылась. Я зашёл в тёмную комнату, но, поскольку такого понятия как «аккомодация» не существует в виртуальной реальности, то я сразу же рассмотрел очень небогатую обстановку: пара книжных шкафов и стол, за которым сидел крепкий мужчина лет сорока пять — пятидесяти и что-то записывал в пухлую книгу. Помимо окон единственным источником света оставалась свеча, прилепившаяся с краю стола. Однако, горела она очень ярко, световым шаром окутывая человека.

Неторопливо закончив писать, мужчина положил перо в углубление письменного прибора и поднялся.

— Меня зовут Атрус, — представился он, не кланяясь и не подавая руки. — Ты — Кирито. Я знаю твоё настоящее имя — Кадзуто Киригая — но буду называть тебя Кирито. Сообщество людей — ПанЛайн — которому ты служишь — я не вхожу в него. Их дела, даже напрямую относящиеся к миру Магических войн, меня не интересуют. Я познаю этот мир таким, каким он создан, не оценивая причин, которые этому послужили. Также ты должен принимать и меня, не стараясь выяснить, кто я, откуда пришёл и куда иду.

От этих слов, сказанных спокойным, но решительным голосом, веяло сухостью древнего свитка. Вначале Вы можете воспринимать его, как забавный экспонат, но, разворачивая, проникая в смысл иероглифов, Вы вдруг начинаете понимать, что держите в руках нечто значительное и таинственное. Слова Атруса напомнили мне начало квеста, а сам он — NPC, его выдающего. Но чем ближе становилось наше общение, чем внимательнее я вглядывался в его пожитые глаза, лицо и руки, слушал наставления, тем сильнее убеждался, что мой сэмпай был свидетелем загадочных и поразительных вещей задолго до моего появления.

Мы прошли во внутренний двор, где среди скальных обломков, утопленных в песке, располагался столик и несколько скамей. Заросли шиповника и жасмина скрывали стены дома, тянулись к центру, образую полукупол. Сквозь небольшой разрыв в ветвях виднелось утреннее небо, полное хмурых осенних туч. Время от временя где-то в вышине проносились крылатые тени. Атрус зажёг лампу «летучую мышь», потом ещё одну, и ещё, пока беседка не осветилась янтарно-рыжим светом. Мы подсели к столу, и Атрус разложил передо мной карту архипелага.

— Острова Стрекоз, — начал он. — весьма многочисленны. Их более пятисот. Точно сказать нельзя, поскольку в любой момент может появиться новый или старый исчезнуть в пучине. На пяти самых крупных расположены города — Утопия, Элизия, Лориндэйл, Ириум и Хэвен, — в ответ на слова Атруса на сероватой бумажной поверхности вспыхнули бордовые точки.

— Города соединены порталами. Кроме того, с острова на остров можно перейти по мостам, воспользоваться паромной переправой, лодкой или телепортом.

— Не переплыть и не перелететь? — удивился я.

— Нет. Полёты возможны над внутренними водоёмами и сушей. Навыков для плаванья не существует. Как только ты окажешься в воде, начнёшь тонуть. Кроме городов по суше раскидано множество деревень. Это обычные источники квестов, снаряжения и продовольствия. Такое должно быть знакомо тебе.

Я усмехнулся. Уж куда знакомее.

— Земли Островов делятся по принадлежностям. Магической — то есть дающей преимущество тому или иному виду магии. Нападения — мирные земли городов, охотничьи — для битв с монстрами, и враждебные — на них возможно атака и других магов. И — самое важное — политическая принадлежность. Большинство земель общие. Но есть и клановые сооружения — крепости — дающие контроль над небольшой частью территории. Клан вправе установить налог за проход и пользование объектами. Или создать анклав и полностью изолировать.

Эту систему я «проходил» множество раз ещё до SAO — один из классических образчиков РПГ-вселенной.

— Маги могут объединяться друг с другом на следующих условиях:

Клан — от 3 до 7 магов.

Семья — от 3 до 7 кланов и не менее 10 магов в составе.

Дом — от 3 до 7 семей. Не менее 50 магов в составе.

Альянс — от 3 до 7 домов. Не менее 350 магов в составе.

Но до сих пор не создано ни одного альянса.

Пять Домов на Островах Стрекоз именуются Великими: Дом Фениксов, Дом Пяти Стихий, Дом Летающих Черепах, Дом Арго, Дом Праха. Семьи, не входящие в их состав, делятся на Старшие и Младшие, в зависимости от контролируемой территории, ресурсов и силы магов.

Пока что система представлялась мне ясной. Путь наверх напрямую завязывался с членством в топ-кланах. Домах, точнее. Когда я высказал эту мысль, Атрус отрицательно покачал головой:

— Видишь ли, Кирито, в Магических Войнах, как нигде, имеет значение духовные силы, заложенные изначально. Посмотри внимательно, как строится расчёт ударной мощи заклинания.

Повинуясь движению его пальцев, воздух расчертился золотыми значками.

— Сумма характеристик, в которую сходят:

Опыт. Даёт прирост до 10 процентов от базового урона. Максимально — это для мага порядка двухсотого уровня. Из известных мне самый опытный имеет 181-й. Как видишь, опыт почти не влияет на дэмэдж.

— Зачем же он нужен? — усмехнулся я.

— Зачем? — удивлённо поднял брови мой сэмпай. — Зачем нужен опыт? — переспросил он.

Я смущённо почесал затылок.

— Да нет, я понимаю. Но всё же… во многих игрушках рост персонажа по уровням напрямую влиял на его силу.

— Но только не здесь. Впрочем, опыт в Магических Войнах — важная штука. С ростом опыта открываются новые формы и уровни заклинаний. И многое другое. Но об этом позже. Пока что уясни: набрать опыт не такая уж проблема, даже на ранних уровнях, если ты силён в магии… Итак, продолжим о характеристиках урона.

Школа магии. Они открываются не с ростом уровня мага, а после выполнения определённых миссий, в которых требуется проявить тактические навыки. Старшая — восьмая — даёт прирост в дэмедже в 20 процентов.

Оружие. Даёт максимальный прирост в 30 процентов.

— Чё?! — при этих словах Атруса у меня отпала челюсть. Мужчина строго посмотрел на меня.

— Не «чё», а 30 процентов. Правда, это показатель одного артефакта. Если использовать дополнительные, показатель увеличится, но добыть такие невероятно сложно.

— Как и везде, — я ошеломлённо покачал головой. Двухлетняя битва в Айнкраде приучила меня доверять оружию и чувствовать, что именно крутизна меча в конечном итоге решает исход дела. Конечно, тот финальный бой с Хитклифом дал взглянуть на игровой мир совсем с другой стороны. Я победил систему — не мечом, а сердцем и волей. Однако… Не будь у меня ранее Вразумителя и Приносящего свет, и других мечей, дошёл бы я до того сражения? Встретил ли Асуну? И…

— Дополнительные умения, — вернул меня «в реальность» голос Атруса. — дадут 50 процентов в лучшем случае. У каждой расы они свои. Позднее я расскажу тебе подробнее. Запомни: выбор расы во многом определяет путь мага в мире Магических Войн.

Атрус замолчал, словно ожидая ответа. Ветер кружил в сплетениях жасмина, то принося запах далёкого океана, то щекоча нос тёрпким кедровым настоем лесов, раскинувшихся за крепостными стенами Утопии. В этом мире Магии я словно потерял почву под ногами, и обрести её было необходимо, иначе моя миссия не имела шансов на успех. Я сделал знакомое и уже въевшееся в меня движение вправо-влево-за спину, нащупывая рукоять незримого меча, словно прогонял призраков сомнения.

— Атрус-сэмпай! Пожалуйста, скажите, чья раса наиболее близка к буши-до?

Настал черёд моего собеседника удивляться. Впрочем, его сдержанность и некая отстраненность переплавили удивление в заинтересованный взгляд и искристые нотки в голосе.

— В мире Магических Архипелагов не существует металлов…

— !!!

-… поэтому также не существует и оружия из них. Однако месяц назад маги сотого и последующих уровней получили доступ к Арсеналу холодного оружия, сотворённого их собственной магией. Внешним видом оно подобно обычному, хотя имеет множество дополнительных магических особенностей. Также введены серии ударов и возможность их модернизации, как мире Альвхейма.

Комбо — для тех, кто не в курсе, хотя таких, наверное, осталось мало — это сокращение от «комбинация», то есть связанный набор ударов. В Айнкраде комбо жёстко регламентировались управляющей системой, однако ALO пошла дальше и дала игрокам возможность создавать собственные. Что ж, у меня уже припасено несколько для…

— Эа!!! … Сотого уровня???

Чёрт, да сколько ж до него качаться?!!!!

— Атрус-сэмпай, как же так? Только с сотого?

Тот лишь сардонически улыбнулся.

— Это ведь мир магии.

Блин… Однако… Вызов! В GGO ведь также не планировалось драться на мечах.

— Я принимаю условия игры! — я стукнул по столешнице. — Я добуду себе мечи и разрежу Призрака на полигоны!

Воинственно сжимая кулаки, я взглянул на светящиеся золотые завитки формулы. Ещё два неизвестных в самом конце.

— Что это? — ткнул я в предпоследний значок.

— Текущее состояние мага. Совокупность всех физических параметров, которые может определить Амусфера и AURO. Здесь его называют «хард». В идеале он даёт 100 процентов усиления. Чем здоровее и крепче человек в жизни, тем…

— Тем успешнее в игре! — восхищённо закончил я. Теперь рассказ директора Сато о своей дочери стал мне ещё понятнее.

— Осталось последнее, — я вопросительно взглянул на моего учителя.

— Мощь, — сказал Атрус. — Оценка ауры мага в момент первого входа в игру. Поэтому он так важен. Может достигать 1000 процентов.

Мой случай. Ага.

— Ровно через год маг должен подтвердить оценку. Как правило, она меняется мало. Теперь ты знаешь всю формулу, Кирито, и понимаешь, почему в Магический войнах успех не столь сильно зависит от количества опыта, параметров оружия или клановой принадлежности.

— Теперь да, — серьёзно улыбнулся я.

— Если от рождения у тебя есть особая предрасположенность, то здесь ты станешь великим магом.

От этих слов что-то провернулось у меня в голове, несколько соскочивших зубчиков шестерёнок встали на место.

— Предрасположенность…, — пробормотал я. — Возможно ли, что Призрак — это игрок с особыми возможностями? Аурический битер. Человек, досконально знающий систему и взломавший её, либо обнаруживший баг в программном коде, который позволил реализовать его особые способности таким ужасным образом.

— Как и создатели Магических войн, я надеюсь, ты выяснишь это, — сказал Атрус.

Выясню… Выясню… С какого же конца дёрнуть этот змеиный клубок?

— Ты хотел знать, Кирито, чьё происхождение наиболее близко буши-до? Из 28 доступных — это ведьмак. Смотри.

Передо мной возник трёхмерный аватар в полный рост. И я уже знал, что буду только им. Помниться, когда-то, тысячу лет назад, я создавал своего персонажа в SAO. Пришлось помучиться, но я добился гордой осанки, твёрдого взгляда, добавил кое-что в одежде и получил мужественный воинственный образ. Хотя стартовый набор амуниции могли дать и покруче. Но тут… Длинные чёрные волосы, но не девчачьими завитушками, а плотными полосками, будто бы стрелами и наконечниками копий. Глаза с вертикальными змеиным зрачком, чуть раскосые, презрительно глядящие на врага. И чёрные татуировки на лице, словно боевые шрамы. Никаких громоздких доспехов. Обычный комплект рубашка-плащ-штаны-сапоги, так напоминающий мой старый, из Айнкрада. Серебряная заколка в виде волчьей головы. Пара перчаток за широким поясом. И серебряные крестовины мечей за спиной.

— Ведьмаков на архипелагах крайне мало. Около двух сотен. Их изначальная предрасположенность к холодному оружию тому виной. Долгие годы никто не рассматривал её как нечто стоящее. Теперь, конечно, на них обратят внимание, но… всё равно, до сотого уровня ведьмак остаётся без изменений — то есть слабейшим из происхождений.

Пока я читал профайл, Атрус продолжал объяснения.

— Фракционные умения ведьмаков в двух словах: быстрота и скрытность.

Ночное зрение. Это не магическое умение — со всем проистекающими последствиями. На него не расходуется мана. Его не нужно активировать, как заклинание. Его нельзя заблокировать. И оно абсолютно в своём классе.

Усиленное сопротивление всем видам ядов.

Бонусная реакция. При прочих равных ведьмак будет быстрее остальных магов.

Бонус к маскировке. Данные не проверены, но среди магов ходят слухи, что ведьмак с высшим уровнем маскировки необнаружим в принципе. Поскольку — из-за этого бонуса — чтобы его обнаружить, требуется умение выше максимального.

— Сурово!

— Комплект одежды легендарного уровня — тот, что на аватаре — даёт существенный процент сопротивления любой магии. Также есть бонус к идентификации монстров и поиску сокровищ. Ну и, разумеется, улучшенное владение всеми видами холодного оружия. Сейчас, когда только-только открыты Арсеналы, трудно сказать, что именно доступно ведьмакам. На архипелагах из тех двухсот, о которых я упоминал, самый опытный достиг 56 левела. Так что… В теории, ведьмакам доступны все системные комбо без ограничений, а также самый широкий выбор оружия плюс уникальные виды. Наверняка, это и меньший расход маны при создании оружия. Теперь что касается оставшихся 27 происхождений…

— Нет, — решительно замотал я головой. Что-то внутри мне подсказывало, ведьмак — это мой герой. А перегружать голову информацией, которую нельзя «пощупать» в ближайшем будущем — нет смысла. Я подогнул ногу под себя и устроил голову на коленке, задумчиво рисуя пальцем на столешнице несуществующие знаки.

— Атрус-сэмпай, Вам случалось искать кого-то в совершенно неизвестном Вам мире?

Говорят — «буря чувств». То, что промелькнуло на лице моего наставника, я описал бы как «шторм чувств». Мгновение — и маска спокойной сосредоточенности сменилась горечью и гневом. Они смешались со странным порывом нежности. Глаза вмиг увлажнились, а уголки губ задёргались вверх-вниз. Буря схлынула, но тучи ещё долго не покидали горизонт.

— Случалось…, — глухо вымолвил Атрус. Лишь краешек ещё одной мрачной истории, и я испугался, что, пожелай я узнать, она затянет меня в бездну тайн.

— Хочешь совет, как найти Призрака? Вопрос скорее в том, что с ним делать потом. Попробуй разобраться, кто он. Что движет им. Вспомни: не во всех сказках герой побеждает грубой силой.

Начни с жертв, разыщи и поговори с ними. Поищи тех, кто много знает не о механике Магических островов, а о них самих. О том, что тут твориться.

Я усиленно закивал. В Айнкраде я знавал одну девчонку, просто набитую слухами. Наверняка, в WMO есть такие же.

— Жертвы последних нападений находятся на других Архипелагах. Доступ к ним разрешён только с…

— Чё? Опять?!!!

— … с сотого уровня.

Да блин же уже.

— В деньгах ты не нуждаешься? — уточнил Атрус.

— Не. Директор-доно открыл мне игровой счёт. Там куча денег.

— Хорошо. Тогда займись активным набором левелов. На всякий случай тебе будет нужен телохранитель.

-!!!

— Я вижу, ты всерьёз настроен добыть в первый же день чудо-мечи и стать сильнейшим магом. Но — прости — об этом мечтает каждый. Только ни у кого ещё не вышло. А на прокачку у тебя очень мало времени. Охотничьи земли Островов Стрекоз доступны с любого уровня, а вот кэйвы и донжоны — излюбленное место киллеров. Стоит тебе проиграть в бою с магом, как тот заберёт до трети снаряжения, остальное побьётся. Но главное — это потерянное время.

Я улыбнулся.

— Значит, тем нужнее мне волшебные мечи!

Атрус встал.

— Прошло уже больше трёх часов с твоего появления на Островах. Возвращайся домой. Пока что. Завтра утром сконвертируй своего героя и прогуляйся по Утопии. Если волшебные мечи не упадут с неба прямо в руки, приходи ко мне. Впрочем, с мечами тоже приходи.

* * *

Я открыл глаза в уютной комнате с четырьмя дверными проёмами. Гелеевый матрас мягко обнимал за плечи, а надо мной склонился молодой человек в форме ПанЛайн. Второй внимательно следил за показаниями на мониторах.

— Как Вы себя чувствуете, Кирито-сан?

— Хорошо, — непроизвольная улыбка пробежала в горле. — Никакой я не господин. Я ещё школьник. Да и прогульщик к тому же. Два года гулял.

— Нет, — замотал молодой техник головой. — Вы очень мужественно сражались. Совсем как наши древние предки. А теперь Вы помогаете нам.

Я увидел, как оба низко кланяются.

— Эй, да вы чего?

— Кирито-сан, — добавил второй. — Если ПанЛайн закроют, мы потеряем работу. Устроиться снова, если враги компании очернят её репутацию, будет практически невозможно.

Ах, да… Что ж…

— Не волнуйтесь. Я постараюсь изо всех сил — и сделаю это!


Глава 11. Мечи. 26 Сентября Править

Ранее утро. Токио. PanLine.

Небольшая комнатка, спрятавшаяся в паутине коридоров, огороженная лишь угловыми панелями. Тёплые накладки Амусферы и холодок шариков AURO.

Начать соединение.

На этот раз я в огромном зале. На тёмных стенах — аватары-происхождения. Моя голова в районе их коленей. Отчего-то их глаза направлены строго на меня. Немного жутковато. Но под руками привычная панель.

Ведьмак.

Имя: Кирито.

Раса. В инструкции сказано, что генератор аватары основывается в первую очередь на расовых признаках. Что ж, снова выбираю ведьмака, поскольку он есть и среди рас.

ПРАЙМ.

ПРАЙМ — один из краеугольных камней WMO. Это первичная материя, лежащая в основе заклинания. Всего их десять. Восемь расположены 4 противопарами в Великом магическом круге: Вода-Огонь, Земля-Воздух, Свет-Тьма, Хаос-Астрал. Первые две пары называются стихиями, а маги, избравшие их — стихийными или «стихами». Ещё два ПРАЙМА лежат в центре круга магий — Равновесие и Антиматерия. В точности, как даосская монада инь-ян. Цвет ауры соответствует своему ПРАЙМУ. Смысл соответствия в том, что заклинания будут вызывать больший лечебный эффект AURO. Ну и приносить больше удовлетворения от игры. Также и расы имеют соответствия ПРАЙМАМ. Комбинируя эти три переменных, игрок может получить три ПРАЙМА с широким выбором заклинаний — но и три противо-ПРАЙМА в нагрузку; два или один узкоспециализированный, но усиленный по полной. Этот вариант я и выбрал. Индиго соответствовало Хаосу, как и происхождение ведьмака.

Итак!

Тёмный воин Хаоса ведьмак Кирито!

Фуххх… А-а…

Полёт. Секунды полёта над Островами Стрекоз в бездонном ночном небе к колеблющимся язычкам огня Стартового города.

Ш-ш-ииппп.

Я элегантно приземлился у источника-фонтана на краю города. Вокруг не оказалось ни души, и я с интересом осмотрелся. Так, простенькое хайю, штаны и ботинки, которые мне выдали «от щедрот», я немедленно отправил в рюкзак. Мой многозначный игровой счёт заставлял жалеть, что он не в иенах, поэтому я с чувством малыша всё лето лишённого мороженного залез на аукцион и по цене выкупа забрал весь комплект легендарного обмундирования. Оно «висело» свободно и даже по нескольку штук. Возможно, потому, что кроме ведьмаков никто не мог воспользоваться их бонусами, а таких прокачанных игроков просто не существовало. Не хватало серебряной застёжки с чернёной волчьей головой. Ну и, разумеется, мечей. А без них — как и любой нормальный мечник — я чувствую себя голым.

Итак, посмотрим, что выпало мне в основных характеристиках — и за дело. Я раскрыл меню в виде рунического свитка. Хоть я и сконвертировал своего персонажа из Альвхейма, начальные статы не впечатлили — кое-где они даже остались единичками. Начинай сначала. Мысленно — хотя как смешно это звучит здесь — я вернулся в первый день в Айнкраде.

Мальчишка, убежавший от реальности, замкнувшийся в семье, и раскрывшийся здесь. Нет. В начале — нет. Снова одинокий. Битер переднего края. И лишь много дней и месяцев спустя взломавший сердце для небольшой кучки людей — клана «Чёрные коты полнолуния». Для… для…

Я мотнул головой, плотно сжав глаза. Боль пробила насквозь, сползла вниз и медленно отступила. Ничего. Я здесь. Я помню твоё имя. Оно со мной. Сейчас я возьму себя в руки и постараюсь. И сделаю всё, что смогу. И чего не смогу — тоже.

Свиток меню почему то исчез, хотя я не прикасался к нему. Я снова вызвал красивые, небесно-сапфировые строчки на пшеничного цвета подложке.

Так, начальные статы.

Мечи — мастер.

Рукопашный бой — 991.

Парирование — 900.

Рыбалка — 643…

Это чё такое???!!

Меня прошиб холодный пот. Я оглядел небо, полное сизых утренних туч, словно ища призраков прошлого. Я мог поклясться жизнью, в первый раз в меню открылось совсем не то. Обычный набор новичка плюс те несколько довольно средне прокачанных навыков, которые система смогла перенести из ALO.

Переборов дрожь, я дочитал до конца.

Два меча — 900.

Боевая медицина — мастер.

Идентификация — мастер.

Бросок — 900.

Обнаружение — мастер.

Маскировка — мастер.

Всё тут. Все мои двухлетние бои в Айнкраде. Даже «два меча». Также как было в ALO. Но там конвертировался мой старый персонаж, а здесь — тот, которого я начал заново в Альвхейме. И его умения гораздо слабее. Причём рыбалку я не прокачивал вообще. На автомате я заглянул в инвентарь. Неужели я найду в нём кристалл-сердце Юи?

В самом низу списка действительно что-то было. Мир начинал терять даже виртуальную реальность. Может, меня затянуло в параллельную вселенную, и сейчас встречусь с духом Акихико Каябы, способным шляться туда и сюда по своей воле? Я ткнул в нижнюю строчку, ожидая чего угодно.

Но вот только не этого.

Передо мной в воздухе возникло изящное серебряное удилище с рунным тиснением на боках и светящейся, как лунный луч, леской. Оно вращалось вокруг своей оси с мелодичным звоном, пока я не протянул руки и не схватил его.

«Озёрный Серебряный Спиннинг».

Это же та самая удочка, выпавшая из озёрного босса 22 уровня, где мы с Асуной проводили наш медовый месяц. Ах, как я жалел, что удалил её тогда, в Альвхейме!

Ну и откуда она здесь?

Я убрал удочку в рюкзак и присел на край фонтана. Все рассуждения сейчас бессмысленны. Просто отдышаться и пойти дальше. Так я и сделал. Попытался. Но стоило мне взглянуть в зеркало воды, я подскочил как ужаленный. Там… кто-то был. Кто-то с большими чёрными глазами и мягким, девчоночьим лицом, которое не портила даже чёрная угловатая татуировка. И длинные, раскошно-длинные БЕЛЫЕ волосы. Я всмотрелся в глубины озерца, и зрачки вмиг сократились в гадючьи вертикальные прорези.

Хм! А в этом что-то есть.

Чтож, надо начинать движение, и лучше, если оно будет максимально быстрым. Жизнь битера учит: ищи полезную информацию. А полезная инфа иногда стоит хороших денег. Мне предстояло выбрать: отправиться в ближние охотничьи земли кромсать низкоуровневых мобов, потолкаться среди игроков в городе либо посетить Атруса. Вполне возможно, существовал редкий арт, ещё не выбитый игроками, наподобие «Гекаты» Синон. Надо поподробнее расспросить про местный монстрятник.

Размышляя таким образом, я двинулся к центру города. Пробравшись тесными улочками к площади, я осмотрелся. Где-то в людном месте всегда можно встретить… ага! У выхода из таверны примостился парень в гербово-голубом плаще с эмблемой из трёх пар чёрных линий. Вот к нему подбежал гориллоподобный маг с кабаньей головой, размахивая руками, и передал мешочек — явно с монетами. Затем получил свиток, скопировал его в свой походный дневник и убежал по своим делам.

— Приветствую аколита! — улыбнулся мне парень, когда я подошёл ближе. — Да, теперь Магические войны получат много свежей крови. Вернее — хи — маны.

— Теперь?

— О. Пять медяков.

Я начал открывать инвентарь, но парень протянул руку, останавливая меня.

— Теперь это упростили. Чувствую, ты денежный клиент и дарю это бесплатно. 15 дней назад введено рукобитье. Для оплаты достаточно обоим игрокам назвать сумму, соединить правые руки открытыми ладонями внутрь на три секунды и сказать «Сделка». Итак, пять медяков!

— Пять медяков!

— Сделка! Сегодня в четыре часа утра по Токийскому времени начался грандиозный маркетинговый проект ПанЛайн. Все игроки, сконвертировавшие своих персонажей — а, значит, покинувшие другие игры, как ты понимаешь — получают при регистрации параметр маны, равный всему заработанному ими до того опыту в пересчёте на левелы WMO. Действует, правда, всего месяц, потом параметры приведут в соответствие с текущим уровнем. Но всё равно неплохо. Тебе много привалило? Сразу скажу, если ты не сильно напрягался в предыдущих играх, можешь рассчитывать тысяч на десять. Но всё равно ж неплохо. Ну, сколько там? Глянь свой фиал.

Фиалы — это два хрустальных шара, висящих чуть впереди и выше в поле зрения игрока. Синий, символизирующий ману, слева. Красный, означающий уровень здоровья, справа. С потерей того и другого жидкости внутри убывают. По желанию их можно отключить или оставить видимыми. Тогда они доступны и другим игрокам — но только в, так сказать, художественном исполнении. Точные цифры видит лишь их обладатель. И вот я включил. И глянул.

— Два миллиона.

Я стоял и смотрел, как мой информатор, не стесняясь меня, лихорадочно строчит личные и клановые сообщения. Ну, понятно о чём.

— Это… насколько много?

Парень застыл.

— Слушай. Если позволишь посмотреть свой ник и уровень маны — я твой должник на три любых вопроса.

Я развернул меню, прикрыв остальные читерные статы полой плаща.

— Колоссально! Кирито! Кстати, я Альпен. У тебя накопился пета-опыт. Где ж ты играл?

— Да в разных местах, — я криво улыбнулся, чувствуя, как губы кривятся именно так, как я того хотел.

— Сейчас в игре набран 180-й плюс-минус два уровня. Ему соответствует 51 тысяча единиц маны. У тебя одного больше маны, чем у любого из Великих Домов. Великие Силы! Ты — ходячий ПРАЙМ!

— Альпен.

— К твоим услугам!

— Видишь ли, я ищу кое-что. Очень редкое. Мечи.

Парень раскрыл рот, но я предупреждающим жестом поднял руку.

— Я в курсе, что в WMO нет металлов. И знаю, что с сотого левела разрешено создавать холодное оружие. Но я не могу ждать. Есть способ добыть мечи сейчас?

На лице информатора отразилось искреннее сожаление.

— С твоим фиалом… Кирито… Зачем тебе мечи??? Ну, раз я обещал, то вот. Металлов у нас и правда нет, но есть шанс добыть деревянные мечи.

— Чё??!

— Ну, всё же настоящие мечи. Как ты и хотел. В течение предыдущего месяца шли отборочные бои за звание лучшего мечника на Островах Стрекоз. Видишь ли, в каждом городе есть кендо, где, упражняясь с деревянным мечом, можно немного повысить параметр скорости. Учебные мечи нельзя выносить за пределы кендо. Однако победитель турнира получит два уникальных хм… клинка, обладающие неуничтожимостью. Их можно таскать куда угодно. Судя по боевым параметрам, они не смогут убить даже улитку, но зато навсегда останутся у чемпиона и будут хорошо смотреться в гардеробе или на стене кланового замка. Я даю тебе слово гильдии, это единственные немагические мечи в игре.

— Тогда выбор невелик, — рассмеялся я.

— Турнир проходит в Хэвене на площади перед судом. Начало … ммм… через час. Удачи, Кирито!.

— Спасибо, Альпен! — я помахал рукой и двинулся к порталу.

* * *

В отличие от готической Утопии Хэвен, пусть и каменный, тянулся ввысь многоэтажными башенками и стрельчатыми арками. Город поднимался по скальному гребню в несколько уступов, нависая открытыми террасами над морем. В первую минуту мне показалось, что он весь состоит из площадей и арок, фонтанов, колонн и портиков. Дома не отягощали его, а, словно мазки художника, обрисовывали силуэт.

Судебная площадь пестрела флагами — по-видимому, гербами семей, кланов и самих игроков. Пять отделённых канатами площадок располагались на плацу как очки на игральной кости, и толпы магов охватывали их со всех сторон. Я подошёл к NPC-распорядителю и приложил руку к его магическому шару для регистрации. Волшебные звёздочки затанцевали вокруг списка и сложились в моё имя. Куча народу вдруг начала глазеть на меня с бессовестным интересом.

— Ххм, а я думал, что среди ведьмаков нет сильных мечников, — услышал я за спиной. Я обернулся. Высокий запредельно надменного вида эльф взирал на меня с высоты своего роста. Более «эльфийского» эльфа я, наверное, не встречал. Узкие, раскосые глаза с татуировкой под «кабуки» и огромными аметистовыми радужками. Причудливый узор льдисто-кремовых волос, острые высокие уши и жуткая надменная улыбочка на тонких губах. Стоявший в паре с ним синекожий демоно-… не пойми что, с рожками и чешуйчатыми щеками, добродушно — насколько позволяли клыки — улыбнулся:

— Кому, как не ведьмакам, владеть мечом лучше всех? Я рад, что нашёлся хоть один…

— Один жалкий неудачник, — перебил эльф. — Какой это ведьмак? Это девчонка нацепила ведьмачьи шмотки. Уйди с дороги, кукла. Твои пухленькие розовые щёчки здесь лишние.

Понимаете. То, что сделал со мной Айнкрад — сложно описать. Подначки, задевающие слабых, маленьких, не готовых к ним — мне стали казаться шорохом веточек, которые муравьи тащат в муравейник. Я устало вздохнул:

— Не вежливо говорить обо мне в третьем лице, раз я здесь. Мне нужны мечи. Разберитесь со своими противниками поскорее, чтобы я поскорее разобрался с вами — у меня и так много дел.

Я развернулся, и, не внимая идиотским репликам эльфа, пошёл к ристалищу. Краем уха я улавливал отрывки фраз в толпе:

— Этот ведьмак — кто он? Гниль и Червь! Ты слышал, как он послал глав Великих Домов? Я где-то его видел. Точно! Говорят, сам Великий Волк… Кто? МакМанус? Поздравит победителя? Админов давно не видели в игре…

Разговоры потонули в приветственных криках. Маленький дракончик перед входом выплюнул струйку оранжевого огня, сложившуюся в моё имя. Я взял деревянный боккен и ступил на песок арены. Напротив расположился мой противник. Когда-то давно показывали мультсериал с таким героем — червяком Джимом. Вот здесь выступило что-то подобное, но в магических доспехах.

Пока я добрался до финала, пришлось победить восьмерых. Описывать то, что они демонстрировали в поединках — явно не стоит бумаги. Больше трёх тычков боккена — не ударов даже — я не затрачивал. Схватки на соседних аренах длились подольше, хотя ни одна не затянулась свыше 2-3 минут.

Через полчаса передо мной зажглась надпись «Финал» и ник моего противника — «Катана». Ну да, когда нечем больше похвастаться, выдумывают прозвище посолиднее. На противоположном конце поля появился высокий эльф с гадкой улыбочкой. Ах, это ты. Что ж, пожалуй, мне стоит показать, что я умею. Всерьёз.

* * *

Таймер начал обратный отсчёт.

Три. Невидимый колокол ударяет внутри.

Два. Шум толпы обрывается в пропасть.

Один. Есть только песок арены, я и солнце.

Ноль. Нет Ничего.

Только движение.

Ввв-уу-ааа.

Меч пробивает межполигонное пространство. Я мечта, овеществлённая мыслью. Я скорость. Я полёт. Я…

Наваждение спало мгновенно, как и нахлынуло. Я стоял и смотрел, как огоньки посмертного образа Катаны догорают в воздухе. Все его защитные барьеры, доспехи, меч и его самого с одного удара.

Слух заполнился молчанием огромной площади. Молчание. Но…

Прорваший воздушный купол голос как молнией пробил меня:

— Оками Кен!

И сразу сотни — тысячи — голосов приветственно и восторженно подхватили его:

— Волчий меч! Волчий Меч! Волчий Меч!!!

Моя рука сама по себе привычно взмахнула влево-вправо-за спину. А потом крики начали стихать, и передо мной взметнулась пыль арены, принимая фантастический образ. В полусне-полуяви я шёл к центру, где материализовывалось нечто огромное. Из песчаных вихрей тянулись вверх нити снега, полные провалов из чёрных бурунов, словно окна в ледяную ночь. Нет, это был не человек — из магического иномирового портала выступал сам Великий Белый Волк — Покровитель ведьмачьего племени.

Снежные нити слепились в волчьи лапы, а зимняя тьма соткала плащ. Сверху, с десятиметровой высоты на меня взирало Нечто, принявшее облик полуволка-получеловека для разговора со мной. Оно всмотрелось в меня чернильными глазами, полными сферических антрацитовых взблесков. Лапы-руки протянулись ко мне, и я бережно принял два деревянных клинка тёмно-тёмно-орехового цвета с фиолетовыми прожилками. Форма клинков вовсе не походила на боккены, а копировала настоящие западные мечи с гардами. Рукояти заканчивались ощерившимися волчьими мордами.

— Кирито! — рыкнул Волк, и барабанные перепонки чуть завибрировали от неслышимых низких частот. — Ты проявил спокойствие, быстроту и хватку. Волчью хватку, — ухмылка прорезала гигантскую пасть. — Я приветствую тебя в мире Магических Войн!

С этими словами Волк склонил голову. Метель охватила его и втянула в холодную круговерть. Секунда — и лишь песчаная пыль оседает в воздухе. Я кивнул, словно Волк ещё невидимо стоял передо мной, и с наслаждением взмахнул мечами. Ни один эфес не лежал так приятно в ладони, как эти! Тёплые, упругие, мгновенно сросшиеся со мной!

Моя мастерская идентификация высветила узорные таблички описаний:

" Меч.

Прочность: неуничтожим.

Материал: Арборейский дуб. Возраст 5000 лет.

ПРАЙМ: Хаос.

Урон: 0, 001 крови.

Слоты для заклинаний: Нет.

Бонусы: Нет.

Дополнительные характеристики: Нет. "

М-да. Тут как бы даже сказать нечего. Раритеты.

Пока я размышлял, мечи стали приятно тяжелеть в руках. Ну да. AURO подстраивал их под моё «идеальное» понятие о весе оружия. Я крутанулся и с наслаждением провёл шестиударное комбо для двух мечей из далёкого прошлого. Конечно, клинки не окрасились бирюзовым в знак распознавания приёма системой, но на душе потеплело от воспоминаний. Зрители зааплодировали. Внезапно ограждения арен исчезли, и я оказался в плотной толпе игроков, поздравлявших меня и пытавшихся утащить в какие-то им только ведомые места.

До сих пор не понимаю, как я улизнул с Хэвена. Но мне позарез требовалось спокойное место, где бы я поразмышлял о том, что теперь делать с моими чудо-мечами. Слов нет, они… прекрасны. И я уже жалел, что не могу забрать их с собой и повесить на стену комнаты. Но даже с тысячепроцентной мощью их урон — одна сотая единицы крови. И правда — не убьёшь даже улитку.

Так я размышлял, сидя у фонтана на окраине Утопии, где я впервые появился. Почему-то и сейчас, в середине дня, здесь оставалось безлюдно. Безмагово, точнее. Или всё же не совсем?

Сквозь тесные крепостные воротца бочком протиснулся рослый синекожий парень с рожками.

— Привет опять! Мы не успели познакомиться. Я Сайякура, глава Дома Пяти Стихий.

— Сайякура-сан…

— Ага, я. Поспокойнее здесь?

— Да. Почему-то сюда мало кто заходит.

— Почему-то? — удивлённо переспросил Сайякура. — Кирито, ты что, не в теме?

Бли-ин, я опять попал!

— Этот фонтан Русалочьих грёз — вроде секретного данжа в Утопии. Его могут обнаружить только маги со способностью свыше девятисот или специальными умениями. Я знаю, ведьмакам оно свойственно, но не думал, что настолько.

— А. а… да я не заморачивался как то.

— Ну, так или эдак, а место тихое, правда. Я тоже иногда прихожу сюда. Когда обязанности главы достают.

Сайякура присел на бортик и поболтал шипастой рукой в воде.

— Я не успел восстановиться и добежать до Хэвена, и пропустил поздравление. Говорят, всех дрожь пробрала, когда появился Белый Волк. Конечно, аватар на загляденье у него, но мы всё же каждый день видим всяких монстров, и довольно больших. С чего вдруг такая реакция?… Админы теперь редко пользуются своими божественными образами. Знаешь, Катана мне друг, но его надменность просто глупа. Прошу простить его.

— Да не. Сайякура-сан, я даже не заметил. Ничего такого.

— Кстати, ты можешь ещё сильнее утереть ему нос, — небрежно бросил маг.

— Правда? — вырвалось у меня слишком поспешно.

— А-а! Ничего такого?

— Ну… это…

— Да не парься. Я с радостью подскажу тебе одну секретную штуку. Мы с Катаной вроде друзей-соперников. Так вот. Любое магическое оружие имеет свойство подзарядки. Свойство не отображается в инфе, такой вот секрет полишинеля. Сам уровень зарядки есть, а свойства нет.

— Угу, — угукнул я, делая вид, что читер и всё знаю.

— Твои мечи не имеют признака магического оружия — поэтому и подзарядить их нельзя. Но зато они имеют признак немагического предмета обмундирования. И годятся для Купели Рассвета.

Сайякура дружески подмигнул.

— Ну, терпения тебе! Утри нос Катане! Его рекорд 54 тысячи манн.

С этими словами сине-рогатый маг встал и исчез в фейерверках телепорта. А я срочно полез в электронный справочник Сисидо-сана.

" Купель Рассвета. Секретная локация высшего уровня сложности. Расположена на острове СтарКлык.

Варианты маршрута: телепорт с Дубового острова.

Охрана: Каменные Черви 6-го уровня, Циклопы 6-го уровня, Каменные Щупальца 10-го уровня, Огнистые Черви 10-го уровня, Инфернальные Элементали Магмы 12-го уровня… "

Я с усилием перевёл взгляд ниже.

" Описание: трансформирует любой немагический игровой артефакт, имеющий признак обмундирования, в манохранилище, имеющее свойство дополнительно фиала маны. Манохранилище имеет высший приоритет расхода маны.

Механизм действия: маг должен опустить артефакт в Купель, не выпуская из рук. Купель войдёт в резонанс с аурой мага, создавая сверхслабые болевые импульсы и постепенно усиливая их. Одновременно артефакт трансмутирует в манохранилище и начнёт заполнение. Когда расчетные параметры физического и астрального состояния мага превысят допустимую норму, заполнение артефакта маной прекратиться.

Особая информация: Купель Рассвета доступна для одного игрока один раз в календарный год. "

Неплохо! Мечи можно превратить в переносные мано-накопители, и тогда… м-да… к моим двум миллионам прибавится ещё сто тысяч. Для мечника первого уровня без боевых заклинаний — просто супер. Да и как ещё туда дойти? Локация высшего уровня — разумеется, и путь к ней не усыпан лепестками роз.

Я открыл бланк письма и ввёл имя Альпена: «Привет! Как попасть на Дубовый Остров, минуя всех монстров?» Огненная искорка предупредила меня об ответе: «Охайё! Купи свиток телепорта, записанный игроком, уже побывавшим там».

Я ударил себя по лбу — ну конечно! Ведь в Айнкраде существовали точно такие — в виде кристаллов. Правда, игроки не могли создавать их сами — лишь покупать у NPC либо добывать из монстров.

Я быстренько глянул аукцион. Цены кусались, но мне то всё равно — за мной… эээ… ну много кого. Когда заветные свитки перекочевали в мой «карман», я стал думать дальше, пообещав себе найти выход без чужих советов.

Полдела сделано, но как пробраться к самой Купели? Телепорты там не работают. Неужели придётся искать сильного игрока-телохранителя? Моя битерская гордость не позволяла этого. И тут мне на ум пришёл вчерашний разговор с Атрусом. Маскировка! Ну конечно! Ведьмаки обладают бонусом к маскировке, и мои айнкрадовские показатели должны сделать меня невидимым. Стоит получше разобраться, как там её кастовать — и я готов.

"Заклинание «Вата невидимости».

1 уровень Магической школы.

Механика наложения: Жест «Кулак».

Кулак? Ну, ладно. Я сжал свой изо всей силы. Ничего. Реально, ничего. Кулак выглядел готовым дать кому-нибудь в зуб, но выжать из себя заклинание явно не желал.

— Вата невидимости! — крикнул я, вскидывая руку с зажатым кулаком наподобие Сейлор Мун. Хорошо, что ребята не видят.

Ммм… Продолжим обучение.

«Общий раздел „Заклинания“.

„Вызов заклинаний“.

1 — 4 уровень.

Выбранное заклинание требуется условно привязать к одному из пяти доступных жестов:

— Кулак. Рука направлена вертикально или в сторону атаки.

— Ладонь. Рука направлена горизонтально или в сторону атаки. Открытая ладонь вертикально или перпендикулярна вектору атаки.

— Босс. Кулак сжат, большой палец отогнут вбок. Рука направлена вертикально или в сторону атаки.

— Перст. Кулак сжат, указательный палец направлен на цель. Рука направлена в сторону атаки.

— Знак. Ладонь открыта, указательный палец подогнут. Рука направлена горизонтально или в сторону атаки.

Жесты можно вызывать обеими руками по отдельности либо комбинируя обе вместе».

Я раскрыл украшенное рунической вязью меню. Так-с. Тырк. Дзинь. Жесты. Слот «Кулак». Доступные заклинания.

Готово. Ну, теперь-то:

— Вата невидимости!

Опять ничего. Или — а, вот. Тонкая сапфировая полоска вокруг фиалов.

Я аккуратно убрал мечи в новёхонькие чёрные ножны. Покупать всё самое дорогое уже становилось моей дурной привычкой в WMO, но… они так походили на старые айнкрадовские и сидели, словно я с ними родился. AURO позволил мне прочувствовать удовлетворение от туго входящих в ножны клинков и легких щелчков в самом конце. SAO таким не баловал.

Оставалось ещё одно. Я открыл почту и написал: «Сисидо-сан! Я отправляюсь на СтарКлык. Прошу Вас, отключите болевой порог Амусферы и AURO. Обещаю, что буду осторожен. Кирито».

— Телепорт! Дубовый остров!


Глава 13. Когти. 26 СентябряПравить

Дубовый остров оказался совсем крохотным. Будто коленка великана, он торчал из воды, а волны бросались на его выпуклые каменистые склоны. Дубы, словно иголки в игольнице, росли прямо из камня под немыслимыми углами. Я стоял на самом краю скального уступа, и солёный ветер трепал мой ведьмачий плащ.

Белый камень-сланец, серо-коричневые морщинистые стволы и шумящие зелёные кроны дубов. Бездонное офитовое небо как отражение моря. Сердце вдруг болезненно ёкнуло оттого, что подобное место нельзя отыскать в реальном мире. Я вздохнул. Пора искать телепорт, но я абсолютно не представлял, где он мог бы прятаться. Среди множества дубов не наблюдалось ничего, похожего на величественную арку, вход в пещеру или сотканное из переливчатых огней зеркало. Не было видно ни монстров, ни магов, и, поскольку мой мастерский навык обнаружения не подавал признаков опасности, то я спокойно разгуливал, тыркаясь во все уголки.

Ощупывая кору одного из дубов-патриархов, я обнаружил довольно большую щель. Я просунул руку и то ли повернул что-то, то ли сжал. Часть ствола исчезла, и в теле дуба открылся проход-портал, на противоположном конце которого я уже видел СтарКлык.

Я шагнул вперёд и оказался на бугристой площадке, образованной натёками застывшей лавы. Такие же натёки покрывали весь белый сланец острова. Возможно, в систему закладывалась специальная программа, рассказывающая о возникновении острова в первое посещение. Или AURO снова подыграл моему воображению. Или уже не знаю что, но!

Я увидел, увидел это.

Одинокий каменный клык, белеющий среди хаоса штормовых волн. Буро-свинцовое грозовое небо. И огненный болид, падающий по крутой дуге. Взрывом сносит верхнюю часть Клыка, и нечто нестерпимо-яркое проплавляет камень, уходя вглубь. Лава, как сажевые слёзы, стекает вниз, скапливаясь у кромки воды, и застывает причудливыми смоляными оплывами. От внутреннего жара одна из нижних граней Клыка трескается, образую проход в каверну.

Путь к Купели Рассвета.

Я неслышно проскользнул мимо извивающихся в белой пыли червей, мимо спящих циклопов, миновал медузоподобные бархатистые щупальца, вросшие прямо в скалу. Тропинка вела вниз, во тьму, и скоро мне начали попадаться огнистые черви. Они, словно живые ручейки огня, текли по полу, оставляя дымные след. Я обходил их по самой кромке, либо упирался ногами и плечами в уступы стен и замирал, пропуская их под собой.

Элементали магмы, как слизни, наполненные лавой, бродили по коридорам, и, чтобы их миновать, мне приходилось забираться ещё выше, под самые своды. Размеренное сонное существование монстров было обманчиво. Увидь они меня, скажем так, во плоти, и поток магических атак затопил бы остров. Наконец основной коридор упёрся в глухую скалу, в основании которой я обнаружил узкий лаз. Немного поободравшись, я протиснулся по нему и оказался в самом сердце острова.

Круглая, абсолютно чёрная пещера. Стеклистые изломанные бока. Волны застывшей лавы под ногами. В центре, в каменно углублении — родник живого рассветного огня. Полный собственным яростным светом, кристально-белым с вихрящимися льдисто-голубыми, аквамариновыми и лавандовыми переливами.

Как во сне я вынул мечи и вложил их в пылающую купель. Тёмно-ореховые клинки погружались всё глубже и глубже в жидкий огонь, пока не утонули в нём полностью. Мои руки, обнимающие рукояти, проталкивались навстречу огню, пока полностью не ушли в звёздное сияние.

И началось испытание! Сухой ветер далёкой пустыни ударил мне в лицо. Он давил, пытаясь вытолкнуть меня из Купели, а я сопротивлялся ему. Я сопротивлялся! Я наклонялся всё ниже и ниже, врастая ногами в пол, врезаясь клинками в иссушающий поток. Горло пересохло, и сглатывать стало просто нечем. Едкие слёзы скопились в уголках глаз. Плечи отчаянно заныли. Ветер усиливался. На меня навалился весь СтарКлык, и я чувствовал содрогание от каждой волны, ударяющей в него.

Сжав зубы, я держал его! Перед воспалённым взглядом встал образ плачущего Сато-сана, и холодный дождь той ночи словно омыл меня, придавая сил. Ради него, ради его дочери, столько перенёсшей в жизни, я должен постараться.

Я держался. К едким слезам добавился солёный пот. Кажется, я прокусил в кровь губу, и солёная смесь наполнила мой рот. Жар охватил тело, будто меня зажали между плавильных печей. Воспоминания Айнкрада — двухлетняя борьба со смертью — ожили внутри. Кирито, здесь нет никакой борьбы! Что это испытание по сравнению с любой смертельной битвой Айнкрада?! У меня лишь снижен болевой порог, и меня выдернут из погружения в любой момент, если жизненные показатели ухудшатся.

Надо просто…

И я терпел! Я уже начал гореть, а веки отказывались закрываться, словно под них насыпали золу. Сердце стучало гулко и тяжело под грузом всего океана, волновавшегося на моих руках. Я был ободран до каркаса чистой воли. Прошлое, настоящее и будущее отступило — осталось только желание стоять.

В самый последний момент, уже за гранью моих сил, каменные стены раздались, и дух моего виртуального тела воспарил над зелёными океанскими волнами, прокатывающимися над пустынной бездной. Этот миг полёта — настолько пьянящий и захватывающий — впечатался в память вечно живой частичкой. Я летел к самым дальним горизонтам, прочь от Магических архипелагов, и чем дальше — тем выше становились волны и крепчал ветер. И где-то уже на самом краю, где океан сливается с серым ничто, где пятисотметровые валы бьют в дно земли, там я увидел Его.

Он — как ось мира — вырастал из вод, и океанские брызги долетали лишь до коленей. Мускулы, самый малый из которых был больше острова, в упорном единстве расталкивали Мироздание, олицетворяя саму суть мощи. Руки обнимали перевёрнутый купол неба, а на гордом лице застыли нечеловеческие решимость и твёрдость.

В это мгновение меня выкинуло из вселенной Магических войн, и я обнаружил себя лежащим в тихой комнате, запутавшейся в паутине коридоров. Сисидо-сан взволнованно смотрел на меня, а один из помощников делал какую-то инъекцию. Я непроизвольно глянул на свои руки — ожогов, вроде, нет. А вот глаза и язык действительно высохли.

— Внучек, не надо так надрываться, — в глазах Сисидо-сана застыл упрёк.

— Ну, всё же нормально, — я медленно начал вставать. Отчего-то я испугался, что закружится голова. Хотя нет, действительно, никаких болевых ощущений. Только зверский голод.

— Сходи, поешь, — угадал мои мысли Сисидо-сан. — Тут везде указатели, ты не заблудишься. Кроме

того, каждый сотрудник знает тебя в лицо и всегда поможет.

Идя по длинному коридору, я изучал информационные подписи-стрелки на полу и стенах. Ещё один маленький квест моей жизни. Перед обеденным залом встроенный сканер опознал меня и приветливо мигнул моей фотографией. Я занял место в небольшой очереди. Сразу вспомнилось недавнее посещение «Голема». Пока я уминал несколько порций рыбы с рисом, в голове крутилось воспоминание о пиве в объёмистой деревянной ёмкости и тушёных свиных рёбрышках с кислой капустой. Под конец пришло сожаление, что никак нельзя насытиться виртуальной едой здесь и…

Память! Токио. Императорский дворец. Я и Асуна договорились погулять вместе. Она стоит в одиночестве на улице — девушка в красно-белых цветах гильдии «Рыцарей Крови». Моя Асуна. Она так глубоко в своих мыслях, что произносит свой вопрос вслух:

— Так чем же отличаются наши миры?

— Ничем. Только количеством данных.

Так я сказал тогда. Но это неправда. Виртуальный мир может воспроизвести чувство голода. Чувство сытости — когда плотно поел. Но ты не наешься на самом деле. Не наешься так, чтобы ты продолжал жить.

За соседним столиком раздался смех. Один из молодых людей — по-видимому, рассказчик — держал палочки толстыми концами вниз.

— Да это анекдот времён моего деда, — махнул рукой его сосед.

— Нет, правда. Я клянусь, правда! И я ему говорю: — Да наоборот! Попробуй наоборот!

Словно мучительно вспоминаемое слово что-то закрутилось у меня в мозгу. Наоборот. Попробуй наоборот. Нельзя наесться в выдуманном мире, но наоборот… Нет. Никак. Неожиданно для себя я съел слишком много, и мысли приняли сонное направление. Я убрал поднос в утилизатор и потащился назад. Тихие коридоры ещё сильнее навеяли дремоту. Сато-сан внимательно взглянул на меня и вынес приговор:

— Восемь часов сна. Вот, прими-ка снотворное.

Я проглотил капсулу и плюхнулся на гелеевый матрас. Что со мной такое?

Восемь часов сна. Восемь мгновений смерти, как сказал бы Ницше. Я вскочил, подброшенный внутренней пружиной-будильником. А?

— А-а.

Надо сходить… ну, лицо сполоснуть. А дальше… Дальше -

— Начать соединение!

Закатное небо Айнкрада. Ой, нет. AURO опять сплёл свои мечты с моими. Разумеется, в Айнкраде не могло быть такого неба — облака проплывали за пределами Радиуса, а над головой темнел монолит следующего уровня. Вечернее небо Магических Архипелагов было великолепно. Больше, чем великолепно. В жизни, из-за объективных — чтоб они провалились — физических законов закатное солнце не может делить небосвод с крупными — с кулак величиной — тёплыми звёздами, раскиданными по кошачьему бархату ночи. Тучи не плывут так торжественно, почти не меняя очертаний, полные старого золота на западе, налившиеся малиновым сиропом в зените, затканные жемчужно-серым шёлком — на полночь.

Я стоял у тайного фонтана. Мои мечи привычно — так привычно! — ждали за спиной. Я достал правый и осторожно, словно боясь сломать, раскрыл его характеристики.

«Меч.

Прочность: неуничтожим.

Материал: Арборейский дуб.

Дополнительные характеристики: Фиал маны. Ёмкость 1 500 000 манн».

Я… просто помолчал. Медленно взмахнул мечом, любуясь, как на поверхности вспыхивают кобальтово-синие молнии, прорываясь из наполненной магией сердцевины. Овеществлённое доказательство моей воли. Жалел ли я, что не начал как обычный игрок? В тот момент — нисколько!

Я вышел в узкую крепостную калитку, и, вызвав невидимость, побрёл по пыльной дороге в сторону леса. Сердце, мой верный проводник, потянуло меня туда, словно желая ощутить тепло близкого собрата. Могучие секвойи обступили дорогу, но между их стволами не дерзало вырасти ни одного даже маленького кустика, и закатные лучи прорывались в самую гущу.

Ещё с полкилометра я задумчиво переставлял ноги, вновь мысленно переживая испытание в Купели. Странные вещи — они начались задолго до моего появления в мире Магических войн. Было ли то видение Атланта в череде необычных событий, или являлось обычной заключительной частью квеста? Разум не находил ответа, а интуиция подсказывала, что я здесь отнюдь неспроста.

Дорога обогнула поросший лишайником холм, и я оказался у маленького тёмного озерца, скрытого от глаз путника. Овальное — не больше тридцати метров — оно лежало в песчаной холмистой ладони, как натёк сливовой смолы. Ровную поверхность не рябил даже лёгкий ветерок, не видно было никакой растительности, и лишь высохшие сосновые иголки плавали у берега. На вытоптанном пятачке одинокий гном-рыбак взмахнул удочкой, готовясь к забросу. Шапка-ушанка чуть съехала набок с его зелёного пупырчатого черепа, стекла очков взблёскивали малиновыми сполохами в объятой тенями ложбине.

-И-иииих!

Наживка в идее маленькой ящерки элегантно полетела в самую середину озерца. Я ностальгически улыбнулся. Когда-то на такую вот ящерку — правда, побольше — я поймал…

А-ааа! Не может быть! Магический мир крутанулся вокруг меня. Это… правда, он?! Мои айнкрадовские приключения оживали передо мной. Я тихонько подошёл к приземистому гному, закусив губу.

— Как успехи, Нисида-одзи-сан?

Ну, даже если я и не…

— А-А-А!!!

Почтенный рыбак подпрыгнул на полметра, при этом удочка вылетела из его рук и шлёпнулась в воду.

Естественно, красиво булькнув на прощание, она утонула.

— А-А-А моя любимая удочка!!!

Блин.

— П-простите меня…

— А-А-А кто здесь?!!!

Про невидимость я совсем забыл. Сняв заклинание, я материализовался перед старым знакомым.

— Простите, Нисида-одзи…

-А! Великий Чин! Ведьмак! — гном замер, потом растерянно всмотрелся в моё лицо. — Мы… Вы… я…

— Нисида-одзи-сан, Вы же обещали, что мы ещё порыбачим вместе. Помните, 22-й уровень. Айнкрад…

Это магическое слово отпечаталось кровавым клеймом не только в моей душе. Рыбак подскочил и обхватил меня своими короткими руками.

— Кирито… сынок… внучек…, — дальше он уже не мог говорить. Несколько минут слышались только всхлипы. Я стоял, сам не зная, чего хочу больше: расплакаться вместе с ним или дружески улыбнуться и похлопать по плечу. Успокоившись, Нисида присел на песчаный откос, я устроился рядом. Мы не виделись с того самого дня, как расстались у портала 22-го уровня. Мы с Асуной уходили штурмовать донжон на 75-м, он оставался ждать.

— Ну, как ты? — спросили мы почти одновременно.

— Одним словом не расскажешь.

— Вот уж чего, а времени у меня полно, — замахал руками Нисида. — Я только зашёл — на ночную рыбалку. Кирито-кун, прошу, рассказывай.

И я рассказал. Глядя на крупные тёплые звёзды, я перенёсся на два года назад, к встречам и опасностям, навсегда изменившим меня. Пока я говорил, закат совсем догорел, и ночь раскинулась над Островами Стрекоз. Нисида зажёг масляную лампадку, и мы сидели, вглядываясь в танцующий язычок пламенной стихии. Старый рыбак не задавал вопросов — он молча выслушал мою повесть, так, как пожелал рассказать её я. Опыт его лет наверняка подсказал, что всегда остаются закрытые уголки сердца.

— Ну, а я, — начал Нисида. — после реабилитации, которая, к слову, прошла очень успешно, вернулся к своей работе. За два с половиной года напридумывали кое-что новое, но ничего такого, с чем моя стариковская голова не смогла бы справиться. Я получил две солидных компенсации — от «Тохто» и от «Аргуса». Один из моих молодых племянников открыл своё дело — гидропонную ферму — и звал меня к себе. А ты знаешь, как я люблю море. За мной сохранилась должность внештатного консультанта, и в новом бизнесе дела идут в гору — я получаю не меньше, чем на старой работе. Зато свободного времени гораздо больше. И — ты только не смейся — я получил наследство. Яхту. Очень дальний родственник, давно уехавший в Америку и сколотивший состояние, когда ему перевалило за сто, вспомнил о своих корнях и решил упомянуть в завещании всех родных, кого сможет отыскать. Мир ему, где бы он ни был сейчас. Яхта небольшая, да и содержание стоит денег, но я счастлив!

— Как же Вы попали в WMO?

— А. Ну ты же знаешь, я ищу рыбные места. А здесь водится рыба, которую нельзя поймать больше нигде. Кроме того, врачи рекомендовали мне МРТ-терапию. И вот я понял, что поймаю двух рыб одним крючком. Это озеро, хоть и крошечное, полно загадочных животных. Которые, кстати, неплохо продаются! — Нисида от души рассмеялся. — Профессия рыбака тут вроде не в почёте, но кушать рыбу все мастера. А откуда ей взяться, рыбе? Ты ловишь Спирального Карпа, приносишь его в ресторан, повар готовит суши или рыбу, а ребятишки объедаются, кричат «Вкусно!» и просят добавки. И думают, что еда свалилась с неба прямёхонько на кухню. Только вот…, — Нисида хлопнул большими ладонями. — Пропала моя удочка.

— Я очень виноват… Я попробую исправить….

— Да что ты?! Кирито-кун, не пробуй даже так говорить. Пусть бы я утонул со всем инвентарём. Даже с моей любимой яхтой — это же всего лишь вещи.

— Нисиди-одзи-сан, прошу, примите от меня…, — я уже несколько минут вполглаза пересматривал аукцион и форумы игры, лихорадочно разыскивая что-то стоящее. И снова воздал благодарность моему бездонному счёту. Потом мне придётся, конечно, возместить свои глупые траты директору Сато, но это же для друга.

— Вот. Это вроде неплохая, — смущённо пробормотал я, протягивая удочку. Вообще-то, она была хороша. Удилище из шерла, с янтарными кольцами-скрепами, ухватистой толстой ручкой и переливчатой опаловой катушкой.

— О-о! — расцвёл Нисида, принимая удочку. — «Голубая» — вернее, «чёрная» — мечта рыболова.

Комплект! И даже опаловая катушка Нептуна. Очень редкая! Очень до…. Кирито… зачем ты…

— Вам нравится, Нисида-сан?

— Я в восторге! Из десятка топ-снаряжения эта для меня — лучшая. Она первая среди воздушных — и тяготеет к вторичному ПРАЙМУ Порядка. Сама промеряет глубины, скорость течения и классы рыб в водоёме. Да она чего только не делает. С ней я стану лучшим рыбаком в Гильдии. А, может, Гильдмастером, — Нисида дружески подтолкнул меня локтём. — Сотый уровень умения возьму меньше чем за месяц.

— Э? — не удержался я. — Сотый?

— Аа, — кивнул Нисида. — Тут не то, что в Айнкраде. За два года я прокачался до 747-го. А здесь за шесть месяцев добрался только до 86-го. При этом я могу поймать 95 процентов всей рыбы. Даже не представляю, что они выдумают для Мастера! Впрочем, через год или два обещают ввести корабли — можно будет заходить далеко в океан. Ух, вот где настоящие монстры. Пока что рекорд по речной рыбе — не мой, к сожалению — шестиметровый Ископаемый Осётр. Шесть метров тридцать пять сантиметров. А прибрежная морская…. ммммм… секунду… Штормовая Сельдь длинной 2 метра 5 сантиметров. Теперь с такой удочкой я… Кирито! Может я глупости говорю, но ты можешь достать себе такую же? Какой твой ПРАЙМ, кстати? В этом озерце обитает что-то таинственное! Как в том, на 22-м.

— Такое же шестиногое? — улыбнулся я.

— Кто знает, — азартно крикнул Нисида. — Ах, какая из того выпала удочка! Подлинный раритет игры. Как жаль, что её нет под рукой.

— Ну, вообще-то…, — я, немного смутившись, извлёк невесть как принесённый сюда трофей Асуны. Серебристые искорки, как пепел над костром, запорхали в тёмном воздухе холмов, то взлетая вверх, то падая вглубь сияния. Мы молча любовались её изящными изгибами и руническими узорами на древке.

— Нисида-одзи-сан, а есть ли какой-нибудь квест, связанный с удочкой? Мне думается, не спроста она пришла со мной в этот мир.

— Хм. Есть множество квестов для рыбаков — но, скорее всего, тебе требуется не это. Возможно… На днях ввели тут одно приключение — для этого даже создали небольшой островок. На северо-востоке Архипелага. По сути, это каменистая коса метров сто сплошь из острых каменных глыб. После полуночи недалеко от острова, над морем появляется термитник. Термитов, как рыбу, можно поймать на удочку. Для этого надо — как я понимаю — просто попасть наживкой внутрь термитника. Большего я пока не знаю, — развёл руками старый рыбак. — Отчего-то информация по этому квесту держится в секрете, и даже игроки делятся ей очень скупо. Несколько наших попробовало половить, но только золото зря потратили. Наживка дороже самой дорогой рыбы, что я ловил. А при неудачном забросе она сразу пропадает.

— Нисида-сан, остров называется…?

— Ночной Причал.

Я полез в походную энциклопедию директора ПанЛайн.

— Ночной Причал, — принялся читать я вслух. — Квесты острова. «Двуглавый термитник антиматерии». Условия квеста: Насадка должна быть помещена игроком любым доступным ему средством внутрь термитника. Один или несколько термитов вгрызаются в насадку. Игрок должен извлечь насадку в течение 2-х минут после «вживления» термитов, иначе насадка будет уничтожена.

— Всё, как я говорил, — развёл руками Нисида. — Ничего необычного. Разве что можно использовать навык броска отдельно от навыка рыбалки и забросить наживку просто на магической нитке рукой. Тут некоторые даже плюют изрядно…

— Отдельно, э? А что, прокачанный бросок влияет на рыбалку?

— Да, тут как в жизни. Хорошо бросаешь — попадёшь насадкой в нужное место. SAO это игнорировала, а зря.

Уникальная удочка, невесть каким чудом перекочевавшая из прошлого, мастерский бросок, запредельный навык рыбака, ведьмачье зрение — Судьба явно выправляла мою тропку к Ночному Причалу. Однако…

— Всё же не понимаю, чем ценны эти термиты?

— Больше в описании квеста ничего не сказано?

— Нет. В разделе «Монструм» тоже нет никаких термитов.

— Кирито-кун, а это? Вот, «Квестовые монстры».

— Ай-я, тут на букву «К» так много, проглядел! Есть!

«Термиты.

Термитник является парным доминионом семей термитов.

ПРАЙМ: АнтиПРАЙМ.

Устройство: семья из 5 000 особей под управлением Королевы.

Действие: термит испускает произвольную трансформирующуюся эллипсообразную ауру.

Тип: Бесформенность.

Форма: Облако.

Школа магии: Восьмая.

Время: Постоянно.

Особые параметры: Абсолютный пробивающий эффект. Эффект Анти-щита 2-го уровня.

Урон: 0,5 единиц крови в секунду.

Здоровье: Неуничтожим.

Особые условия обитания: Непосредственный контакт или постоянный ПРАЙМ-канал с источником маны.

Среда обитания: древесина Арборейского Дуба.

Насадка: щепка Арборейского Дуба».

Ну вот всё и сложилось.

— Нисида-одзи-сан, сейчас уже около полуночи. У Вас есть телепорт на остров?

— Постоянного нету, но есть пара свитков. Похоже, редкая штука — эти термиты. Надо обзавестись насадкой.

Я усмехнулся.

— Недавно я добыл. Пару отличных насадок.

— Тогда удачи тебе, сынок. А мне — увидеть твой лучший бросок!

Ночной Причал!

Нас выбросило на острые кулаки скал, и морские волны вмиг промочили одежду. Сила океана здесь почти не сдерживалась, дальний ветер хлопал моим плащом, как крылом летучей мыши, а белые космы волос взвивались за плечами змеиными изгибами. На юго-западе мигали огоньки Архипелага. Моё ведьмачье зрение пробилось сквозь тьму, позволяя видеть окружающее в приглушенном вечернем свете. Нисида судорожно цеплялся за мой рукав — он-то, похоже, не видел ни зги. Впрочем, отступать мой старый друг не собирался.

— Ты видишь, Кирито, ты его видишь?!!! — крикнул Нисида сквозь порывы ветра.

— Да.

Я видел. Метрах в двухстах от нас, над пенящейся морской бездной парил термитник. Два конуса-близнеца, слитых с общим основанием, около пяти метров высотой. Пепельно-серые башни со срубленным верхом, покрытые чернильными пузырями, словно маренго. Из жерл время от времени выплёскивались фиолетово-лиловые сполохи, а на стенках мой острый ведьмачий глаз разглядел извивающиеся дорожки светящихся бусинок, вспыхивающих рубиново-алым.

Термитник, подвластный иным силам, то летел против ветра, то нырял в воздушные ямы, то возносился

ввысь током магических эманаций. Определить, куда он двинется в следующую секунду, было невозможно. И всё же я должен был это сделать. Если что-то пойдёт не так, я лишусь с таким трудом добытых мечей.

Уперевшись покрепче в скалы, я достал мои мечи-фиалы и связал ведьмачьим поясом. Потом извлёк серебряную удочку и насадил ремень на крючок. В углублении между валунов, по колено в воде, за приготовлениями наблюдал Нисида-сан, ухватившись за мой сапог.

Я сжал рукоять удилища. О чём бы мне стоило подумать сейчас? Может, кто-то знает лучше. Я лишь наслаждался Вызовом. Я изо всех сил вживался в то, чем являлся в данный момент.

Холод океанской ночной волны сбил мне в грудь терпко-щемящее желание существовать здесь. Я взмахнул удочкой, и, напрягая все силы, послал мечи ввысь, вложив в бросок горячий ответ на неизвестную мне радость бытия.

Мечи достигли зенита и, как падающие звёзды, устремились к жерлам термитника. Лунная леска путеводной нитью отмечала их траекторию. Летающий остров крутнулся, уходя в сторону, и моё сердце замерло. Всем, что копилось во мне, я потянул его назад. Термитник застыл и… ухнул в воздушную воронку, прямо под падающие клинки. Моё сердце застучало вновь!

Мечи с громким всплеском, словно в жидкое земное варево, вошли в жерла, и лиловый огонь охватил тонущие рукояти. Потом скрылись и они. Алые бусинки исчезли, словно втянулись внутрь. Мне оставалось лишь подсечь в нужный момент, но как раз этого я, хоть убей, не понимал. Требовался опыт жизни, настоящей жизни рыбака, сверхрыбачье чутьё на самую хитрую рыбу, которое приходит с тысячами поклёвок и подсечек. Этого мне и недоставало.

Я уже готовился рвануть удилище, когда большая твёрдая рука протянулась из темноты и, накрыв мою, сжала серебряную рукоять.

— Я помогу, сынок, — услышал я голос старого рыбака. Или это сказал мой отец? Всё смешалось в моей голове, и я уже не мог отличить, что где в этой полуяви-полусне.

Ощущалось приближение шторма. Ветер взревел, и волны с тяжестью осадных таранов обрушились на Ночной Причал. Солёная стылость поползла сквозь кожу к костям. Но большая тёплая рука спокойно сжимала мою руку, и весь мир как бы собрался вокруг этого тепла.

— Пора! — крикнул Нисида-сан. И я дёрнул. Дёрнул так, что удочка согнулась пополам, застыла так на секунды — и распрямилась с ровным гудом. Два фиолетово-алых метеора прочертили штормовое небо, взлетая над островом и падая, падая в мои протянутые руки. Эта сила могла разорвать меня в мгновение, но я жаждал держать её в руках. Я поймал пылающие клинки — рукояти показались лишь чуть теплее, чем обычно. Пурпурный огонь растёкся по их лезвиям, и фиолетовые прожилки раскалились до светло-сиреневого. Они пульсировали по всей длине, словно сердца, крохотными рубиновыми звёздочками, то появлявшимися, то исчезающими внутри. Глаза деревянных волков на эфесах заполнились перегретой лавой цвета гелиотропа. Там, в глубине, извивалось что-то живое, по размерам намного превосходящее алых жучков. И, удерживая меч, я ощущал тёплое биение пульса этого существа.

* * *

Святлячные стрекозки — ночные хозяйки островов — порхали вокруг ламп. Во дворике, выстланном мелким

песком, среди душистых зарослей шиповника и жасмина сидели трое. Атрус внимательно изучал мои мечи. Идентифицировать их теперь, даже с мастерскими навыками, я оказался не в силах. Кроме того, мне так хотелось посмотреть на растерянное выражение на его лице, когда я принесу добытые сокровища. Мы с Нисидой-саном ввалились в два часа ночи, мокрые с ног до головы и, мягко говоря, застали хозяина врасплох.

Нисида-сан сидел рядом, прихлёбывая из баклаги нечто исключительно вкусное, судя по причмокиваниям и закатыванию глаз. Я же отказался от угощения — сейчас я не мог думать ни о чём, кроме нового оружия. Перед Атрусом лежала толстая книга с непонятными мне значками, головоломными геометрическими ребусами и рисунками циклопических машин. Атрус водил пальцем по строкам, заглядывая в разные части книги, и рисовал оранжевые искрящиеся формулы в воздухе.

Наконец он захлопнул гримуар и чуть двинул мечи ко мне.

— Их имя «Когти Гиеса». Их характеристики абсолютно идентичны, так что можешь не бояться путать правый и левый. По прочности — неуничтожимы, не теряют особых свойств. Существа внутри рукоятей — это Королевы термитов. Кроме характеристик обычных особей, эти просто обязаны обладать дополнительными, однако я так и не смог узнать их — либо засекречены, либо пока не созданы. Одно можно сказать с уверенностью — Королева придаёт мечу статус Доминиона анти-ПРАЙМА. Возможно, Королева будет увеличивать количество особей, силу или дополнительные навыки, идти на некое взаимодействие с родственными ей существами Равновесия. Кто знает? Это самое удивительное оружие, которое я встречал в мире Магических войн. Энергия, излучаемая термитами в спокойном состоянии, весьма мала, но постоянна. Десять тысяч термитов поедают около трёхсот манн в минуту или восемнадцать тысяч в час. Поэтому, чтобы прокормить их, пропускная способность твоего астрального канала должна быть не меньше.

Атрус вопросительно взглянул на меня.

— Мммм… эээ…

— Ты не измерял?

— Не-а, — я смущённо поёрзал. — Я как бы даже не знал.

— Тогда запомни. Пропускная способность напрямую зависит от трёх переменных:

— резонанса ауры;

— волновой активности мозга;

— общефизического состояния.

В местных лавках продаются тестеры с пометкой «Данные текущего момента. Точность 90 %». Точная формула засекречена PanLine, однако механика мне понятна. По сути AURO делает следующее: в единицу времени он фиксирует отклонение указанных характеристик от некоего среднего и подставляет полученные числа в формулу. Если результат положителен — идёт прирост маны, отрицателен — ничего не происходит. Если в своём мире ты на эмоциональном подъёме, в комфортном окружении и физически здоров — манна восстанавливается быстрее и…

— Сильнее там — сильнее здесь, — вырвалось у меня.

— Вот именно. По моим наблюдениям среднеигровой показатель составляет три тысячи шестьсот манн в час, то есть одна манна в секунду, что в ситуации с термитами маловато.

— Но ведь существуют же игровые средства восполнения маны? Лечилки?

— Конечно, — кивнул Атрус. — Только, видишь ли, это всё квестовые артефакты. Нельзя прийти в лавку и набрать, сколько пожелаешь. Маги добывают их четырьмя способами:

— из квестовых монстров;

— убивая других игроков;

— заказывая у алхимиков — но для этого нужны ингредиенты, добытые лично;

— в виде призов на состязаниях.

Добытые свитки и зелья крови дарятся, выставляются на аукцион и хранятся в замковых складах…

— А источники ПРАЙМОВ? — напористо вмешался Нисида. — Замечательная штука, кстати, этот Ледяной Морс.

— Источник не положишь в карман, — усмехнулся Атрус. — Кирито они не помогут.

— Атрус-сэмпай, Вы и в волшебные мечи не верили, — напомнил я.

— Прости, Кирито. Я действительно зря засомневался в тебе. Ты уже доказал, насколько сильно ты меняешь дороги Судьбы и переписываешь Её книги. Просто… это не моя сказка, и гусь по временам топчется на моей могиле… Прости, пожалуйста.

Как спины огромных китов на поверхности моря, в глазах мужчины промелькнули тревоги другой жизни.

— Итак. Источники ПРАЙМОВ — это бездонные хранилища структурированной магической энергии. Они подвластны только носителям ПРАЙМОВ — избравших его в начале пути. В большинстве случаев источник существует внутри природного явления или формации.

Земля. Выходы на поверхность пород, сверхнасыщенных драгоценными и полудрагоценными кристаллами. Также и небольшие подземные пещеры с кристаллическими вкраплениями. Тех и других обнаружено девять.

Вода. Родники, сверхглубокие, «бездонные» участки рек, озёрные ямы, пещерные озёра. Их тоже не

более десятка.

Огонь. Вулканы, постоянно подпитываемые лавовые выплески. Грязевые гейзеры.

Всё это стационарные источники. Их нельзя захватить с собой, но они хотя бы на одном месте и непрерывны. А вот что требуется остальным ПРАЙМАМ:

Воздух: Смерчи.

Свет: Радуга.

Тьма: Лунное и солнечное затмение.

Астрал: Короткий промежуток в полнолуние.

Никто не в силах предсказать здесь эти природные явления. Радуга обычно бывает после дождя. Но её может и не быть. А грозовая туча — не всегда с дождём. Сильный ветер, даже буря — не значит смерч. С полнолунием проще, но быстротечность и редкость этого ПРАЙМ-источника сводит на нет его доступность. Затмения же не всегда наблюдаемы из-за облачности и рельефа местности. Но всё это, господин Нисида, — саркастически усмехаясь, Атрус повернулся к старому рыбаку. — доступно хотя бы стоя на земле. А ПРАЙМ-источник Хаоса — это морские водовороты. И по условиям надо находиться не далее тридцати метров от него, чтобы установить ПРАЙМ-канал. Заливов — «Пасть Дракона» зовут их маги — достаточно глубоких и обрывистых, чтобы приливы создали водовороты, и с площадками, позволяющими «дотянуться» до источника, на Островах Стрекоз всего два. На юго-восточной и северо-западной оконечностях. Ну, если Кирито сможет…

— Минуточку, — я положил мечи и встал. — Давайте-ка посмотрим, на что способен я сам.

— Вот именно, сынок, — рассмеялся Нисида. — Давай-ка глянем в волшебным шар.

Атрус пожал плечами, ушёл в дом и вернулся с мерцающим камнем неровной формы величиной чуть больше моей головы. Установив артефакт в чашеобразное углубление стола, Атрус сказал:

— Всё просто. Положи обе руки на кристалл. Примерно через полминуты он заполнится манной, а мы увидим что к чему.

Я подсел ближе и обхватил ладонями камень. Его гладкие, словно отполированные морской водой, грани холодили кожу. Справа над камнем возникла огнистая апельсиново-оранжевая шкала. Донышко кристалла окрасилось небесно-голубым и вместе с этим начали вспыхивать деления шкалы.

500.

1000.

2000…

После 10 000 Нисида весело хмыкнул. После отметки «20.000» Атрус пробормотал, что ведьмаки — малоизученный вид животных и вечно преподносят сюрпризы.

Кристалл заполнился маной до верха, и апельсиновая дорожка застыла на 40 тысячах, мелодично динькнув на прощание.

— Мне по временам кажется, — заметил Атрус. — что за тебя играют ещё десять человек разом.

— Возможно, так и есть. Возможно, по временам, за меня играет вся Япония, — ответил я, приобнажая клинок и вглядываясь в его коричневые, наполненные фиолетовыми молниями, глубины. — Но, возможно, сейчас этого будет мало

Обращение автора к читателям Править

Я от всей души благодарю всех, кто поддерживал меня на долгом и трудном пути написания WARMAGE ONLINE. В данный момент есть идея разместить новеллу в виде электронной книги. Поэтому часть глав я уберу из свободного доступа в сети. Если же с этим ничего не выйдет, или новеллу вдруг напечатает какое-либо издательство, я всё верну обратно. Естественно, я дополнительно выложу механику игры и главы с буквами «а» для тех, кто старше 18-ти лет

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики